Книжная полка

 

 

Израиль ЗАЙДМАН

 

Две тысячи лет вместе

История преследования евреев

В двух томах

 

Том 1. От Манефона и Св. Иоанна Златоуста до Гитлера и Идена. 632 стр.

Том 2. От Гитлера и Идена до аятоллы Хаменеи и Барака Обамы. 804 стр.

 

Расширенная аннотация.

 

         

Труд посвящен теме преследований евреев с языческих времен до наших дней.

 

C языческих времен евреи вызывали у народов, среди которых они жили, страх своей религией, моралью и обычаями, резко отличавшими их от всех известных народов. К этому страху вскоре прибавился другой: оказалось, что с евреями трудно конкурировать, особенно в тех видах деятельности, в которых успех зависит от интеллекта. Возник страх неконкурентоспособности. Поэтому главными вдохновителями ненависти к евреям, как правило, становились интеллектуалы – духовные лица и/или светские.

 

Первый известный в истории еврейский погром случился в 38 году н.э. в египетской Александрии, и уже тогда погромная атмосфера была создана греческими интеллектуалами. И на протяжении последующих двух тысяч лет прослеживается четкая закономерность: по мере прогресса общества и, соответственно, возрастания в нем роли интеллектуалов, юдофобия усиливается. Иначе говоря, когда в христианском обществе жизнь светлеет, для евреев темнота сгущается.

 

Хотя фундамент юдофобии был заложен во времена язычества, величественное здание антисемитизма – на века – было создано христианством. Христианство, во всех отношениях обязанное своим возникновением евреям, «отблагодарило» их созданием навета об убийстве ими Иисуса Христа. Исследование вопроса с самых разных сторон показало, что для этого обвинения нет никаких оснований.

 

Христианам за два тысячелетия пора бы уже определиться: хотят ли они, чтобы Иисус стал Искупителем их грехов или нет? Если да, поиск виновных в крестных страданиях Иисуса теряет всякий смысл: им следует признать, что «виновник» здесь один – Всевышний, пожертвовавший Своим Сыном ради них. С этих позиций обвинения евреев или даже римлян, распявших Христа, являются  осуждением воли Божьей и страшным богохульством.

 

Это прекрасно понимали отцы-основатели Церкви и, надо думать, эту очевидную истину, вытекающую из самой сути христианства, понимали последующие поколения высших иерархов Церкви, Считать по-другому было быть оскорбительно для них, ибо это означало бы сомневаться в их умственных способностях.

 

Но почему же они проповедовали ненависть к евреям? Дело в том, что в догматике христианства заложен особый, самый страшный страх перед евреями или, точнее сказать, – перед иудаизмом.

 

Чем привлек Новый завет миллионы язычников? Прежде всего тем, что освободил их от страха смерти, пообещав вечную жизнь уверовавшим в Христа, в его божественную природу и роль Искупителя их грехов. А евреи своим упорным непризнанием Нового Завета и божественности Христа порождали сомнения: а вдруг они правы? Чем возвращали христиан к этому экзистенциальному страху. Чтобы  хоть как-то заглушить его, было два способа: вынудить евреев креститься, а если они продолжали упираться – убить, чтобы глаза не мозолили и душу не бередили.

 

Можно указать несколько косвенных подтверждений этой гипотезы. Каково бы даже ни было участие евреев в судьбе Христа, казнили его римляне. Нынешние итальянцы могут считаться их потомками в той же мере, как нынешние евреи – потомками древних евреев. Но итальянцев никто в муках и казни Христа не обвиняет. Чем они в данном аспекте отличаются от евреев? Только тем, что признали Христа Спасителем.

 

Хорошо известно, что в Средние века евреям в мусульманских странах жилось, как правило, неизмеримо лучше, чем в христианских. Мусульмане тоже порой бывали не прочь обратить евреев в свою веру. Но никогда это стремление не приобретало такой страстности, такой остроты, как в христианских странах. Просто: над мусульманами не довлел тот экзистенциальный страх, который мучил просвещенных христиан.

 

Естественно, догадываясь об истинной причине упорства евреев, высший клир не спешил делиться своими сомнениями с темной массой прихожан и мало отличавшимся от этой массы низшим клиром: вниз спускалась версия об «убийстве этими злокозненными евреями нашего Спасителя».

 

Инициированные этим обвинением двадцативековые преследования и убийства евреев свели христианскую идею к нулю и перечеркнули упования верующих в Христа на жизнь вечную.

 

После того, как в 325 году христианство было признано государственной религией Римской империи, отцы Церкви уж постарались, чтобы евреи были низведены практически до состояния рабов.

 

Но полтора века спустя случился облом: в 476 году Западная Римская империя под натиском варваров рухнула. Последующие VI – X века получили в истории название темных. Темными их называют потому, что Западная Европа практически утратила достижения греко-римской (античной) цивилизации. На месте бывшей империи образовался конгломерат из мелких и мельчайших государственных образований, к тому же весьма неустойчивых: одни завоеватели вытеснялись другими, другие – третьими, они боролись друг с другом, объединялись, разъединялись, частично перемешивались…

 

И вот, по известному нам уже закону, эти «темные века» оказались для евреев самыми «светлыми» за все века их совместного с христианами существования. Можно даже сказать, что эти 500 лет евреи в Западной Европе благоденствовали. Причина проста: здесь практически не стало интеллектуалов. Светских не стало совсем. Церковь тоже понесла большие кадровые потери, да ей и не до евреев было.

 

Только-только успевшая вкусить плоды обретенного ею статуса государственной, она вдруг опять оказалась на холоде самостоятельного существования. Более того, она осталась на всей этой огромной территории единственным интегрирующим началом. Надо было спасать самою себя и общую ситуацию в бывшей империи, что означало – срочно христианизировать эти наваливающиеся со всех сторон полчища язычников.

 

В возникших на территории западной части империи государствах евреи остались, если не считать немногочисленных служителей церкви, практически единственным образованным элементом. Властители новообразованных государств наперебой приглашали их к себе. Евреи занимали важные посты при дворах, особенно на дипломатической службе, на них держалась международная торговля – уже потому, что кроме них почти никто не владел языками других народов и стран. Огромна их роль была и во внутренней торговле, ремеслах, медицине, юриспруденции и т.п. Особенно хорошо евреи чувствовали себя в сильнейшем государстве той эпохи – империи Каролингов.

 

Подтверждением общей закономерности может служить тот факт, что в восточной части Римской империи, получившей позднее название Византии, положение евреев в целом было значительно хуже, чем на западе: эта часть бывшей империи не подверглась столь массированному нашествию варваров, ее культура, Церковь и интеллектуальный слой в значительной степени сохранились.

 

В IХ веке и на Западе Церковь начала приходить в себя, выросли новые ее просвещенные кадры, и тут же возобновилось наступление на евреев. Но правители по-прежнему видели от евреев только пользу, да и народные массы долго еще не удавалось как следует натравить на них. Еще даже в Х веке положение евреев, если не считать отдельных эксцессов, оставалось стабильным. Все же работа оклемавшейся Церкви не осталась втуне: создавался хороший юдофобский задел на будущее.

 

Возник еще один фактор, работавший против евреев: среди христиан появились свои ремесленники и торговцы, видевшие в евреях нежелательных конкурентов.

 

Но перелом в отношении к евреям на Западе произошел в эпоху Крестовых походов, начавшейся в 1096 году и охватившей ХI и ХII века. Эпоха эта оказала двойное отрицательное влияние на положение евреев в Европе. Призыв папы Урбана II к христианам идти в Святую землю, чтобы освободить ее от неверных имел несколько неожиданное следствие: некоторые отряды крестоносцев, которые правильнее назвать шайками, вдруг обнаружили, что неверные имеются тут на месте. И очень кстати они вспомнили, что Церковь о них давненько отзывается как о врагах Христовых. Так зачем отправляться за тридевять земель, где сарацины еще зашибить могут, не лучше ли закалить мечи в крови безоружных евреев? К тому же, у них есть чем поживиться. В итоге многие еврейские общины Франции и Рейнской области перестали существовать.

 

Но, пожалуй, еще более гибельным для евреев оказалось пролонгированное действие эпохи Крестовых походов на европейское общество. Более тесное соприкосновение с культурой Византии и Арабского Востока дало толчок развитию культуры Западной Европы. Не зря уже во второй половине следующего, ХIII века, в Италии возникло Протовозрождение, а в ХIV веке вовсю расцвела культура Возрождения, затем захватившая другие западноевропейские страны.

 

Наряду с церковными интеллектуалами в Европе вновь появились светские интеллектуалы, ряды которых стали довольно быстро расширяться. Словом, в Европу пришел прогресс, пришел свет, Что это означает для евреев, вы уже знаете: для них стала сгущаться тьма.

 

К церковным проповедям прибавились светские представления на религиозные темы. Надо ли говорить, что гвоздевой темой были смертные муки Христа? Римских легионеров почти не было видно, зато евреи-мучители были представлены во всей красе. На эмоциональную средневековую массу эти представления оказывали огромное впечатление. К драматургам вскоре прибавились скульпторы: на фронтонах храмов появились соответствующие изваяния. Некоторые сохранились до сих пор.

 

В итоге, если до ХI века юдофобия была, в основном, явлением внутрицерковным и плохо прививалась народным массам, то теперь она приобрела всенародный характер. Чего только не стали приписывать евреям: убийства христианских детей с целью выпечки мацы на их крови («кровавый навет»), похищения гостии с целью ритуальных издевательств над Христом, отравление колодцев, намеренное распространение чумы и пр. и пр. В той атмосфере массы были готовы всему поверить. К этому имелись еще дополнительные стимулы: устранить опасного конкурента, избавиться от кредитора и самый распространенный – пограбить евреев, завладеть их домами и имуществом.

 

К концу средних веков объединенными усилиями Церкви и деятелей литературы и искусства был создан такой образ евреев, который, по сути, легитимировал любое обращение с ними, вплоть до убийств. В этом образе не осталось ничего человеческого, поэтому заповеди Христа о любви и милосердии даже к врагам на евреев естественным образом не распространялись. Как могло быть иначе, если людям ежедневно внушали, что евреев ненавидит сам Всевышний.

 

Евреи были лишены всех гражданских прав. Например, в 1343 году Людовик Баварский объявил евреям Нюрнберга: «Вы нам принадлежите, вы сами и все ваше имущество, и мы можем использовать его и поступать с вами по нашей воле и желанию». В 1385 году представители тридцати восьми городов, собравшиеся в Ульме, провозгласили всеобщее освобождение от долговых обязательств евреям.

 

Если их не громили, то изгоняли. В 1290 году евреи были полностью изгнаны из Англии, век спустя – из Франции, в конце следующего века – из Испании и Португалии. Из Германии и Италии полностью изгнать их, ввиду феодальной раздробленности этих стран, не получалось. Но и здесь оставалось очень мало городов, где евреи могли длительное время проживать.

 

Изгоняемые из Западной Европы евреи все больше скучивались в странах Восточной Европы, больше всего – в Польше и Литве, где в них еще была нужда. Но в ХV веке и там уже были зафиксированы погромы и изгнания евреев.

 

На пороге Нового времени, в 1515 – 1516 годах в Венеции было создано первое еврейское гетто.

 

* *  *

Как и ранее, каждый новый шаг прогресса в христианском обществе оборачивался новыми обвинениями в адрес евреев и, соответственно, новыми их притеснениями и гонениями. Приведем этому пару примеров, относящихся к началу ХVI века, то есть уже к началу Нового времени.

 

В позднем Средневековье «модными» стали гонения на еврейский талмуд, завершавшиеся, естественно, сожжением книг. Последний такой процесс был инициирован еврейским ренегатом Пфефферкорном, мстившим за что-то своим бывшим единоверцам. Его горячо поддержали монахи-доминиканцы и все ретрограды того времени. Дискуссия растянулась на 12 лет – с 1505 по 1517 годы. В защиту талмуда выступила группа ученых-гуманистов Майнцского и Кельнского университетов во главе с известным правоведом, филологом, теологом и, что особенно важно, гебраистом высокого класса Иоганном Рейхлиным. Немецких гуманистов горячо поддержал самый большой светоч гуманизма того времени Эразм Роттердамский (1467 – 1536). Невежда Пфефферкорн и его сторонники были посрамлены, и собранные для сожжения книги были евреям возвращены.

 

Значение этой победы гуманистов вышло далеко за первоначальный предмет дискуссии. Она утвердила в Европе право на свободу мнений, новый научный дух. Дискуссия закончилась в 1517 году. И в этом же году со своими знаменитыми тезисами выступил Мартин Лютер, с этого началась европейская Реформация. Несомненно, победа Рейхлина и его сторонников в споре о еврейских книгах внесла свой вклад в это событие, ставшее одной из важнейших вех мировой истории.

 

Но… в то же время гуманист Рейхлин писал о «вероломной мести» Пфефферкорна своим соплеменникам, что она «соответствует духовной сути его еврейских предков». Еще определенней выразил свое мнение об этом ренегате ближайший соратник Рейхлина Ульрих фон Гуттен: «Германия не могла породить подобное чудовище: его родителями были евреи, и он остается им, даже если он и погрузил свою недостойную плоть в крещение Христово».

 

А самый гуманист из гуманистов той эпохи Эразм Роттердамский в письме друзьям писал: «Пфефферкорн проявляет свою истинную еврейскую суть. Он проявил себя вполне достойным своего племени. Его предки обрушились на одного Христа, а он выступил против стольких замечательных и знаменитых людей».

 

Таким образом, самые выдающиеся люди эпохи выступили в описанном споре не столько в защиту еврейских книг, сколько в защиту принципа интеллектуальной свободы, за что им честь и хвала. Но одновременно они продемонстрировали откровенный антисемитизм, причем это было первое открытое проявление расового антисемитизма: для них крещеный Пфефферкорн  оставался евреем и потому – порочным человеком. Они мыслили как Гитлер… и Сталин.

 

Но идем дальше. Мы только что уже сказали, что выступление Мартина Лютера в 1517 году с его знаменитыми тезисами стало одной из важнейших вех мировой истории. Добавим: это была, несомненно, веха на пути прогресса. Но – чем она обернулась для евреев? Тем же, что и все большие вехи на пути прогресса христианского общества.

 

Лютер не без оснований считал, что его реформа христианства приближает его к иудаизму, и на этом основании ожидал массового крещения евреев в его веру. Когда его ожидания  не оправдались, он обрушился на евреев с бранью, которая коробила даже некоторых его последователей.

 

Английский историк Пол Джонсон так оценил его юдофобию: «Его памфлет „О евреях и их лжи“ можно назвать первым трудом в жанре современного антисемитизма и огромным шагом вперед по пути к Холокосту».

 

А это мнение французского историка Льва Полякова: «Принятая Лютером точка зрения на „еврейский вопрос“ имела гигантские последствия,..  подготавливая ту почву, на которой через четыре века смогла появиться ересь гитлеризма».

 

Таким образом, уже в самом начале Нового времени, за 400 с лишним лет до Холокоста, начали закладываться его основания.

 

На первый взгляд, в этом нет ничего нового: мы ведь не раз отмечали, что каждый шаг прогресса в христианском обществе означает новые бедствия для евреев. Но, как и положено Новому времени, его начало ознаменовалось новинкой и в этом отношении. Заключалась новинка в том, что теперь прогресс в христианском обществе непосредственно мог означать также улучшение положения евреев, но в долгосрочной перспективе тем сильнее оборачивался против них.

 

С общей гуманизацией общества становилось неприлично устраивать еврейские погромы, а позднее – и изгонять евреев. Но ненависть к ним никуда не девалась – загонялась вглубь, копилась, пока в ХХ веке не разрядилась гигантским взрывом.

 

*  *  *

На всех вехах прогресса европейского общества мы здесь остановиться не можем. Но вот одна из крупнейших вех – век Просвещения, как назвали ХVIII век. Особенно это относится ко второй его половине. 

 

Это было время, когда творили такие титаны просвещения и гуманизма как Вольтер, Дидро, барон Гольбах, Руссо и др. Все они были антиклерикалами, Вольтер, самый титанистый из титанов, призывал: «Раздавить гадину!», имея в виду Церковь. Но, как оказалось, правило «враг моего   врага – мой друг» не всегда справедливо: семнадцать веков Церковь преследовала евреев за то, что они «распяли Христа» и «отказываются принять его учение». А в ХVIII веке вожди Просвещения, отвергавшие Церковь, вознегодовали на евреев за то, что еврей Христос создал учение, взятое на вооружение Церковью.

 

Впрочем, накал чувств, которые самый титанистый питал к евреям, только этим объяснить трудно. В его главном труде, «Философском словаре», из 117 статей около 30 содержат обвинения в адрес евреев. Статья «Еврей» – самая длинная в словаре, насчитывает тридцать страниц.

 

Вот образец его юдофобского красноречия: «Евреи являются не чем иным, как презираемым и варварским народом. Они – самые наглые из всех людей, ненавидимые всеми их соседями… Я не буду удивлён, если эти люди когда-нибудь станут подлинным бедствием для всего человечества. Евреи внушают нам ужас… короче говоря, это самый гнусный народ в мире. Тем не менее, их не следует сжигать на костре». Нацисты, учли его совет: очень уж хлопотный и малопроизводительный метод, и изобрели газовые камеры.

 

Другие титаны просвещения выражались не столь цветисто, но их юдофобия была очевидной и нескрываемой. А влияние их – не  только во Франции, но и во всей Европе было огромным. Именно тогда появилось выражение «Властители дум», и относилось оно к ним.

 

Пол Джонсон так оценивает их вклад в святое антисемитское дело: «В итоге французское просвещение, идя навстречу чаяниям евреев в этот момент, оставляло им довольно мрачное наследие на будущее. Потому что этих французских писателей, и прежде всего Вольтера, широко читали по всей Европе – и подражали им. Вскоре и первые немецкие идеалисты, вроде Фихте, подняли ту же самую тему. Труды Вольтера и его коллег были знаменем и основополагающим документом современной европейской интеллигенции, и поэтому для евреев было трагедией, что в них содержался вирус антисемитизма. Так прибавилось еще одно наслоение в исторически сложившейся громаде антисемитской полемики. Поверх языческого фундамента и христианского подвала возник еще и светский этаж. В каком-то смысле этот этаж грозил наиболее серьезными последствиями, поскольку он гарантировал, что ненависть к евреям, которую подогревал так долго христианский фанатизм, переживет даже спад религиозного духа».

 

Тут требуются два уточнения. Первое: Французское Просвещение и шагу сознательно не сделало навстречу чаяниям евреев в тот момент. Другое дело, что их идеи так изменили атмосферу в обществе, что еще до революции королевская власть озаботилась положением евреев в стране, а затем революция, которой тоже способствовали их идеи, довершила процесс, объявив эмансипацию евреев, которая, таким образом, стала побочным результатом деятельности титанов Просвещения.

 

Второе: Джонсон зря обижает христиан. Поверх языческого фундамента они возвели не жалкий подвал, а грандиозное здание христианского антисемитизма. В начале XVI века Эразм Ротердамский, Рейхлин и их единомышленники только наметили каркас крыши этого величественного здания, которую должен был составить расовый, или светский, антисемитизм. А титаны Просвещения взялись уже эту крышу строить. Многого не успели, но задел для будущих строителей крыши оставили хороший.

 

*  *  *

Итак, Великая французская революция даровала евреям гражданское равноправие. Армии революционной Франции несли еврейскую эмансипацию на своих штыках в другие европейские страны. После поражения Наполеона кое-где имел место откат, но атмосфера в Европе уже изменилась, и через некоторое время равноправие евреям опять возвращали. Последними в Европе равные права получили евреи России и Румынии, уже в начале ХХ века. Но в Западной Европе евреи были более или менее эмансипированы к середине ХIХ века. Казалось бы, чего же боле?

 

Но случилось непредвиденное. Европейцы забыли, а, может, и не знали, что еще в античную эпоху греки и римляне жаловались, что с иудеями трудно конкурировать в тех областях деятельности, где требовался интеллект. И в темные века евреи были в Западной Европе практически единственными интеллектуалами. Затем на многие века они были оттеснены в самые не престижные профессии. Но когда им дали равные права, долго сжимаемая пружина еврейского интеллекта распрямилась: еврейская интеллектуальная лавина стронулась и понеслась со все большим ускорением, сметая, как казалось многим христианам, все на своем пути.

 

Одно дело было, когда евреи в средние века составляли конкуренцию туземным ремесленникам и торговцам, и совсем другое – когда они стали более чем успешными конкурентами цвету европейских наций, туземным интеллектуалам, «властителям дум». К середине ХIХ века, когда эта проблема ясно обозначилась, влияние Церкви на общественное мнение в западных странах существенно уменьшилось, пальму первенства в этом деле перехватили светские интеллектуалы. Этому способствовал ряд факторов. Значительно выросла численность самих интеллектуалов. Что не менее важно, в результате повышения грамотности населения в обществе резко вырос процент людей, способных воспринимать их идеи. И что, возможно, было самым главным, гигантски возросла роль СМИ – газет и журналов, а позднее – радио.

 

На первый план, как в античные времена, опять вышли зависть и страх неконкурентоспособности – не всегда только личной, но иногда и национальной. Разве можно было терпеть, если, например, лицом немецкой культуры становился еврей Генрих Гейне?

 

Во Франции – родине еврейской эмансипации – уже в середине ХIХ века негодование просвещенных кругов общества вызывало то, что еврейская молодежь захватывала все первые места и призы в лицеях и университетах. К концу века это вылилось в дело Дрейфуса.

 

В Германии в последние десятилетия того же века в гимназии из ста мальчиков-христиан поступали трое, а из ста еврейских мальчиков – двадцать шесть. В итоге в 1900 году во Франкфурте-на-Майне 63% всех евреев имели годовой доход выше 3000 марок – уровень, которого достигли лишь 25% протестантов и 16% католиков. В 1905 году в Берлине численность евреев составляла менее 5% от всего населения, но они давали 30% всего годового налога. К моменту прихода нацистов к власти 20 ученых Германии были удостоены Нобелевской премии в области науки, из них 8 (40%) были евреями –  притом, что евреи в населении Германии составляли менее 1%. Даже в царской России, где евреям ставились всяческие препоны к образованию, к моменту падения царизма каждый четвертый юрист и каждый шестой врач были евреями.

 

Пол Джонсон так характеризует этот процесс; «В течение жизни одного-двух последних поколений перед Первой мировой войной способные евреи выходили на арену жизненного соревнования в ошеломляющем количестве».

 

Но уже веком ранее, в конце ХVIII века, когда эмансипация только намечалась, как пишет Лев Поляков, «некоторые авторы высоко оценивали вклад евреев в немецкое Просвещение, в то время, как другие уже жаловались на засилье „этого семени Авраама, бесчисленного как песок на морском берегу“». Евреев в Германии была горстка, менее одного процента, и успеха поначалу добивались немногие. Но, как известно, у СТРАХА глаза велики…

 

*  *  *

Но – какое счастье – к услугам всех недовольных новым еврейским засильем было наследство титанов Просвещения – расовый, или светский, антисемитизм. Нет, конечно, его старший брат –религиозный антисемитизм – не был сдан в утиль, в некоторых странах, как, например, в Ирландии или Польше, он по-прежнему играл заглавную роль, в других – помогал младшенькому. В конце концов, дело-то было общее.

 

Выше уже отмечалось, что немецкий философ Фихте (1762 – 1814) стал как бы мостиком от титанов французского просвещения к немецким идеалистам-романтикам. В первом своем значительном труде (1783) он писал о евреях: «Чтобы защититься от них, я вижу только одно средство: завоевать для них их землю обетованную и выслать туда их всех». Через 10 лет (1793) ему так виделась эмансипация евреев: «… предоставить им гражданские права возможно лишь при одном условии: в одну ночь отрубить им всем голову и приставить другую, в которой не будет ни одной иудейской идеи».

 

Повторимся: это писалось тогда, когда интеллектуальное наступление евреев только намечалось. А человеком уже явно владеет СТРАХ, СТРАХ даже не личной, а национальной неконкурентоспособности.

 

Что с этим делать? В двух цитированных трудах Фихте уже содержится эскиз обоих этапов нацистского решения «еврейского вопроса»: сначала, по крайней мере, до 1939 года они действительно пытались выселить всех евреев в землю обетованную, в СССР или куда угодно еще, но, когда из этого ничего не получилось, им ничего не оставалось, как прибегнуть к «окончательному решению».

 

Но не будем забегать вперед. Когда успехи евреев в разных областях интеллектуальной  деятельности обозначились самым явным образом, стало ясно, что они не могли быть достигнуты честным путем. Совместными усилиями интеллектуалов разных европейских стран еще в первой половине ХIХ века был создан миф о заговоре по установлению еврейского мирового господства, который в конце того же века заботами царской охранки был доведен до своего совершенства – «Протоколов сионских мудрецов».

 

В итоге, после некоторого улучшения положения европейских евреев в конце ХVIII – начале ХIХ века, в Европе и шире –  во всем христианском мире – с середины ХIХ века начала подниматься гигантская волна нового антисемитизма.

 

Поскольку на дворе были гуманизм и зарождающиеся права человека, в так называемых цивилизованных странах волна эта, не находя выхода, накапливала энергию ненависти и вздымалась все выше, пока не разрядилась в Холокосте (как выяснилось позднее, не до конца).

 

Холокост был не чисто немецким проектом, а общеевропейским, а еще точнее – общехристианским. Непосредственными его предтечами можно считать немца Рихарда Вагнера, француза Эдуарда Дрюмона, англичанина Хьюстона Чемберлена. Огромным был коллективный вклад в формирование его идеологии российских черносотенцев.

 

Прекрасным поводом для раскрутки антисемитской истерии во всем христианском мире послужил большевистский переворот в России, который заинтересованными кругами представлялся как важная веха воплощения еврейского заговора по захвату власти над миром.

 

А, с другой стороны, в связи с публикацией в Англии Декларации Бальфура (которая, кстати, по времени совпала с большевистским переворотом), в христианском мире поднялась волна протестов против возможного «захвата» евреями Святой земли.

 

10 марта 1919 года папа Бенедикт ХV на заседании папской консистории выразил свое возмущение в связи с планом возвращения евреев в места, которые на протяжении столетий «наши предшественники и христиане Запада пытались вырвать из-под гнета неверных ценой хорошо известных упорных и длительных усилий». Вскоре эта речь была опубликована на страницах папского официоза «Civilta Cattolica» в расширенном виде, с добавлением темы народа-богоубийцы; утверждалось, что Святые Места находятся под непосредственной угрозой попасть под власть «врагов христианской цивилизации», которые приложат все усилия, чтобы разрушить христианство «даже в его колыбели».

 

Одно из французских изданий в январе 1920 года призывало: «Необходимо сформировать общественное мнение в христианских странах… Нужно организовать поддержку глубоко обеспокоенному понтифику, следует обратиться к христианским народам со словами о христианском идеале, о том, что будет позором, если мы допустим, что колыбель нашей религии попадет под политическое господство иудаизма, замаскированное или открытое… Второе средство … состоит в убеждении крестьян не продавать свои земли евреям, доказывать им, что в будущем цена этих земель сильно возрастет… Наконец, спасительной необходимостью является союз между христианами, а также христиан с мусульманами…»

 

То есть уже тогда намечался союз христиан с мусульманами против евреев. Но мусульмане тогда были слишком слабы, а главное – появился Гитлер, и показалось, что проблему можно решить без мусульман.

 

Европа 30-х годов прошлого века кишела диктаторскими, фашистскими и полуфашистскими режимами, непременным атрибутом которых был антисемитизм. Но и в «демократических» странах, как грибы после дождя, росли и множились антисемитские партии и организации.

 

Во Франции в эти годы распространялись материалы, в которых сообщалось, что евреи хотят использовать французскую армию как орудие для уничтожения Гитлера. Поэтому война с Германией будет войной в защиту евреев, войной, спровоцированной ими. Гитлер не хочет войны; но есть нация, желающая войны и страстно рвущаяся к ней – еврейская нация. Война 1914 года была начата евреями, и это может повториться: снова христианские народы натравливают друг на друга для взаимного уничтожения на благо еврейства.

 

Накал антисемитизма во всем христианском мире к 30-м годам ХХ века достиг уровня, невиданного со времен Средних веков. В итоге этот мир оказался готовым к тому, чтобы выполнить выпавшую на его долю почетную задачу: не допустить, чтобы значительная часть евреев вырвалась из ареала будущего Холокоста.

 

А когда нацисты начали выполнять свою программу, практически во всех оккупированных странах они нашли достаточно пособников, с радостью включившихся в процесс уничтожения евреев.

 

Но наиболее интригующа роль в Холокосте стран, выдававших себя за борцов с бесчеловечным нацистским режимом. На деле они воевали за свои геополитические интересы, и только. А что касается евреев, трудно отделаться от впечатления, что в этом пункте их интересы не сильно расходились с нацистскими. 

 

Великобритания, пообещав в 1917 евреям создание в Палестине их «домашнего очага», в 30-е годы гораздо больше озаботилась отношениями с арабами и потому практически закрыла еврейскую иммиграцию туда. Высшие круги Британии заразились континентальной болезнью – раздражением против евреев, которые слишком  успешно вклинивались в их ряды.

 

В США до последних десятилетий ХIХ века не было серьезных проявлений антисемитизма. В результате вызванной убийством Александра II волны еврейских погромов 1880-х годов и последовавшей за этим волны эмиграции еврейское население США увеличилось с 275 тыс. (0,5%) в 1880 г. до 1млн. 100 тыс. (1,5%) в 1900 г. Но не эта масса вновь прибывших нищих евреев вызвала подъем антисемитизма в стране. «Момент истины» наступил в начале нового века, когда из колледжей и университетов валом повалили дети тех нищих евреев, становясь профессорами, журналистами, режиссерами, продюсерами кино и т. п. Возникла та же ситуация, что и в Старом Свете: «Евреи захватывают все места!»

 

А к 1925 г., после двух новых и намного более кровавых волн погромов в России и подобных явлений в некоторых странах Восточной Европы, численность евреев в Штатах, по разным данным, достигла 3,8 – 4,5 млн. (3,3 – 3,9%). И «патриотические» (читай «антисемитские») организации в США начали расти как грибы. В 30-е годы в листовке, которую распространяла одна из молодежных организаций, говорилось: «Чтобы обрести вечный мир и процветание, каждый народ должен убить своих евреев».

 

А вот самый красноречивый результат работы этих организаций: в 1942 году, когда США находились в состоянии войны с Японией и Германией, на вопрос социологов, кого они считают главной угрозой для Америки, вариант «евреи» набрал у американских граждан в три раза больше голосов, чем «японцы», и в четыре раза больше, чем «немцы».

 

В итоге в самый трагический момент истории европейского еврейства Америка оказалась практически закрытой для еврейских иммигрантов.

 

Для полноты картины приведем еще характеристику, которую Уильям Перл в своей книге «Заговор Холокоста: международная политика геноцида», дает Макензи Кингу, бывшему в те годы премьер-министром Канады: «Этот человек обожал Гитлера» и считал, что «Он может оказаться одним из спасителей мира». От кого надо было спасать мир, догадаться нетрудно.

 

Но вы не подумайте, что христианский мир совсем не заботился о евреях. Были собраны две международные конференции: Эвианская в 1938 г. и Бермудская в 1943 г. На обеих тон задавали США и Великобритания, которые сходу заявляли, что не могут принимать еврейских беженцев. На них равнялись все остальные страны, в том числе и такие, как Австралия или многие страны Латинской Америки, отчаянно нуждавшиеся в квалифицированной рабочей силе.

 

Для нацистов итоги работы этих конференций означали карт-бланш на уничтожение европейского еврейства.

 

Закрыла свои границы для еврейских беженцев Швейцария, единственная соседняя с Германией не оккупированная ею страна. Не возвысил свой голос в защиту евреев Ватикан.

 

Малкольм Хэй так охарактеризовал ситуацию: «Теперь мир был вполне готов к расправе. На всех границах стояли солдаты, готовые дать отпор любому беспомощному и бездомному человеку, которому удалось вырваться из когтей смерти. Все входы были закрыты, все лазейки охранялись, все чрезвычайные распоряжения надежно гарантировали, что евреи останутся запертыми в ловушке, где миллионы их жили (пока еще жили) под сенью смерти».

 

Уильям Перл сообщает о демарше Гиммлера, пытавшегося за год до окончания войны спасти свою шкуру, и реакции на это Великобритании: «Немцы сделали свое предложение по освобождению миллиона евреев в мае 1944 года; война закончилась в мае 1945 года – все это время можно было использовать добрую волю Гиммлера и желание заработать себе своего рода алиби… Однако свидетельства ясно показывают, что англичане этого просто не хотели: они боялись перспективы любой крупной спасательной операции. На совещании кабинета министров, которое состоялось 31 мая 1944 года, было решено отвергнуть предложение немцев, потому что оно представляет „угрозу“ и может „привести к тому, что у нас на руках окажется еще больше евреев“. На совещании присутствовал и Иден».

 

Союзники отвергли предложения о бомбардировке газовых камер Освенцима или хотя бы подъездных путей к лагерю, хотя бомбили цели в недалеких его окрестностях.

 

Узник Освенцима Залман Градовский, один из руководителей восстания в лагере 7 октября 1944 г., в ходе которого он погиб, сумел в нечеловеческих условиях написать и закопать две рукописи, которые затем были найдены. В одной, названной «Завещание человечеству», были такие слова: «В голове не укладывается, почему же бездействуют союзники? Ну, почему с юга, с американских аэродромов в Италии, или уж тем более с востока не прилетают самолеты и не бомбят эти печи и газовни, этот не знающий передышки конвейер смерти с суточной производительностью 4,5 тыс. мертвецов?!... Получается впечатление, что союзные государства, победители мира, косвенно довольны нашей страшной народной участью».

 

Лауреат Нобелевской премии мира Эли Визель, подростком оказавшийся в лагере смерти Биркенау и выживший, позднее написал: «Обе воюющие стороны заранее обрекли евреев на смерть. Холокост не только на совести Гитлера и нацистов, но молчаливыми его соучастниками являлись Соединенные Штаты Америки и Великобритания».

 

А это Уильям Перл: «Поскольку исторические документы не оставляют сомнений в том, что без активного соучастия других стран большинству евреев удалось бы спастись, возникает резонный вопрос: не закрыло ли Правосудие один глаз, когда на скамью подсудимых международного военного трибунала в Нюрнберге сели только нацистские лидеры? Не следовало ли организовать аналогичный процесс и для тех лидеров союзников и нейтральных стран, которые осознанно и намеренно сотрудничали с немцами в реализации планов истребления? Конечно, подобный суд был невозможен по политическим причинам. Но разве это обстоятельство смягчает их вину?»

 

И далее: «Ни одна страна не бойкотировала спасение жертв нацистов с такой настойчивостью и бессердечностью, как это делала Великобритания. Ни в одной другой стране в этом не участвовало столько отдельных чиновников и властных кабинетов. Если говорить о распределении степени вины в этом ужасающем крахе нравственных ценностей цивилизации, то англичане идут сразу же после немцев, непосредственных авторов и палачей Холокоста…

 

Сэр Энтони Иден был ярым антисемитом. Об этом однозначно пишет его личный секретарь, лорд Гарви Тасбергский. Всегда, когда возникал конфликт между арабами и евреями, сэр Иден занимал сторону арабов…» Иден во время войны был министром иностранных дел Великобритании.

 

Малкольм Хэй – напомним, сам верующий христианин – особый акцент делал на вине Церкви: «Совершенное немцами преступление – геноцид, уничтожение целого народа, логически коренится в средневековой теории, утверждавшей, что евреи – изгои, осужденные Богом на вечное рабство, и сам геноцид подготовлен предшествующими периодами истории.

 

Именно безразличие, холодная отчужденность наблюдателей позволила Гитлеру превратить Европу в еврейское кладбище. Один из современников Катастрофы, англичанин Джеймс Парке, возлагает моральную ответственность за происшедшее на христианство. „Более шести миллионов преднамеренных убийств, совершенных в наши дни, в рамках нашей цивилизации, являются следствием того представления о евреях, ответственность за которое, в конечном счете, несет христианская церковь…“

 

Вчитайтесь в слова одного из бывших узников Освенцима: „Немецкая ответственность за эти преступления, как бы велика она ни была, – лишь вторичная ответственность. Она является чудовищным следствием общепринятой традиции, сформированной христианством…“»

 

Картина будет неполной и несправедливой, если не сказать о том, что во всех христианских странах, оккупированных нацистами, и в самой Германии находились люди, чаще всего глубоко верующие христиане, которые с риском для жизни спасали евреев. И в Англии тысячи семей приняли вывезенных энтузиастами из оккупированной Европы еврейских детей.

 

Но это не отменяет того факта, что Холокост был общеевропейским и общехристианским проектом.

 

*  *  *

Вторая мировая война закончилась, 6 миллионов, добрая треть мирового еврейства, соединенными усилиями христианских народов была уничтожена. Казалось бы, этот страшный итог должен был устрашить и отрезвить христианский мир. Но – нет. Великобритания еще два с половиной года, до провозглашения независимости Израиля, не пускала евреев в Палестину. В Польше устраивали погромы немногих уцелевших евреев, и т. п.

 

Но еще более зловещими свидетельствами того, что христианский мир и после Холокоста не избыл свою ненависть к евреям, были косвенные признаки. Чтобы показать один из них, очень наглядный, нам придется начать немного издалека.

 

Выше мы упомянули состоявшуюся в 1943 году Бермудскую международную конференция по проблемам беженцев. Так вот, с самого ее начала делегаты объявили, что они занимаются не только проблемой евреев, а в принципе проблемой беженцев. Они полагали, что было бы несправедливо отдавать предпочтение беженцам одной национальности.

 

Так, зафиксировали? Теперь обратимся к послевоенному времени.

 

В ближайшие после Второй мировой войны годы в мире, по разным данным, было от 100 до 200 млн. беженцев и перемещенных лиц. Хватает их и сейчас. Для помощи всем этим людям в 1949 году в ООН было создано Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ) со штатом (на данный момент) 6300 человек.

 

А в декабре того же 1949 года в ООН было создано специальное Ближневосточное агентство по оказанию помощи палестинским беженцам (UNRWA, или в русской транскрипции БАПОР), которых, по разным данным, насчитывалось 500 – 700 тысяч человек. Штат этого агентства составляет около 30 000 человек, и оно поглощает около 30% всего бюджета ООН.

 

Но, мало того, для подопечных этого агентства были установлены особые правила. Википедия в статье «Палестинские беженцы» сообщает: «Управление БАПОР ввело особое правило, которое не применяется ни к одной другой категории вынужденных мигрантов: потомки беженцев, родившиеся за пределами Палестины, также получают статус беженцев. Таким образом ООН признаёт беженцами не только людей, непосредственно покинувших свои дома во время Войны за Независимость, но и их детей, внуков и правнуков. Это определение принципиально отличается от традиционного определения беженца…»

 

В итоге, если все остальные послевоенные беженцы давно рассосались в принявших их странах, то палестинцы так и остаются в братских арабских странах беженцами. Более того, их число растет в геометрической прогрессии и достигло уже порядка 5 миллионов.

 

Сравним. Когда евреев ежедневно тысячами травили в газовых камерах и расстреливали у рвов, собравшиеся на Бермудах  представители христианских стран решили, что негоже выделять евреев в некую особую группу и, соответственно, пальцем не пошевелили для их спасения. Прошло всего шесть лет. Палестинские беженцы в 1949 г., безусловно, испытывали лишения, но их никто не расстреливал и не травил газами. Тем не менее, представители тех же стран (христианские страны сразу после войны преобладали в ООН) не сочли зазорным выделить их из всех остальных беженцев.

 

По какому признаку их выделили тогда и выделяют до сих пор? Может быть, западные (христианские страны) заискивают перед арабами ради их нефти и газа? Но вот сейчас на наших  глазах беженцами стали миллионы арабов из Ирака и Сирии, но им ООН не уделяет и сотой доли того внимания, которым охвачены беженцы из палестинских арабов.

 

Единственный признак, который отличает этих последних от сирийских, иракских, да и всех прочих беженцев – это то, что палестинцам противостоит еврейское государство. Все возрастающее число палестинских «беженцев» представляет замечательный горючий материал, который можно использовать против Израиля. Создали и вот уже 65 лет поддерживают эту ситуацию христианские страны.

 

*  *  *

Мы не станем утверждать, что Израиль никогда не допускает несправедливости по отношению к арабам. Но сколько в мире несправедливости, сколько конфликтов! Большинство из них мировое сообщество либо вообще не замечает, либо вяло реагирует на них.

 

Оживляется оно только в случаях обострения арабо-израильского конфликта. Но тоже не сразу. Все эти обострения – идет ли речь о полномасштабных войнах арабских стран с Израилем или его столкновениях с шавками типа ХАМАСа или «Хeзбoллы» – развиваются они всегда, как двухактная пьеса. В первом акте арабская сторона нападает – и международное общество молчит, как будто в рот дерьма набрало. Во втором акте Израиль начинает громить агрессоров – и  вот тут это славное сообщество дерьмо то ли выплевывает, то ли проглатывает, и начинает во всю  глотку вопить о недопустимости «непропорционального ответа» со стороны Израиля. Мгновенно собираются все советы ООН – Совет по правам человека, Совет безопасности – с единственной целью – не допустить полного разгрома агрессоров.

 

Вот в Сирии третий год арабы убивают арабов – уже более ста тысяч набили. И что – в Совете безопасности ООН западные страны вяло переругиваются с Россией, а арабы тем временем весело продолжают убивать друг друга. А в случаях конфликтов Израиля с арабами Запад и Россия дружно хватают Израиль за руки, – конечно, во втором акте.

 

27 декабря 2008 г. Израиль в ответ на массированные обстрелы из сектора Газы своей территории начал операцию «Литой свинец». Уже 9 января 2009 г. Совет безопасности ООН принял резолюцию с требованием прекращения огня, а 17 января аналогичную резолюцию на экстренном заседании приняла Генеральная Ассамблея ООН. 18 января Израиль прекратил операцию. С палестинской  стороны число жертв составило 1166 человек, из них не менее 709 были боевиками террористических организаций. То есть мирных жителей погибло не более 457.

 

Вот что сообщает об этой операции Википедия: «Мировое сообщество по большей мере негативно отнеслось к операции, что выразилось в огромном количестве массовых антиизраильских демонстраций по всему миру… Операция вновь привлекла внимание мировой общественности к палестино-израильскому конфликту… многие компании и организации разорвали отношения с Израилем и частными израильскими партнёрами. Некоторые государства ужесточили свою политику в отношении Израиля, а часть их и вовсе прекратила с ним дипломатические отношения».

 

Практически в это же время, в декабре 2009 г. армия Шри-Ланки начала операцию по окончательному уничтожению сепаратистов из организации «Тигры освобождения Тамил Илама» (ТОТИ). По мере сокращения контролируемой сепаратистами территории тамильские вынужденные переселенцы оказались в опасной концентрации на узкой и короткой полосе северо-восточного побережья острова. Как все подобные организации, «Тигры» использовали гражданское население в качестве щита. Правительственные войска, не считаясь с этим, обстреливали территорию из тяжелых орудий и бомбили с воздуха. В зоне боев было поражено 30 больниц.

 

Тревогу забили правозащитные организации, неоднократно обращавшиеся в Совет безопасности и другие органы ООН с призывом обеспечить безопасность мирного населения. Никто и ухом не повел.

 

Кульминация смертоубийства наступила в середине мая, ежедневно гибли тысячи мирных жителей. И только 14 мая, когда оттягивать дальше обсуждение гуманитарной катастрофы в Шри-Ланке стало уже вовсе неприличным, Совбез был собран. Но и теперь он не вынес по этому вопросу, как можно было ожидать, официальную резолюцию, вместо этого было принято заявление для прессы, в котором осуждалась… террористическая деятельность сепаратистов. Осуждалась правильно, но они и так находились при издыхании.

 

18 мая стало последним днем сопротивления «тигров». В этот день в регионе конфликта погибло более 3 тыс. мирных жителей, а 25 тыс. человек были тяжело ранены. В один этот день…

 

А всего, по сообщению «The Times» от 29 мая, на финальном этапе бойни погибло более 20 тыс. мирных жителей-тамилов, среди них – тысячи детей, преимущественно от артобстрелов, которые вели правительственные силы…

 

26 мая, через 8 дней после окончания бойни, собрался, наконец, Совет ООН по правам человека. Собрался и принял резолюцию, в которой… поздравил правительство Шри-Ланки с победой над «Тиграми освобождения Тамил-Илама». И ни слова о преступлениях в отношении мирного населения.

 

Таковой была реакция на бойню органов высшей международной инстанции – ООН. А что же мировая общественность? Абсолютно нигде в мире не было ни одной антиланкийской демонстрации протеста. Ни одна компания или организация не разорвала отношения со Шри-Ланкой или частными ланкийскими партнёрами. Ни одно государство не ужесточило свою политику в отношении Шри-Ланки и, тем более, не прекратило с ней дипломатические отношения.

 

Сравнили с реакцией органов ООН и мировой общественности на операцию Израиля против террористов в Газе, где жертвы мирного населения были неизмеримо меньше? Учтите, что «мировая общественность» это, в основном, общественность западных, то есть христианских стран, да и в ООН эти страны задают тон.

 

*  *  *

Выше мы сделали сравнительный анализ отношения западных стран к действиям Израиля на международной арене, прежде всего в военной области, с действиями других стран. А сейчас приведем небольшое сравнение отношения западных стран к действиям Израиля и своим собственным.

 

В 2006 г. Израиль, в ответ на ракетные обстрелы «Хeзбoллой» из Южного Ливана и рейды боевиков этой организации на его территорию с убийствами и похищениями его граждан, провел против «Хeзбoллы» военную операцию, названную впоследствии Второй ливанской войной.

 

Во время этой войны случился тяжелый эпизод: в ночь на 30 июля 2006 г. от авиаудара по террористам «Хeзбoллы» в подвале трехэтажного дома в деревне Кана на юге Ливана погибло 28 гражданских лиц, в том числе 16 детей.

 

Понятно, что со стороны Израиля это не могло быть намеренным, ибо он прекрасно знал, что за этим последует. Но война есть война, в ней возможны ошибки, неблагоприятное стечение обстоятельств и т.п. Вина, по большому счету, должна быть возложена на того, кто спровоцировал войну.

 

«Хeзбoлла», как обычно, еще завысила число жертв, а западная пресса с радостью фальшивые данные заглотнула и уже от себя еще более их завысила: общее число погибших – до 60 человек и детей – до 40. Негодованию западной общественности не было предела: убийцы детей! В травлю включились политики, все органы ООН. Израиль был вынужден немедленно прекратить операцию, не достигнув поставленных целей.

 

«Хeзбoлла» отметила это, как свою большую победу, и тут же, при полном попустительстве «миротворцев» ООН, начала свое перевооружение. Теперь ее глава шейх Насралла хвастается, что он может простреливать территорию Израиля насквозь, вплоть до Эйлата.

 

Я задался целью проверить: а не случалось ли чего-либо подобного в войнах, которые вели и ведут в настоящее время США и НАТО в Афганистане, Ираке и других местах. Долго искать не пришлось: в той же западной прессе – многие десятки подобных случаев. Пара десятков из них воспроизведена в двухтомнике. Здесь мы их описывать не станем, скажем лишь, что часто число жертв, в том числе детей, намного превышает то, что было в Кане. Например, в Афганистане за один раз по вине немецкого полковника Георга Кляйна было отправлено на тот свет, по разным данным, от 140 до 179 мирных афганцев.

 

Но как отличается освещение всех этих случаев от того, как та же пресса освещала инцидент в Кане! Во-первых, тогда, вероятно, трудно было найти газету или журнал, которые не живописали бы «преступление израильской военщины», а о каждой из «досадных ошибок» военнослужащих США и НАТО хорошо, если два-три издания его коснулись. А о многих таких случаях мы, вероятно, вообще никогда не узнаем.

 

А о тоне, в котором подаются «ошибки» своих военных, вы можете судить о том, что писала немецкая пресса об эксцессе, в котором был повинен полковник Кляйн.

 

«Sόddeutsche Zeitung»: «Наказываются только сознательно совершенные преступления. А доказать это очень трудно. Именно поэтому международное право обращается с преступниками гораздо великодушнее, чем детально прописанное национальное уголовное право... Приказ полковника Кляйна был убийственным, но не в юридическом смысле. Полковник совершил страшную ошибку, но не военное преступление“».

 

«Financial Times Deutschland»: «Каждый убитый мирный житель является напоминанием о том, что в Афганистане идет война, и приукрашать здесь нечего. В этой стране миротворцы никогда не могут быть уверены, в кого они стреляют: противник, как правило, не носит униформу, и его практически невозможно отличить от крестьянина. Требовать от солдат, чтобы они рисковали своими жизнями во избежание жертв среди мирных жителей, несправедливо. „Чистых“ войн не бывает, даже если этого очень хочется политикам и главнокомандующим».

 

«Frankfurter Allgemeine»: «При определенных обстоятельствах приходится мириться и с гибелью мирных жителей, что не противоречит международному праву».

 

«Израильская военщина» о такой заботе со стороны западной прессы даже в самых розовых снах мечтать не может.

 

Надо ли говорить о том, что и западная общественность к «промахам» своих военных относилась совсем не так, как к случаю в Кане, что ООН оставалась спокойной и не требовала немедленного вывода войск из Афганистана, и т.д.?

 

Израилю же в каждом случае и месяца не давали, чтобы разобраться с террористами. Ну, как же: надо, чтобы дуло пистолета всегда находилось у виска еврейского государства. И особую заботу об этом проявляют западные, то есть христианские, страны, западная пресса.

 

А из кого комплектуются так называемые флотилии мира и воздушные десанты мира? Практически полностью из граждан западных стран (однажды только турки затесались). Сколько в мире горячих точек! Но все эти флотилии и десанты направлены исключительно против Израиля…

 

*  *  *

В высшей степени пристрастное отношение «мирового сообщества» к Израилю видно на работе ООН.

 

Арье Барац в статье «Секретная миссия ООН» писал: «Собравшись однажды в лице ООН для того, чтобы милостиво разрешить евреям жить в собственном доме, народы мира с той поры периодически собираются для того, чтобы единодушно Израиль осуждать, а по существу, добиться того, чтобы он свое существование прекратил… Шельмование Израиля выглядит одной из центральных миссий ООН».

 

Попробуйте его оспорить, если он приводит такие данные» «Из 175 резолюций Совета Безопасности, принятых до 1990 года, 97 были направлены против Израиля. Из 690 резолюций Генеральной ассамблеи, поставленных на голосование до 1990 года, 429 были направлены против Израиля».

 

Ну, конечно, раньше мировыми злодеями были евреи: постоянно плели заговор по захвату мирового господства, отравляли колодцы, разносили чуму, убивали в ритуальных целях христианских детей. В общем, бесконечен был список их злодеяний против народов мира. Ничего удивительного, что теперь мировым злодеем стало их государство.

 

И после 1990 г. не стало лучше. В одном из источников приведены такие данные: «С 2004 по 2009 г. ООН приняла 120 резолюций, осуждающих Израиль – больше, чем в отношении всех остальных стран вместе взятых».

 

Ошеломительное впечатление производит количество всяких органов, созданных в ООН в заботах о палестинцах. Об Агентстве помощи палестинским беженцам со штатом около 30 тысяч человек, поглощающим треть всего бюджета ООН, вы уже знаете. Кроме того, в ООН созданы:

 

– Палестинский отдел в Секретариате ООН;

– Комиссия ООН по реализации неотъемлемых прав палестинского народа;

– Комиссии ООН по расследованию действий Израиля на оккупированных территориях;

– Специальная пропагандистская программа ООН по проблеме Палестины.

 

А еще в ООН с 2006 г. существует Совет по правам человека, который пора переименовать в Совет по правам палестинского человека, ибо, например, из принятых Советом на 2010 г. 40 резолюций 33 были посвящены защите прав палестинских арабов. От кого – вы знаете.

 

Если вы думаете, что во всем этом выражается горячая любовь к палестинцам, вы глубоко заблуждаетесь – это все та же неиссякаемая любовь к евреям, только с обратным знаком.

 

Хочется в связи с этим задать один вопрос – простой, как амёба: как не стыдно?

 

*  *  *

Большой раздел во втором томе посвящен теме делегитимации Израиля. Не все этим занимаются. Скажем, Индии, Китаю и другим странам Восточной Азии оно ни к чему. Даже не все мусульманские страны к этому причастны, да у многих из них и возможности ограничены. Значительный вклад вносит палестинская пропаганда, что и понятно. Но сама по себе она бы не слишком преуспела. Другое дело – через Запад.

 

И он старается – не только и даже не столько ради арабов, сколько из собственного очень давнего интереса. Гигантская волна антисемитизма, начавшая вздыматься в середине ХIХ века, в Холокосте разрядилась не до конца. Что с того, что одна треть евреев в мире уничтожена –две трети живы, и с ними по-прежнему трудно конкурировать. И христианство осталось неудовлетворенным: если сто лет назад оно беспокоилось, что евреи могут захватить Святые места, то теперь этот захват стал реальностью! Как это терпеть можно!?

 

Еще в 20-е годы прошлого века звучал призыв к объединению христиан с мусульманами против евреев. Появился Гитлер, и было решено, что он лучше справится с задачей. Хотя ему надо отдать должное – он неплохо поработал, – но полностью задачу решить не смог. Что ж, остается вернуться к союзу с мусульманами.

 

Историю преследования иудеев (евреев) христианами можно разделить на три этапа:

 

– преследования на религиозной почве – от возникновения христианства до конца XVIII века;

 

– преследования на расовой почве – с конца XVIII до середины ХХ веков, завершившиеся  Холокостом;

 

– преследования на всех почвах сразу, но руками мусульман, когда христиане остаются в тени, оказывая мусульманам политическую, дипломатическую и пропагандистскую поддержку, – с середины ХХ века до наших дней.

 

Христианам, которые хотят сохранить надежду на жизнь вечную, следует вырвать из сердца страх перед евреями и ненависть к ним.

 

 

 

Приобрести двухтомник можно в редакции нашей газеты по адресу:

Hummelsteiner Weg 14, Нюрнберг

Возможна высылка почтой. Справки по тел.:

0911 - 431 27 05; 0911 - 431 28 31

Автор также ищет спонсора и издателя

для перевода и издания книг на английском и немецком языках.