Крымнашист-leicht

Лев Шлосберг: Крым, возможно, будет территорией совместного управления России и Украины

 

Никогда нельзя уходить от того, чтобы называть беззаконие беззаконием. Если вы считаете, что кто-то из политиков, из ученых, из правовых специалистов должен говорить, что беззаконие допустимо, то вы разрушаете сами основы государства. Это первое.

 

Второе. Присоединение Крыма нарушало не только международные обязательства России. Хочу напомнить вам, что два межгосударственных договора России и Украины о дружбе и сотрудничестве, один подписанный Ельциным, и один подписанный Путиным, включали в себя обязательства России о неприкосновенности государственных границ. Это очень серьезно, подписи двух президентов были действиями 2014 года растоптаны.

 

Ни одно международное право не признает партизанские референдумы. Ни одно международное право не признает включение в государство территории без согласия самого государства. Все, что можно было с точки зрения права нарушить в 14-м году, наша страна нарушила, и это стыдно, это позорно.

 

Что касается действий сегодня.

 

Сегодня Крым и Севастополь являются субъектами Российской Федерации, там большинство людей граждане России, хотя многие из них сохраняют украинские паспорта.

 

Что хотят жители Крыма, что хотят жители Севастополя. Они хотят спокойно и хорошо жить. Ответственность и России, и Украины, и надгосударственных институтов заключается в том, чтобы найти такой способ решения крымской проблемы, который восстановил бы законность в Крыму. Но нужно очень хорошо понимать, что это восстановление законности является нетривиальной ситуацией.

 

За весь 20-й век, после Потсдамского мира, после Второй мировой войны ситуации, аналогичной Крыму, не было в Европе, и у нее нет аналогов. То, что говорит партия (Яблоко. Ред.), и то, что я полностью поддерживаю нам необходимо признать существование крымской проблемы. Признание существования этой проблемы означает то, что ее нужно решать. Какие могут быть найдены способы решения этой проблемы, могут решить только Украины, Россия, возможно, ОБСЕ, возможно, ООН, еще какие-то институты, которые присоединятся к этой ситуации.

 

Возможно, это будет территория совместного управления. Возможно, это будет территория уникальных прав двух государств. Фактически мы должны найти такую модель управления Крымом, которая не нарушила бы прав граждан России и граждан Украины. Примитивное представление о том, что вот мы взяли кусок, съели не съели пожалуйста, вынь его изо рта и положи в холодильник, в холодильник, как пошутил один политик, предметы не возвращаются.

 

Лев Шлосберг,

Дождь, 15 марта

Айдер Муждабаев:

Я отказываюсь от звания лауреата МХГ

 

В 2014 году вместе со Львом Шлосбергом и Андреем Макаревичем я стал лауреатом Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека. Сегодня я узнал о том, что Лев Шлосберг публично занял позицию мягкого крымнашиста. Крымнашисты любой консистенции являются для меня по закону преступниками, а по-людски аморалами. Я не хочу оставаться в одном списке с человеком, считающим крымских татар людьми второго сорта, не учитывающим их существования на Земле. В отличие от Андрея Дмитриевича Сахарова, который был другом и защитником крымских татар. Почётную награду вручали нам в святом для меня месте Сахаровском центре в Москве. Слова Шлосберга это предательство идеалов Сахарова. Поэтому я отказываюсь от звания лауреата МХГ и официально обращаюсь к руководству МХГ с просьбой убрать моё имя из списка лауреатов в официальных документах и сообщениях. Прошу также обнародовать мое решение на сайте этой уважаемой мною организации.

 

Айдер Муждабаев,

Facebook, 17 марта