Франция. Выборы

 

Путин на Поле Чудес

Надежды Путина на пророссийский фронт в Европе похоронены

 

Кажется, у Путина таки началась полоса невезения. Которую с таким нетерпением ждало, говоря языком советского агитпропа, все прогрессивное человечество. А и пора бы после 17 лет везения (в его понимании). Да и год на дворе тоже 17-й Располагает.

 

Как интересно получилось: Трамп, которого Путину удалось подсадить на американские галеры (его хакерское влияние, может быть, было и небольшим, но решающим, поскольку Дональд победил Хиллари с минимальным перевесом), взял да и предал. Банально кинул. Не оправдал возложенного на него вИсокого доверия. Ну и, возможно, еще кое чего.

 

А Мариночка наша Ле Пеночка, которая уж точно доверие бы и оправдала и даже переоправдала пролетела, как известный деревянный предмет над столицей Франции. Причем, что пролетела, стало ясно уже после первого тура, о чем я и написал в заметке, выставленной на нашем сайте.

 

Хотя Марина набрала в первом туре не намного меньше голосов, чем ее соперник (у Макрона почти 24 %, у Ле Пен около 21,5%), было понятно: большинство тех, кто голосовал за девятерых кандидатов, не прошедших во второй тур, проголосуют, несомненно, за Эммануэля Макрона. Так и случилось. По официальным данным на 8 мая, накануне сдачи этого номера в печать, известно, что Макрон набрал 66,1 % голосов, Ле Пен 33,9 %. Красиво разделились практически 2/3 к 1/3.

 

Путин полагал, что во Франции у него беспроигрышный вариант, что во второй тур выйдут Мариночка, которую он так щедро финансировал, и Франсуа Фийон. Ему, конечно, предпочтительней была победа Ле Пен, но и Фийон, занявший пропутинскую позицию, представлялся ему приемлемым кандидатом. Он, в частности, выступал за признание Крыма российской территорией. Буквально накануне первого тура он сказал в интервью LeFigaro: Никто не может отрицать, что Крым исторически, культурологически, лингвистически является русским. Бесполезно говорить о том, что Россия должна покинуть Крым, этого никогда не произойдет. Из данного высказывания следует, что Фийон не только считает эту ситуацию данностью, которую нельзя изменить, он считает эту ситуацию вполне справедливой.

 

Фийон это был в глазах Путина такой французский Трамп. Одна из российских публикаций, появившихся после победы Фийона на праймериз, так и предрекала: Французский Трамп расколет Европу.

 

Правда, теперь, после измены Трампа, стало понятно, что нет никакой гарантии, что и Фийон не кинет Путина, поэтому Ле Пен была ему желанней. Но, думается, он все-таки отдавал себе отчет, что ее шансы оказаться на французских галерах минимальны. Ее основная роль, которую она должна была сыграть по задумке Путина, это не дать пройти во второй тур кому-то третьему. Чтобы второй тур с Фийоном и Ле Пен стал, по выражению Виталия Портникова, битвой друзей Путина.

 

Но случился облом. Фийон в первом туре не получил не только золото, но и серебро, и с бронзой оказался за бортом второго тура.

 

Плакали денежки Владимира Путина, как пять золотых, зарытых богатеньким Буратино на Поле Чудес в Стране Дураков. С той разницей, что зарыл он (Путин, а не Буратино) поболее, чем пять золотых. Он думал: крекс-фекс-пекс и Франция его. (Так же, как ранее США).

 

Путин, поставив на Национальный Фронт, намеревался стать архитектором пророссийского фронта в Европе. Но уже по результату первого тура эти надежды рухнули. Второй тур факт обрушения подтвердил. Причем, эту брешь уже не заделать, независимо от результата предстоящих выборов в Германии. Но и в Германии останется ли на посту канцлера Ангела Меркель, или ее сменит Мартин Шульц хрен редьки будет Путину не слаще. И вместо пророссийского фронта получит Владимир Владимирович монолитный антипутинский фронт.

 

А если Дональд Трамп продолжит обозначенную 7 апреля политику в отношении мировых негодяев, то это может вылиться в общемировой оплот террористическому режиму Путина.

 

Как когда-то таким оплотом Империи Зла был Запад во времена Рональда Рейгана.

 

Вадим Зайдман

 

P.S. Европа вздохнула с облегчением Марин Ле Пен не прошла в президенты. Но результат выборов повод скорее не для радости, а для серьезного беспокойства. Потому что целая треть голосов, отданных за крайне правую националистку Ле Пен это очень много. Это как минимум информация к размышлению как французским, так и европейским политикам: неладно что-то в Европейском доме.