Художник и власть

 

Любовь к тирану

 

Что знаменитый американский режиссер Оливер Стоун делает рядом с российским правителем Владимиром Путиным? Откуда эта откровенная симпатия к человеку, который, по сути, нарушает все основные принципы творчества самого Стоуна. В знаменитом фильме Сальвадор Стоун выносил безжалостный приговор американским политикам, которые финансировали отряды контрас, расправлявшихся с противниками действующей власти и сторонниками мирного развития страны. Владимир Путин делает то же самое. Из российского бюджета идут средства на существование народных республик, в которых установлена криминальная диктатура тех самых, только местных контрас, расправляющихся с противниками русского мира и просто с теми, кто бросает вызов бандитскому режиму. В самой России Путин возглавляет гигантскую коррупционную преступную пирамиду, готовую уничтожить всякого, кто ей противостоит, достаточно вспомнить Политковскую, Магнитского, Немцова. Но почему же президент Рейган, который соглашался с помощью контрас, вызывал у Стоуна отвращение, а президент Путин вызывает у него восторг?

 

Дело не в Рейгане и не в Путине. Дело в самом Стоуне. Американский режиссер прошел ту же эволюцию, которую до него проходили многие художники Запада и Востока. Карьера начинается с обличения пороков собственной цивилизации, продолжается презрением к демократии, кажущейся просто заговором элит, а завершается откровенным восторгом перед авторитаризмом.

 

Для России самый яркий пример такой деградации пример Максима Горького. Великий писатель, который нашел все нужные слова не только для описания страданий маленького человека, но и для обличения большевистского переворота и террора, развязанного новыми правителями страны, закончил свою жизнь немым заложником Иосифа Сталина, винтиком в системе НКВД, организатором управляемого властями Союза советских писателей и певцом ГУЛАГа. 

 

Не менее страшный пример это разложение Кнута Гамсуна, норвежского гения, жившего страданиями и проблемами простых людей своей страны. Великий автор Голода посвятит вдохновение своей старости Адольфу Гитлеру и подарит медаль Нобелевского лауреата Йозефу Геббельсу. Он будет поддерживать коллаборационистское правительство Квислинга и возмущаться норвежским сопротивлением. Потрясенные норвежцы даже не осмелятся отдать его под суд, признают невменяемым хотя Гамсун был в своем уме, твердой памяти и отличной творческой форме. Предательство Гамсуна Норвегия выхаркивает из себя по сей день, хотя сам писатель никаким предателем себя, конечно, не считал и был уверен, что в одиночку противостоит империалистической англосаксонской цивилизации. 

 

По сравнению с Горьким или Гамсуном Оливер Стоун еще агнец, хотя его творческая деградация продолжается и неизвестно, к каким результатам она приведет. В конце концов, кинорежиссер уже вовлечен Путиным в коррупционную сделку, примерно как Горький Сталиным. Горький в конце жизни отчаянно нуждался в переизданиях и комфорте и получил это от кремлевского небожителя. Нынешний хозяин Кремля не просто разговаривает с американцем, но еще и является работодателем его сына, подвизающегося на пресловутом пропагандистском телеканале Russia  Today. О подлинных размерах гонораров Стоуна-младшего можно только догадываться, так как в России основная часть коррупционных выплат проходит мимо кассы, просто вручается служащему в конверте и этот конверт, не облагаемый никакими налогами, может оказаться главным связующим звеном в отношениях Стоуна и Путина. При этом оба Стоуна могут не считать себя винтиками российской пропагандистской машины они всего лишь борются с империализмом, а Россия им в этом помогает. В конце концов, успешная борьба талантливых людей должна щедро финансироваться чтобы они могли противостоять засилью капитала.

 

При этом не только Стоуну льстит общение с Путиным. Путину тоже льстит общение со Стоуном. Нужно вспомнить, как с первого дня своего прихода к власти хозяин Кремля буквально льнул к западным знаменитостям, звездам, которых раньше он видел исключительно на киноэкранах. Но с течением времени когда Путин почувствовал себя памятником ему понадобился именитый собеседник,  с которым можно будет разговаривать на равных. Оливер Стоун великолепно подходит на такую роль. Почему человек, который обожествлял Фиделя Кастро и восхищался Уго Чавесом, не сможет с таким же восторгом разговаривать с Путиным, почему не сможет воспринимать ложь как правду, а правду как ложь? И у Стоуна все действительно отлично получается. Со Стоуном Путин может не сдерживать себя, как средневековый монарх с любимым шутом, присланным в подарок коллегой по трону. 

 

Мне всегда было интересно, как в одних и тех же художниках совмещается стремление обличить недостатки демократии с искренним, раболепным преклонением перед диктатурой, не признающей никаких обличений и уничтожающей своих врагов? И я начинаю подозревать, что причины деградации всех Стоунов последних десятилетий вовсе не в том, что они хотят улучшить демократический мир. А в их презрении к демократическому миру. В их тяготении к сильной руке, которая наведет порядок и будет проводить ту политику, которая им нравится. Или наоборот им априори будет нравиться политика любого тирана, защитника традиционных ценностей и простого народа. Стоун, создавший впечатляющую эпопею о вьетнамской войне и не пощадивший Соединенные Штаты, с ухмылочкой проходит мимо чеченской войны Путина, мимо грузинской войны Путина, мимо украинской войны Путина просто потому, что его не пугает кровь, которую проливает диктатор. Стоун, который возмущался жестокостью сальвадорских контрас, восхищается одним из самых отвратительных убийц ХХ века Фиделем Кастро, по сравнению с которым любой латиноамериканский правитель просто вегетарианец. Но Кастро правит своим островом твердой рукой, он почитаем подданными, он ненавидит Соединенные Штаты и это сочетание вводит Стоуна в самый настоящий экстаз, почти любовный. Да, он любил Кастро, он любил Чавеса, он любит Путина, а Гамсун любил Гитлера, а Горький Сталина. Это любовь к силе, не признающей полутонов. Любовь к легитимизированному праву на убийство любого масштаба, когда речь идет уже не об одном человеке, а о сотнях, тысячах, миллионах людей. Эта любовь не прекращается даже когда герой умирает. Гамсун написал восторженный некролог Гитлеру, уничтожившему Германию и ввергшему мир в неисчислимые бедствия на момент написания этого текста все было понятно. Стоун снял восторженный посмертный фильм о Чавесе, хотя на момент съемки было ясно, что венесуэльский авантюрист превратил свою страну в мир нищеты и безысходности. Еще лет 15 назад он хотя бы пытался быть объективным и когда снимал фильм о  ближневосточном конфликте, то разговаривал не только с Арафатом, но и с Пересом, Бараком и Нетаньяху. Спустя годы от этой хваленной объективности не осталось  и следа. В фильме о российско-украинском конфликте главные герои Стоуна Путин и Янукович, здесь нет места ни украинскому народу, ни украинским политикам, которые защищают страну от агрессии. 

 

Осталась только любовь к тирану.

 

Виталий Портников,

7 Дней, 23 июня