Русский ПЕН

 

Некоторые заявления

 

В ИСПОЛКОМ РУССКОГО ПЕН-ЦЕНТРА

Как первый секретарь Союза писателей Москвы я готов был работать в Исполкоме русского ПЕН-центра, надеясь на тесное и плодотворное сотрудничество нашего Союза с известной правозащитной организацией. К сожалению, последние решения Исполкома, принятые без моего участия, вынуждают меня покинуть этот руководящий орган ПЕН-центра.

Евгений СИДОРОВ

 

* * *

Уважаемые коллеги!

 

Все годы в ПЕНе я видел смысл своей деятельности в объединении писателей, которые, несмотря на различие мнений, представлений и пристрастий, готовы вместе защищать принципы свободы слова, защищать писателей и поэтов, журналистов и издателей, подвергающимся преследованиям за свои тексты, слова, мысли. Некоторое время мне казалось, что это возможно и достижимо, однако последние события свидетельствуют об обратном.

 

Конечно, границы между правозащитной деятельностью и деятельностью непосредственно политической не очевидны, есть много других сложных проблем. Об этом можно и нужно спорить, договариваться, находить общий язык, искать компромисс, в то время как путь публичных взаимных оскорблений, исключений из организации и прочих простых решений ведет только к кризису и расколу.

 

Увы, сегодня по обе стороны ПЕНовских баррикад оказались писатели и поэты, которых уважаю и люблю, с которыми меня связывают давние приятельские, дружеские отношения, и я не хочу делать ненужный, навязанный выбор между Женей, Левой, Игорем, Люсей, Андреем, Гришей, Мариной, Варей, Сашей, Валерой, Костей, другим Сашей, Сережей, Володей, Максимом, Юликом, Ольгой, Олегом, Ирой, Тимуром, Ефимом, Наташей, Славой, Владом.

 

Останавливая свое участие в работе руководящих органов Русского ПЕН-центра, я, разумеется, как и прежде, буду участвовать в правозащитной деятельности писательского сообщества, выступая за свободу слова, в защиту писателей, которые подвергаются репрессиям за свои взгляды и книги.

 

Ваш Евгений Бунимович

 

* * *

Мне глубоко противно то, что происходит в Русском ПЕН-центре. Он из правозащитной организации превратился в клуб писательской псевдоэлиты. Мне кажется, что надо заявить об учреждении альтернативного московского ПЕНа.

Олег Хлебников

* * *

Я хочу сказать, что моим комментарием к исключению Пархоменко может быть только мое заявление о выходе из Русского ПЭНа, идеалы основателей которого трусливо попраны. В годы перестройки мы гордились нашим ПЭНом, а сейчас стыдно. Так подобострастно и униженно русские писатели вели себя только в сталинское время.

Но Путин уйдет, а эта позорная страничка в истории ПЭНа останется. И имена тоже.
 

Сегодня такое время, что мы не можем победить зло, мы бессильны перед красным человеком, но остановить время он не может. Я верю в это.

Светлана Алексиевич

 

На сайте ПЕН-клуб, С.-Петербург поясняется, почему аббревиатуру ПЕН на русском языке следует, скорее, писать ПЭН:

 

Название клуба ПЕН аббревиатура от английских слов poet (поэт), essayist (эссеист), novelist (романист), складывающаяся в слово PEN авторучка.

Но по-русски эссе, а не ессе. Ну и давайте составим аббревиатуру корректно, по-русски: пусть будет Российский ПЭН-клуб.

 

* * *

В современной России многие вещи не то, чем они себя называют.

Дума не думает, парламентская оппозиция не оппонирует правительству, Либерально-демократическая партия ненавидит либералов с демократами, и так далее, и так далее.

То же и с Российским ПЕН-центром. Среди основных задач мирового ПЕН-движения значится бороться за свободу выражения и быть мощным голосом в защиту писателей, которые за свои взгляды подвергаются преследованиям, тюремному заключению и угрозе жизни.

Российский ПЕН-центр этим не занимается, а значит, никакого отношения к ПЕН-движению не имеет. Задача всей деятельности Российского ПЦ только в том, чтобы не рассердить начальство.

Я сторонник либерализма и демократии, но не имею ничего общего с ЛДПР.

Точно так же я разделяю взгляды ПЕН-движения, но прошу впредь никак не ассоциировать меня с Российским ПЦ. Я в нем больше не состою.

 

Борис Акунин (Григорий Чхартишвили)

 

* * *

Еще о ПЕНе. Сейчас очень много говорят, что писатель никому ничего не обязан хочет защищает кого-то, хочет, не защищает. Это правильно. Но ПЕН-клуб это такая организация, куда по идее принимают только писателей, больших и маленьких, которые, как предполагается, имеют душевную потребность кого-нибудь защищать. А если не хочешь никого защищать, хочешь быть просто писателем или даже просто ба-альшим писателем, будь им. В одиночку. Или объединившись как-то с другими большими. Собирайтесь вместе, рассуждайте о высоком, но зачем вам ПЕН? Впрочем, вы его уже практически развалили и не жалко. Потому что настоящая правозащитная организация, особенно в такой стране, как наша, очень нужна, а от фальшивой нет ничего, кроме вреда.

 

Владимир Войнович