Цивилизационный кризис

 

Глобальный интернационал негодяев

 

Bild составил список из семи главных негодяев планеты, которые могут испортить 2017 год. Список возглавил президент России Владимир Путин. Лидерство российского президента в этом списке, по мнению издания, объясняется масштабом и разнообразием исходящих от него угроз. Bild вспомнил о путинской  агрессии на востоке Украины, о войне в Сирии с массовым уничтожением мирного населения, о дестабилизации ситуации в европейских странах, о хакерских атаках, и, наконец, о наличии у путинской России одного из крупнейших арсеналов ядерного оружия.

 

Негодяй номер два по версии Bild президент Турции Реджеп Эрдоган, с его намерениями вернуть смертную казнь, движением в сторону диктатуры и противостоянием Евросоюзу. Номер три северокорейский лидер Ким Чен Ын, постоянно угрожающий планете ядерным уничтожением. Глава Филиппин, Родриго Дутерте, на четвертом месте. Его признания в том, что он лично убивал людей без суда и следствия и обещания убить 100 тысяч человек и свалить тела в Манильский залив, чтобы рыбы разжирели, питаясь трупами, заставляют усомниться в состоянии психического здоровья этого человека. Свое пятое место Марин Ле Пен заслужила  намерением в случае избрания президентом Франции вернуть смертную казнь и добиться выхода из Евросоюза, что будет означать фактическую гибель проекта единой Европы. Башар Асад, который годами уничтожал граждан своей страны, на шестом месте. Халиф ИГИЛ Абу Бакр Аль-Багдади замыкает семерку главных негодяев планеты, угрожающих, по мнению Bild, ее существованию.

 

Негодяйский рейтинг Bild, разумеется, не лишен некоторой произвольности, неизбежной при создании любого рейтинга, составленного экспертным путем и не опирающегося на проверенные количественные данные. Можно оспаривать места, занимаемые отдельными персонажами в рейтинге, но то, что именно эта семерка в совокупности порождает главные угрозы миру на планете, с этим стоит согласиться.

 

Владимир Путин не просто номер первый в этом списке. Он признанный лидер этого глобального негодяйского интернационала (ГНИ). Этот интернационал не оформлен организационно, но имеет намного более прочный фундамент, нежели устав и формальное членство. Его скрепы это общие ценности: презрение к праву и человеческой жизни, ставка на насилие во внешней и внутренней политике все, что лежит в основе любого диктаторского режима.

 

Из этой дружной компании выпадает лишь седьмой номер рейтинга, Абу Бакр Аль-Багдади, в общении с которым вроде бы не был замечен никто из остальных членов глобального негодяйского интернационала.

 

Проведем мысленный эксперимент: построим с помощью социометрического метода Морено  воображаемую социограмму глобального интернационала негодяев. То есть попробуем на основе их собственных публичных высказываний выяснить, как они друг к другу относятся и, уже с опорой на это, составить иерархию статусов в этом воображаемом сообществе. Несомненно, результатом этого эксперимента станет то, что единственной звездой этого негодяйского интернационала, единственным его признанным лидером, обладающим максимальным статусом, является Владимир Путин. Его прямыми и публичными  поклонниками являются Родриго Дутерте, Марин Ле Пен и Башар Асад, причем двое последних находятся от Путина в прямой политической и экономической зависимости: от российского президента зависит политическая судьба Марин Ле Пен, что касается Асада, то в руках Путина находится судьба его физического существования. Эрдоган, как вторая по уровню влияния фигура в этом интернационале, претендует на более равноправные отношения с Путиным, но, тем не менее, всячески демонстрирует свою приязнь и уважение к российскому лидеру. Ким Чен Ын, хоть и находится в этой компании в статусе изолированного члена, в реальности имеет возможность шантажировать мир лишь при поддержке России и Китая.

 

Именно статус неформального лидера глобального негодяйского интернационала и есть главный результат и главный успех Путина за 18 лет его правления. Конвертировать этот успех в какие-то блага для России невозможно. Зато можно сохранять и укреплять свой международный статус главного торговца угрозами и неприятностями на планете. Этот статус заставляет мировых лидеров иметь дело с Путиным и создавать иллюзию отсутствия изоляции.

 

Глобальный негодяйский интернационал возник не на пустом месте. Он стал возможен в результате глубокого кризиса цивилизации Запада. В результате того, что Запад в очередной раз переосмыслил для себя проблему распространения своих ценностей в тех странах, где люди придерживаются совершенно иных представлений о добре и зле. Умберто Эко еще в конце 90-х в эссе Миграция, терпимость и нестерпимое мучился вопросом: С каким правом и по каким критериям осмотрительности можно вмешиваться в дела другой страны? Как понять, происходит ли в ней нечто нестерпимое для международного сообщества?.. Вмешиваться ли, когда то, что происходит в этой стране, противоречит нашим этическим принципам? Но совпадают ли наши этические принципы с их этическими принципами? Вмешиваться, если в этой стране тысячелетиями существует ритуальное людоедство, которое для нас кошмар, а для них нормальное богослужение?

 

Ключевое слово в этом размышлении  нестерпимость. Высота порога нестерпимости зависит от многих переменных, не только от того, насколько ужасны для человека европейской культуры вещи, которые происходят в другой стране. Многое зависит от того, насколько страна, находящаяся под властью диктатора-негодяя, воспринимается близкой к цивилизации Запада. Чем дальше эта страна от западного мира и в геополитическом  плане и в плане восприятия, тем выше порог нестерпимости, который должен быть преодолен, чтобы Запад решился на вмешательство во внутренние дела страны. Порог нестерпимости того, что происходило в Руанде в 1994 году, поднялся на уровень уничтожения около миллиона человек,  20% населения страны и только после этого мировое сообщество, до того меланхолично ковырявшее в носу, глядя на готовящийся и уже идущий вовсю геноцид народа тутси, соизволило вмешаться.

 

Сегодня порог нестерпимости для Запада стал существенно выше. Если бы ИГИЛ убивал только тех, кто имеет несчастье находиться на захваченных этой террористической организацией территориях, а не устраивал теракты в странах Запада, есть большие сомнения, что тот же Трамп включил бы его уничтожение в свою повестку дня. Трудно сказать, что должен сделать президент Филиппин Родриго Дутерте, чтобы западный мир ощутил, что масштаб содеянного им против своего народа превысил порог нестерпимости. Ведь обещанные им бессудные убийства 100 тысяч человек, это всего лишь 0,1% от 100 миллионов жителей Филиппин, большинство которых пока его поддерживают.

 

Во многом ситуация напоминает вмешательства  полицейских в семейные конфликты, когда то, что окружающим представляется недопустимым, в некоторых семьях воспринимается как норма, причем, в равной степени, и мучителем и жертвой. Именно поэтому мир в значительной степени бессилен против таких диктаторов как Ким Чен Ын, которые за семь десятилетий смогли так изменить природу подведомственного населения, что большая его часть готова с восторгом умереть за право диктатора и дальше его мучить.

 

Историческая ответственность граждан России в том, что мы взрастили на нашей почве диктатора, который, мало того, что гробит будущее нашей страны это, в конце концов, наше внутреннее дело, каждый народ вправе кончать самоубийством но и стал неформальным лидером Глобального Интернационала Негодяев, которые ориентируются на него, считают его своим кумиром и при его поддержке создают угрозы своим народам и их соседям. Исторический опыт показывает, что осознание народами своей вины и ответственности, дело крайне трудное, долгое и болезненное, но через эту тяжелую процедуру придется рано или поздно пройти.

 

Игорь Яковенко,

7 Дней, 3 февраля