Дождь

 

Казус Штирлица

 

Скандал с Дождем в Украине, как никогда остро, кроме всего прочего, затронул очень болезненную тему, которой мне долго не хотелось касаться. Но приходится. Я говорю о месте и роли так называемых либеральных СМИ в условиях диктатуры Кремля.

Их в основном три: Эхо Москвы, Новая Газета и Дождь радио, газета, телеканал всем сестрам по серьгам.

 

Было бы упрощением сказать, что все три органа являются агентами влияния власти.
 

Руководители этих трех СМИ в кулуарной беседе объяснят вам на пальцах, что, да, им таки приходится изображать какую-то степень мимикрирования в систему, но только для того, чтобы продолжать нести в драматически сокращающиеся либеральные массы доброе, светлое, вечное.

 

И что у них Пионтковский (чрезвычайно редко) может поведать, кто убил Немцова, Шендерович может рассказать анекдот про Путина, а Пархоменко все объяснить.
 

И в этом есть своя сермяжная правда. Но с другой стороны кремлевские кураторы тоже вправе считать, что это именно они используют Эхо, Дождь и Новую в своих интересах, а не наоборот.

 

Ведь растолковывает же всем обаятельная Латынина, что Сенцов террорист, что дома в Москве взорвали злые чеченцы, в то время, как Шаргунов, Марков, Шевченко и другие разъясняют аудитории вредоносность и опасность коричневой чумы в Украине.

Так все-таки, кто кого использует? Аудитория Эха Москвы состоит из тех самых 14 процентов, что пока еще не так голосуют, как надо власти. Персонажи вроде Шарикова, Хирурга, Кобзона и пр. не слушают Эхо, не смотрят Дождь, не читают Новую.

 

Получается, что эти три СМИ агитируют за либеральные ценности среди своих. Но эти самые свои в тоже время едут, например, в машине в часы пик и слушают на Эхе Шаргунова с Шевченкой, или смотрят у себя на кухне про российско-украинскую границу в Херсоне на Дожде, или читают Латынину в Новой про украинских террористов в Крыму. И некоторые из них начинают чесать свои либеральные репы.

 

Таким образом доля ватников в российском обществе не попадает под влияние либеральных ценностей, потому что они в гробу видали Эхо, которое даже в Истре уже не слышно, Дождь, который по подписке, и Новую, сайт которой работает медленно, а в киоске ее уже продали. И на контрасте регулярная аудитория этих трех СМИ регулярно подвергается промывке мозгов со стороны кремлевской пропагандистской машины. Раз на Эхо сказали, что в Киеве хунта, а в огороде бузина, значит в этом что-то есть. Растет же бузина в огороде. Значит и хунта в Киеве может быть.

 

Если внимательно читать и смотреть Мгновения Весны, то неизвестно еще, кому больше пользы принес Штирлиц  СССР или фашистской Германии. Чтобы ему верили фашисты, ему приходилось каждый день делать на работе что-нибудь фашистское. И выглядел Штирлиц, кстати, как идеальный нацист, в очень красивой форме от Hugo Boss. Если бы он просто был шпионом в трениках и майке-алкоголичке, им бы не так восхищались.

Он должен был играть роль фашистского эталона, чтобы даже Мюллер поверил ему. Что он и делал каждый день с утра до вечера.

 

Ну, а то, что он раз в год отправлял пастора Шлага кататься на лыжах вместе с радисткой Кэт, то, да, за это, конечно, можно героя дать. Базару нет. Только благодаря этому и выиграли войну.

 

Именно эту проблему и высветил кейс Дождя в Украине. Дождь плачет горючими слезами: За что нас так? Мы же свои, буржуинские. А когда им продолжают не верить, то его журналисты, которых, типа, не так поняли, публично срезают себе напомаженные чубы и превращаются в лающего корреспондента Лайфньюз.

Так кто на кого влияет? Кто кого имеет? Думайте сами, решайте сами: иметь или не иметь...

 

Сергей Лойко,

Facebook, 16 января