Немцы в России

 

СУДЬБЫ НЕМЦЕВ РОССИИ

Совместный вечер организации Haus der Heimat и Seniorenclubа Дружба

 

С Seniorenclubом Дружба читатели Рубежа знакомы. А об организации Haus der Heimat нужно хотя бы кратко рассказать. Основана в 1998 году. Руководитель Хорст Гоббел (Horst Gobbel). Цель сохранение традиций и культуры немцев России, стран СНГ и стран Восточной Европы.

 

Члены общества Ольга Феттер и Лидия Пастарнак решили несколько выйти за эти рамки, предложив провести вечер на тему История наших еврейских соотечественников, на который были приглашены и члены Seniorenclubа Дружба. Вечер, состоявшийся в апреле этого года, прошел с большим успехом.

 

Я посчитал, что естественной благодарностью за это было бы провести в нашем клубе вечер, посвященный российским немцам. Я предложил это Ольге Феттер. Предложение было принято. Название его предложила Ольга. Вечер состоялся 20 ноября.

Вел вечер член нашего клуба Владимир Володарский. С основным докладом о судьбах немцев в России выступила Лидия Пастарнак. Сообщение на ту же тему сделала Ольга Феттер. Владимир Володарский рассказал о трех великих российских немцах Всеволоде Мейерхольде, Святославе Рихтере и Альфреде Шнитке. Его рассказы сопровождались короткими видеосюжетами. Почетный член нашего клуба Израиль Зайдман привел некоторые красноречивые примеры того, как Россия, особенно Советская Россия, отблагодарила немцев за все, что они для нее сделали.

 

Тепло приняли присутствующие на вечере прочитанные  почетным членом клуба поэтом Ильей Шеркером стихи, посвященные немцам, а также выступление женской вокальной группы Volksquelle (Руководитель группы Olga Philipp). Великолепными молодыми голосами девушки исполнили хорошо нам известные песни Одинокая гармонь и Эхо на немецком языке, а также некоторые другие.

 

Ниже приводятся, в большем или меньшем сокращении, тексты выступлений участников вечера.

 Выступает женская вокальная группа Volksquelle

Руководитель Seniorenclubа Дружба

Лев Гершфельд

 

 

История российских немцев

 

Немцы были известны в России с очень давних пор, прежде всего, через династические браки. Но издавна также приезжали и работали в России ремесленники, торговцы, мореплаватели, судостроители, инженеры, врачи, учителя. Служили немецкие наемники в российском войске.

 

В ХVI веке по приглашению царя Ивана IV в Москву прибыли первые немцы для службы при царском дворе. После основания Петербурга в 1703 году были приглашены немецкие, а также итальянские и голландские специалисты, чтобы ускорить застройку и развитие новой столицы.

 

Отправляясь в неизвестность, без языка, в незнакомую среду, чужой климат, немцы испытывали естественный страх. Поэтому везли с  собой свою кухню, своих поваров, врачей, учителей, церковных служителей. Живя в России, приглашали из Германии певцов, музыкантов (совсем как мы теперь в Германии приглашаем из России артистов и певцов, а врачей и учителей частично привезли с собой). Общались между собой по вечерам в своих, немецких, ресторанах.

 

Для нас особый интерес представляет то, что в Петербурге в то время было много инженеров, строителей, архитекторов, механиков именно из Нюрнберга. Преодолевать на чужбине чувство одиночества, оторванности от родины помогало созданное ими так называемое Нюрнбергское гнездо (Nuernbergsnest).

 

Массовая эмиграция немцев в Россию началась после 7-летней войны (1756-1763), которую иногда называют первой мировой войной, поскольку в нее были втянуты все крупные европейские державы. Германия была разорена, раздроблена. А тут как раз к окончанию войны подоспел манифест императрицы Екатерины Великой от 22 июля 1763 года о приглашении в Россию колонистов из Европы. Екатерина преследовала при этом три цели:

 

освоение и возделывание вновь присоединенных земель;

создание живого защитного вала против азиатов;

создание примера эффективного ведения хозяйства для местных крестьян.

 

Колонистам были обещаны большие льготы. Откликнулись самые сильные, смелые, умные. Никакие запреты немецких князей и правителей не смогли их остановить. Русскому консулу во Франкфурте-на-Майне достаточно было представить справку, что у тебя нет долгов перед общиной, и ты имеешь не менее 300 гульденов наличных денег, и тут же человек получал разрешение на въезд в Россию.

 

Эмиграция проходила тремя большими волнами. Первую волну составили выходцы из Гессена. Только в 1764 году выехало около 12 000 человек. Семьями, с детьми, взяв самое необходимое, под снегом и дождем, на лошадях или пешком, но с надеждой на лучшую долю люди отправились в долгий и трудный путь. В пути были болезни и смерти. Часть отправилась водным путем через Северное и Балтийское моря в Петербург, а дальше по рекам и каналам на маленьких судах на берега Волги.

 

Благодаря предоставленным им по манифесту Екатерины привилегиям и собственному трудолюбию, переселенцы из Гессена всего за 4 года устроили себе хорошую жизнь и достаток. А привилегии колонистам были следующие:

 

каждая семья могла получить земли сколько хотела;

освобождение на 30 лет от уплаты налогов;

освобождение от воинской службы;

внутреннеe самоуправление общины;

сохранение своего вероисповедания;

строительство церквей и школ по немецким традициям, служба в церквах и преподавание в школах на родном языке.

 

Эти льготы, зажиточная жизнь колонистов вызывали у местных жителей зависть, были случаи нападений и поджогов, случались драки.

 

Вторую волну переселенцев составили менониты. Это одна из старейших протестантских церквей, которая начала формироваться в 30-х годах ХVI века в Нидерландах и нашла значительное число последователей в Германии. Название свое они получили от имени бывшего католического священника Сименса Менно, возглавившего новую церковь. Менно почти одновременно с Лютером перевел Библию на немецкий язык, добавив в нее некоторые новые положения, главным из которых было: никогда не веди войны, никогда не стреляй. Естественно, это сразу поставило менонитов в изоляцию от общества и государства. Спасаясь от преследований, менониты из района Цюриха и других сначала переселились в Восточную Пруссию, а также в Польшу. А услышав, что есть страна, где не надо служить, можно свободно исповедовать свою религию, говорить на своем языке, да еще и землю бесплатно получить, менониты двинулись дальше на восток.

 

Начиная с 1789 года, поколение за поколением, в течение 70 лет тянулись они в Россию. Первоначально они обосновались на правом берегу Днепра в районе острова Хортица, более поздним переселенцам были отведены обширные земли в Таврической губернии. Правда, со свободой вероисповедания не все так гладко было, поэтому многие из менонитов эмигрировали дальше: на Кавказ, в Казахстан, в Канаду, Аргентину.

 

Третья волна эмигрантов двигалась в Россию из Баден-Вюртемберга и прилегающих районов, частично сухопутным путем, частично по Дунаю и Черному морю. Она тоже растянулась на долгие годы с 1809 по 1870. Селились они вокруг Одессы, в Крыму, на Кавказе. Селились строго по конфессиям: одно село католики, другое евангелисты. Архитектура как дома, в Германии, в центре ратуша, церковь, школа, названия сел, улиц немецкие. Словом, маленькая Германия на  берегу Черного моря. Все привилегии были еще действительны.

 

В 1864 году из Германии эмигрировала семья Kоеhler. Они осели в Бессарабии. Перед Второй мировой войной очень многие немцы были обеспокоены положением в мире и хотели назад в Германию. Семья Kоеhler тоже двинулась в путь. Но война застала их на территории Польши, где мать родила мальчика. Это наш сегодняшний президент Германии Horst Kоеhler. Его родители жили в том же районе Бессарабии, где и мои родители, недалеко от Тирасполя.

 

С начала ХХ века стали сокращать, а лучше сказать отменять ранее предоставленные переселенцам привилегии. Благодарные России и ставшие патриотами новой родины немцы охотно платили налоги. Но начались другие притеснения, в 1910 году запретили преподавание на немецком языке в школах, потом, правда, опять разрешили.

 

Трудный период наступил для немецкого населения с началом Первой мировой войны, когда страна, из которой они произошли, оказалась в состоянии войны со страной, которая их приняла и дала им благополучную жизнь. Начались обвинения: все украинские немцы шпионы, саботажники, изменники. Последовали аресты, ссылки, расстрелы.

 

Далее были революция, коллективизация, раскулачивание, насильственное переселение немцев в казахстанские степи. В 1924 году произошло легкое послабление была организована  Немецкая автономная республика Поволжья. Но голод 1932-1933 годов унес только немецких жизней 300 тысяч и миллионы русских, украинских. Дело доходило до каннибализма.

 

1934 год ознаменовался запретом на религию, уничтожением церквей, арестами и расстрелами церковных служителей как в Немецкой автономии, так и по всей стране. В это же время нацисты жгли книги в Германии.

 

1936-1938 годы так называемые сталинские репрессии, чистка партии, аресты и расстрелы еще в больших масштабах. Это коснулось всех народов СССР, но в значительно большей степени тех, соплеменники которых имели свои государства за границей: финнов, поляков, греков, прибалтов и, конечно, немцев. Немецкий язык был запрещен, немецкие школы закрыты, учителя заменены на русскоязычных. Тем, кто не владел русским языком, пришлось очень тяжело языковых курсов, как ныне в Германии, не было.

 

Когда началась Первая мировая война, российские немцы думали, что они оказались между двумя жерновами. Но что означает действительно оказаться между двумя жерновами, они поняли с началом Второй мировой войны. Тут уж принцип коллективной вины людей только за то, что они родились немцами, был использован на полную катушку. Снова они все стали шпионами, изменниками, врагами народа, но с гораздо более тяжкими последствиями, чем это было во время Первой мировой.

 

С восточного берега Днепра многие немецкие семьи успели отправить в Сибирь и Казахстан. А 28 августа 1941 года вышел известный сталинский указ о немедленной депортации поволжских немцев в Сибирь, на Алтай, в Среднюю Азию. В 24 часа надлежало, бросив дома, хозяйство, скот,  явиться с одной сумкой или чемоданом на пункт сбора на вокзале. Люди не знали, что существует второй, секретный указ семьи уже на вокзале разделить.  Мужчин и женщин, у которых нет детей до трех лет, направить в трудармию, но всех в разных направлениях. Разбросать, рассеять этих немцев по всей Сибири, чтобы не звучала никогда больше немецкая речь на территории России.

 

Долгие годы искали после войны выжившие своих жен, мужей, детей, тех, кто не умер от голода и сибирского холода или 45-градусной жары без воды в степях Казахстана, где только шакалы воют по ночам.

 

Теперь конкретно о судьбе моей семьи.

 

Мои предки переехали в Россию с третьей волной, в 1863 1864 годах. Двигались по сухопутью: две лошади, телега с вещами, а сами пешком. Осели на Украине, на берегу Черного моря, где уже были немецкие колонии. Дед был кузнецом, семья бабушки держала в Одессе постоялый двор, жили в достатке. Там, в селе Kandel Рыбальское в 1942 году я родилась. Украина была захвачена немецкими и румынскими войсками. Русские не успели нас депортировать в Сибирь. А немцы, когда уже отступали, сказали: Вы наши, хоть и фольксдойче, поможете Германию отстроить, восстановить, и забрали нас с собой.

 

Снова пешком, все бросив, не только под снегом и дождем, но еще и под бомбами, гонимая страхом, тащилась моя 25-летняя мать со мной, двухлетней, за руку, и двухмесячной моей сестричкой на руках, брела через пол-Европы. Устав нести ребенка, который от опрелости и голода сутками кричал, мать временами клала ее на телегу. Малышке на кочках военных дорог, видно, отбило легкие, и на территории Польши она умерла, там и похоронена. Осели в центральной части Германии, поселились в подсобном помещении у помещика, работали у него на полях.

 

В 1945 году пришли русские. Говорят: Вы наш, советский народ, поедете домой. Кто не хочет домой? Те, кто похитрее, перебежали к американцам, англичанам. Но по договору между союзниками, те выдали их обратно русским, хотя и знали, что их ждут тюрьмы, лагеря, Сибирь.

 

Как водится у советов, пункт сбора вокзал, в 24 часа, с одной сумкой. Подогнали товарные вагоны, на полу солома, повезли домой. На границе двери заколотили, повесили табличку: Враги народа. Три месяца везли в Сибирь, на Алтай. Зачем, почему, если война уже кончена? У кого спросишь?

 

На станциях давали кипяток. Нужду справляли через отверстие в полу. Умерших и больных выносили. Далее 10 лет ссылки, под комендатурой, отмечаться утром и вечером, хотя бежать было немыслимо: дорог нет, ближайшая станция Алейск в 180 километрах.

 

26 ноября 1948 года через 3,5 года после окончания войны! издается Указ Президиума Верхового Совета СССР Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Великой Отечественной войны. В этом уникальном в мировой практике документе говорилось: В целях установления режима поселения для выселенных Верховным органом СССР в период Отечественной войны чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и др., а также в связи с тем, что во время их переселения не были определены сроки их высылки, установить, что переселение в отдаленные районы Советского Союза указанных выше лиц проведено навечно, без права возврата их к прежним местам жительства. За самовольный выезд (побег) виновные подлежат привлечению к уголовной ответственности. Определить меру наказания за это преступление в 20 лет каторжных работ.

 

9-13 сентября 1955 года состоялся официальный визит в Москву канцлера ФРГ  Конрада Адэнауэра. СССР был заинтересован в экономических отношениях с Германией. Благодаря этому Аденауэру удалось добиться освобождения еще остававшихся в СССР немецких военнопленных. А в последний день визита, 13 ноября, был издан Декрет Верховного Совета О прекращении ограничений в правах немцев и членов их семей, которые находятся на спецпоселении. Но права эти были такие: Без возвращения конфискованного имущества и при сохранении запрета на возвращение в бывшие родные населенные пункты. Это гласно, а негласно немцы были лишены еще многих других прав.

 

И все же жить стало легче. Не стало комендатуры, выдали паспорта. Нельзя было вернуться на Украину или на Волгу поехали на целину. Снова пахали, сеяли, строили уже не землянки, а дома, прокладывали в поселках широкие улицы. Учились, женились, детей рожали, пели, танцевали.

 

С 1963 года наиболее активная часть российских немцев начала открытую борьбу за полную реабилитацию своего народа и полное восстановление его прав. Добились, главным образом, преследований этих активистов. В 70-е годы благодаря борьбе за право на выезд как советских немцев, так и евреев понемногу стали выпускать тех и других.

 

Новый этап борьбы за права российских немцев начался с перестройкой, в частности, немцы добивались восстановления своей автономии в Поволжье. Каждый новый руководитель Советского Союза, а затем России обещал немцам автономию, но она так и не была восстановлена. Этому вовсю сопротивлялись руководители Казахстана и сибирских областей России. Один из главных их доводов был следующий: если немцы от нас уедут, кто же будет работать!?

Лилия Пастарнак и Ольга Феттер

А в 90-е годы добавились разруха, экономические трудности. Единственно, что изменилось в лучшую сторону, уже никто никого не удерживал. И все больше немцев потянулось на свою историческую родину. Уже без войны, не под бомбами, но страх был! Что меня ждет в той все же чужой, неизвестной стране? Что ожидает детей моих, какое будущее в этом жестком, капиталистическом мире? Но вот мы и здесь. Человек привыкает ко всему. И не каждый себя спрашивает: что мы потеряли и что нашли? Жизнь продолжается

 

Моя семья переехала в Германию в 1994 году. В Союзе я окончила Институт иностранных языков им. Энгельса в Ташкенте, 20 лет работала учителем немецкого языка. С 1998 года работаю здесь на такой же работе.

 

Лидия Пастарнак рассказала также об около двадцати немцах, внесших значительный вклад в развитие культуры, науки, промышленности России. Привести все эти краткие биографии мы не можем из-за недостатка места, дадим только более чем краткий их обзор.

 

Юлиус Хойс и Теодор Айнем основали шоколадную фабрику в Москве, которая снабжала царский двор, посольства, российскую знать лучшими шоколадными конфетами в прекрасном оформлении. Созданные ими в 1902 году конфеты Мишка косолапый изготовляются по сей день. Их фабрика Айнем была в 1923 году национализирована и переименована в Красный Октябрь.

 

Леопольд Кёниг внес большой вклад в развитие сахарной промышленности России, занятый в его производствах персонал достигал 20 тысяч человек. Особая его заслуга в том, что наладил производство сахара из сахарной свеклы (вместо импортного сахарного тростника) и создал огромные плантации сахарной свеклы на Украине.

 

Борис Раушенбах, наш старший современник, физик-механик, один из основоположников советской космонавтики, академик АН СССР, лауреат Ленинской премии (1960). Внес большой вклад в теорию управления космическими полетами. В 1942 году был, как немец, арестован в момент, когда работал над важнейшими оборонными проектами реактивными минометами, знаменитыми Катюшами, а также самонаводящимися ракетами. С 1942 по 1948 годы находился в трудовом лагере в Нижнем Тагиле, где поначалу люди находились под навесом без стен при морозах до 40 градусов. За первый год из отряда в тысячу человек половина погибла. Вызволил его из лагеря и вернул в Москву в 1948 году академик М. Келдыш.

 

Что особенно поражает в рассказе Лидии Пастарнак это без преувеличения огромный вклад немцев, наряду с итальянцами, в строительство и украшение Петербурга.

 

Фридрих Браунштайн, садовый архитектор и строитель,  родом, кстати, из Нюрнберга, закладывал все сады при дворцах Петербурга, с фонтанами, скульптурами, каскадами, прудами, павильонами.

 

Георг Фридрих Велтен, придворный архитектор Екатерины II, ввел классицизм в российское строительство.

 

Иоганн Осснер, скульптор: мраморные фигуры Летнего сада, фигуры львов у фонтана Самсон в Петергофе.

 

И еще о многих других рассказала Лидия всемирно известных музыкантах Генрихе Нейгаузе и Святославе Рихтере, менее известном нам, но завоевавшем европейскую славу нашем современнике пианисте-виртуозе Рудольфе Керере, певице Анне Герман, основоположнике заповедника Аскания Нова Фридрихе Фальц-Фейне, выдающихся инженерах и т. д.

 

Лидия Пастарнак

 

 

Мое родное село Friedenstal

 

Ольга родилась на десятилетие позже Лидии Пастарнак, в 1951 году, самые тяжелые годы жизни немцев в СССР захватила лишь краешком. Поэтому ее воспоминания окрашены более в лирические тона, чем в драматические.

 

Наше село Friedenstal (Фриденсталь Долина мира, или Мирная долина) было основано 17 марта 1894 года. В этот день 10 немецких семей прибыло на свободные земли под Оренбургом, чтобы там обосноваться.

 

Прибыли они туда с украинской Волыни, видимо, не совсем добровольно. На Волыни немцы жили издавна, статуса и привилегий колонистов не имели, ибо они не были переселенцами в Россию, а достались России, кстати, как и евреи, по наследству при разделах Польши. После объединения в 1871 году Германии, все немцы оказались в России на положении подозрительных лиц, и их стали переселять из приграничных районов подальше вглубь России, в Сибирь, на Алтай. Оренбуржье это северный край казахских степей, Оренбург одно время (1920 1925) был даже столицей Киргизской (позднее Казахской) Автономной Советской Социалистической Республики. Позднее Россия сочла за лучшее оставить край непосредственно за собой.

 

Прибыли люди, что называется, в чисто поле. В день прибытия погода была теплой, светило солнце, небо было голубое. Женщин и детей поселили в отыскавшийся заброшенный сарайчик, мужчины соорудили шалаши из сучьев и соломы в ближнем лесу. Но буквально на вторую ночь погода резко изменилась, подул снежный буран, стало холодно. Только через 3 недели вновь потеплело. Но поздней весной люди поняли, что они вознаграждены за свои мытарства. С северо-запада место их поселения было окружено лесистыми холмами, на западе протекала речка Донгуз, богатая рыбой и раками. По берегам речки кустарники, много ягод, в долине высокая трава. Но особенно красивой была степь, покрытая сплошным ковром из тюльпанов. В степи жило много зайцев, лис, сурков и даже диких кабанов. Правда, было и много змей.

 

Прирожденные крестьяне, поселенцы первым делом провели весенне-полевые работы, и только когда засеяли землю, взялись за постройку домов. 22 мая того же года в селе родился первый ребенок. В 1900 году построили начальную школу (до 4-го класса). Люди во всем помогали друг другу. В селе появились первые магазины, первая мельница. До сих пор мы, бывшие жители Фриденсталя, помним, кто был в селе первым учителем, первым мельником и т.д. Это тоже показатель культуры поселенцев.

 

В 1926-1927 годах были построены две церкви: одна баптистская и напротив другая, лютеранская. Но уже очень скоро они были закрыты, в одной разместился клуб, в другой семилетняя школа. А несколько позднее начались аресты, ссылки, расстрелы. С началом войны многие мужчины и женщины были угнаны в трудармию, не все вернулись живыми. В 1942 году село было переименовано в Мещеряковка.

 

К счастью, те, кого не забрали в трудармию, остались жить на месте угонять их дальше особенно некуда было. После окончания войны и постепенного снятия с немцев многих ограничений село начало отстраиваться. К 1990 году в селе было 400 жителей, более 120 сельских строений, 6 многоквартирных домов.

 

Но вскоре все опять изменилось: наступившие в стране тяжелые времена, а некоторых, вероятно, и память о пережитых несправедливостях, погнали людей на историческую родину, благо, выезд стал свободным. Пик выезда из села пришелся на 1993 год.

 

Я в Германии с 1995 года. Окончив Оренбургский педагогический институт, работала учительницей, и здесь с 1999 года учительница немецкого языка.

 

Смотрите фотографию каким красивым было наше село.

 

Ольга Феттер

 

Friedenstal

 

Краткие биографии трех великих российских немцев

(в еще более кратком изложении)

 

Всеволод Мейерхольд родился в 1874 году в Пензе в семье владельца водочного завода, лютеранина. Режиссер, актер, педагог, Народный артист Республики (1923). В разное время возглавлял несколько театров, в том числе с 1923 по 1938 годы театр, который так и назывался Театр им. Мейерхольда. Один из крупнейших реформаторов мирового тетра первой половины ХХ века.

Илья Эренбург в книге Люди, годы, жизнь вспоминал: В Париже на спектакле Ревизор, поставленном Мейерхольдом, были по большей части режиссеры, актеры, писатели, художники, любители театра И когда спектакль закончился, эти люди, казалось бы, объевшиеся искусством, привыкшие дозировать свои одобрения, встали и устроили овацию, какой я в Париже не видел. Мейерхольд восторженно встретил Октябрьскую революцию, в 1918 году вступил в ВКП(б).

Вахтангов говорил о нем: Мейерхольд дал корни театра будущего будущее воздаст ему. Революция и будущее ему воздали: в 1939 году он был арестован, под пытками признался в измене родине и был расстрелян.

 

Святослав Рихтер родился в 1915 году в Житомире в семье пианиста, органиста и композитора Теофила Рихтера и Анны Москалевой, дочери помещика. Пианист Рихтер признан одним из крупнейших музыкантов ХХ века, Народный артист СССР, лауреат Сталинской, Ленинской и многих международных премий. Его отец был в 1941 году расстрелян, а сам он, несмотря на все награды и звания, долгое время был невыездным. Последний концерт дал в 1995 году, в возрасте 80 лет, за два года до кончины.

 

Альфред Шнитке родился в 1934 году в Энгельсе в еврейско-немецкой семье, переехавшей в 1926 году из Германии в СССР. Композитор, теоретик музыки и педагог, член музыкальных академий ряда стран. Признан одним из наиболее значительных музыкальных деятелей второй половины ХХ века. Один лишь список созданных им музыкальных произведений опер, балетов, симфоний, концертов, хоров и пр. занимает несколько страниц печатного текста.

 

Владимир Володарский

 

Стихотворения

 

Немецкая семья

 

Здесь расу арийскую славя настырно,

На смерть обрекали народы иные.

А нынче вполне уживаются мирно

Арийцы, евреи и расы цветные.

 

Глаза голубые у фрау Манкофер,

Красивые волосы цвета пшеницы.

А муж её Джон цвета чёрного кофе.

Могло ли такое фашисту присниться?

 

Детей нарожали, души в них не чают.

По улицам людным идут горделиво.

Их бюргеры доброй улыбкой встречают,

Столь внешне не схожих и вместе счастливых.

 

Отец африканец и белая мама

Хватает любви им, тепла и достатка.

Никто упрекнуть не посмеет их прямо,

И редко осудят сегодня украдкой.

 

Две девочки черных, кудрявых и резвых,

Играют в саду с белобрысеньким братом.

Неужто расистские головорезы

На этой земле заправляли когда-то?

 

За границей

 

За границей здесь никто мы.

И придумали, что дома

Были некогда весомы

Не начпромы, так главпомы.

 

Главврачи, главинженеры

Все вращались в высшей сфере.

Врёт иной, не зная меры,

Во враньё своё поверив.

 

Не судите тех, кто грешен.

По серьёзной лгут причине.

Душу вымыслом утешат

Легче станет на чужбине.

 

Мой сосед

 

Бравый старец мой сосед Herr Netto.

Встретимся приветствует: Gruess Gott.

Спросит обязательно: Wie geht es?

Молчаливо мимо не пройдёт.

 

Русским словом удивит при этом.

Взгляд с хитринкой: Девошка, Любью.

Вспоминает старый немец Нетто

Русский плен и молодость свою.

 

Собака

 

Немецкая псина меня понимала.

На русском я с ней говорил языке.

Погладить по шерсти себя позволяла,

Лизнула, виляя хвостом, по руке.

 

Сидел на скамейке приземистый малый.

Смотрел, недовольно крутил поводком.

Собака во мне своего признавала

Хозяин собаки считал чужаком.

 

Илья Шеркер