Дождь

 

Два тезиса по поводу отключения телеканала Дождь.

 

ПЕРВЫЙ. Мне искренне жаль, что Дождь в Украине отключили. В то же время я не понимаю тех, кто готов оправдать исправление карты, потому что этого требует Конституция Российской Федерации, но не готов принять отключение канала из-за нарушения Конституции Украины.

 

К чему это морализаторство? По-моему, все очень просто. Я гражданин своей страны. У нас тут, в Киеве, наша Конституция и законы. По этой Конституции и законам Крым украинский, а Россия страна-агрессор, оккупировавшая нашу территорию. А любой, кто это отрицает, нарушает закон и, очевидно, должен быть ограничен в своих действиях на нашей территории.

 

Любые возмущения по этому поводу говорят лишь о том, что не все наши коллеги и друзья по ту сторону границы готовы одинаково принимать, понимать и уважать Конституцию, законы Украины на ее территории.

 

ВТОРОЙ. Для меня До///дь никогда не был и не будет тем же, что и Россия-1, Russia Today или, к примеру, телеканал Звезда.

 

Дождь работает на свою аудиторию, Россия-1 на своего зрителя в Кремле. Дождь рассказывает о псковских десантниках, а Звезда хоронит их без имени и званий. Дождь выживает, в Russia Today единственный телеканал на планете, бесплатно транслирующий свой продукт во всех сетях и гостиницах ЕС и США. Наталья Синдеева никогда не была, не есть и не будет Константином Эрнстом, Тихон Дзядко Дмитрием Киселёвым, Тимур Олевский Володей Соловьевым, а Михаил Зыгарь Маргаритой Симоньян.

 

Я знаю, что их отличает, и эти отличия ставят этих людей и СМИ по разные грани добра и зла. И мне правда жаль, что канал вынужден покинуть украинский эфир, хотя и понимаю, что интернет творит чудеса, и кому надо, тот найдёт.

 

Но подчеркну ещё раз: решение об отключении До///дя не о морали, не о цензуре, не об этике или культуре, а о Конституции и законах на территории вещания.

 

Мустафа Найем,

Facebook.com, 13 января