Крымнашист-leicht

И ты, Лев...

Украденное должно быть возвращено, а вор должен сидеть в тюрьме

 

В своем выступлении на Дожде, с которого завязалась дискуссия, Лев Шлосберг, с одной стороны, говорит:

 

Если вы считаете, что беззаконие допустимо, то вы разрушаете сами основы государства.

 

Нет возражений. Но с другой стороны, он тут же призывает к какому-то странному, нетривиальному восстановлению законности:

 

Что хотят жители Крыма, что хотят жители Севастополя. Они хотят спокойно и хорошо жить. Ответственность и России, и Украины, и надгосударственных институтов заключается в том, чтобы найти такой способ решения крымской проблемы, который восстановил бы законность в Крыму. Но нужно очень хорошо понимать, что это восстановление законности является нетривиальной ситуацией.

 

Тривиальное восстановление законности (читай: правовое) возвращение награбленного на практике им отвергается. То есть, беззаконие все-таки допустимо в этой нетривиальной ситуации. И если при этом основы российского государства Шлосбергом не разрушаются, то только лишь потому, что они уже разрушены Путиным.

 

Свое послание крымско-татарскому другу, возмутившемуся такой позицией новоиспеченного крымнашиста, крымнашиста-leicht, Шлосберг начинает с констатации того факта, что нигде в мире нет справедливых границ и никогда не будет и, более того, справедливости в части государственных границ не существует в принципе, поэтому её невозможно восстановить никому, нигде и никак. Ну, а раз такой справедливости нет в принципе, то не все ли равно, кому несправедливо принадлежит Крым, России или Украине по-видимому, хочет сказать Шлосберг. Как будто Украина и практически весь мир аргументируют требование возврата Крыма тем, что существовавшая граница была справедливой.

 

Но в данном случае совершенно не важно, кому Крым принадлежит исторически, так сказать, по праву тут действительно не договориться, потому что Крым за долгую свою историю кому только не принадлежал, и Россия здесь, как собственник Крыма, уж точно находится не в начале списка, а ближе к концу.

 

Украина и весь мир требуют возврата Крыма потому, что Россия грубо нарушила международное право и собственные обязательства. Своей подписью под Будапештским меморандумом (и не только) она однозначно признала территориальную целостность Украины, и не только признала, но и обязалась быть ее гарантом. То есть, если бы, например, США или Великобратания заслали в Крым своих вежливых человечков, Россия должна была бы выступить на стороне Украины. Все остальное от лукавого.

 

Представим, что у Льва Шлосберга угнали автомобиль, но полиция его нашла. Угонщик уже успел перепродать его, теперь он у нового владельца, который не подозревает, что купил краденое. Человек вроде бы ни в чем не виноват, заплатил за автомобиль деньги. Но его все равно заберут и вернут законному владельцу.

 

Но как, интересно, отнесется Лев Шлосберг к тому, если он вместо возврата автомобиля услышит рассуждения в том духе, что простого решения проблемы не существует, что если вернуть украденное, то разверзнется правовая бездна. Как отнесется, например, к предложению совместного владения автомобилем? Но это именно та идея, которую Лев Шлосберг высказал в интервью Дождю: совместное управление Крымом Украины и России.

 

На самом же деле именно простое решение, как и в аналогии с автомобилем, единственно возможно в данном случае. Тривиальное, но правовое. Украденное должно быть возвращено. Прежде всего. О всех других аспектах можно говорить уже только после этого. А правовая бездна это поиски предлогов с целью не возвращать украденное.

 

За весь 20-й век, после Потсдамского мира, после Второй мировой войны ситуации, аналогичной Крыму, не было в Европе, и у нее нет аналогов, сказал Шлосберг на Дожде, поясняя, в чем состоит не тривиальность ситуации. Да ведь Вторая мировая война, Холокост сами по себе были еще как не тривиальны, и не за весь 20-й, а за все время существования человечества! Надо было, наверное, спрашивать в том числе и немцев, как избывать наследие нацизма, в частности, что делать с уцелевшими евреями, выпускать ли их из концлагерей? Восстановление законности по отношению к жертвам нацизма это была совершенно нетривиальная ситуация! А вдруг ненароком бы разверзлась правовая бездна!

 

В защиту своей позиции Шлосберг выдвигает также тот аргумент, что это простое решение возможно теперь только через кровь, и потому мировое сообщество на это не пойдет: Но никто ни ООН, ни ОБСЕ, ни Совет Европы не пойдёт на разрешение крымской проблемы через кровь. А юридических механизмов принудительного возвращения незаконно присоединённых территорий в мировом праве нет. Это, конечно, полная чепуха, притянутая за уши в оправдание зазвучавших в Шлосберге имперских ноток (мы помним: российский либерал заканчивается там, где начинается национальный вопрос).

 

Импотентное мировое сообщество, если б только захотело, уже давно решило бы эту проблему, причем, без всякой крови. Если бы всерьез и надолго ввело персональные санкции против окружения Путина, включая его самого. Если бы за содеянное Россия стала изгоем мирового сообщества не в переносном скорее смысле, а в самом буквальном, как таким изгоем стал Иран. Уж на что муллы хорохорились, а абсолютное изгойство даже их заставило пойти на попятный! Конечно, привести Россию (Путина) в чувство три года назад было проще, но думаю, и сейчас не поздно. А рефрен Шлосберга: лишь бы не было войны, мы должны сделать все, лишь бы не пролилась кровь, напомнил мне позицию советского обывателя, который тоже все время повторял, как заклинание: лишь бы не было войны, и под это дело терпел все советские мерзости. И Афган случился именно под эти причитания.

 

Шлосберг хвалит украинские власти за то, что в 2014 году они приняли решение не использовать военную силу для обороны Крыма во избежание кровопролития. Это было тяжёлое, но правильное решение. Но сам же в следующем обзаце признает: К сожалению, это же решение открыло дорогу к войне в Донбассе.

 

То есть, понимает человек, что стремление любой ценой избежать войны не обязательно приводит к миру. Уже даже неловко напоминать хрестоматийное Мюнхенское соглашение 1938 года, когда стремление любой ценой избежать военного столкновения с Гитлером привело ко Второй мировой войне. И тогда уже пришлось шесть долгих лет идти к миру по дороге войны. Самой страшной войны в истории человечества.

 

Но вина современных западных политиков больше, чем вина Чемберлена и Даладье. Во-первых, у тех еще не было исторического опыта, а нынешние уже знают, к чему привел Мюнхенский сговор. Во-вторых, и об этом я уже писал в 2014-м году в материале, который так и назывался: Два различия (о разнице между Мюнхеном-1938 и Мюнхеном-2014), в 38-м году Гитлера можно было остановить только военным путем, поскольку фюрер и его окружение не имели вкладов в иностранных банках, у них не было недвижимости в других странах, а их дети не учились на Западе.

 

Путин же со своим Озером по уши инкорпорирован в этот самый Запад, настолько, что, как заявила недавно на сенатских слушаниях эксперт Центра новой американской безопасности Элизабет Розенберг, Объем средств, которые контролирует персонально Владимир Путин и люди, близко с ним связанные, настолько огромен, что замораживание или арест этих денег может вызвать настоящую катастрофу на европейских финансовых рынках и очень болезненно отразится на банковском бизнесе в США. Эксперт по этой причине призвала воздержаться от ареста путинских активов. Может быть, этот путь сегодня и чреват издержками, но в любом случае это тот способ, который поможет избежать новой крови, к чему стремится Лев Шлосберг.

 

Нежелание Запада проявить должную политическую волю в 2014-м году (и еще ранее, в 2008-м, после нападения на Грузию) привело к тому, что сегодня мы имеем 10 тысяч погибших в украинской войне и несколько тысяч погибших сирийцев непосредственно погибших от российских бомбардировок. Если же учесть, что шесть российских вето, наложенных покойным Чуркиным на резолюции Совбеза ООН по Сирии, не только спасли Асада, но и дали ему возможность и далее беспрепятственно уничтожать собственный народ, то Россия, вместе с Дамасским мясником, конечно, разделяет вину за гибель сотен тысяч сирийцев.

 

Мир сегодня оказался на грани ядерной войны. Главная заслуга в этом, прежде всего, российского президента. Но без пассивного содействия этому лидеров западных стран, в первую очередь лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы с его безоглядным пацифизмом, Путин бы так не распоясался. Попробовал бы он так обнаглеть при условном Рональде Рейгане!

 

И последнее. Самые поразительные для меня откровения Льва Шлосберга либерала и оппозиционера путинской власти.

 

Но сегодня по дороге к миру между Украиной и Россией не идёт почти никто из политиков. Все они идут по дороге войны, дороге войны за земли ... Голоса соловьёв войны в российских и украинских СМИ оказались удивительно похожи они поют одну и ту же мелодию, только на разных языках.

 

Знаешь, что объединяет этих несовместимых, на первый взгляд, людей, Айдер? Пренебрежение к человеку и жажда новых земель. Из этого пренебрежения и этой жажды хлынула кровь погибших на российско-украинской войне.

 

И далее:

 

Политики заварили эту кровавую кашу  и только политики могут её расхлебать. Но абсолютно другие политики. При Владимире Путине и, предположу, Петре Порошенко эта проблема не будет решена. Для установления мира между Украиной и Россией потребуются люди, которые не отдавали приказа стрелять.

 

То есть, кашу заварили и российские, и украинские политики. И вину за продолжающуюся войну Шлосберг в равной степени делит между агрессором и жертвой. И он не видит разницы между приказами Путина по захвату частей Украины и приказами Порошенко по защите ее территории. Да, чтобы защитить свою землю от агрессора, в агрессора приходится стрелять. А как же во Вторую мировую (Великую Отечественную) стреляли в оккупантов? Не надо было?

 

Поразительная нравственная глухота только такой здесь может быть комментарий.

 

И, если уж уравнивать жертву и палача, давайте додумывать до конца и еще вину за Холокост в равной степени возложим и на нацистов и на евреев.

 

Вадим Зайдман