Усмирение Чечни. Итоги

 

Гроза из Грозного

 

Протест мусульман у посольства Мьянмы (бывшей Бирмы) событие для России в высшей степени необычное. И не только потому, что полиция впервые за долгие годы не разогнала несанкционированное массовое собрание. В России вообще до сих пор не происходило массовых публичных акций протеста против нарушения прав человека в других странах.

 

В советскую эпоху правящая партия-государство периодически устраивала собрания трудовых коллективов, на которых передовые ткачихи гневно клеймили израильскую военщину и громко позорили чилийскую хунту. Правда, эти казенные митинги в защиту мира не выпускались из актовых залов заводов и институтов на улицу. Советская власть смертельно боялась даже тени неподконтрольной гражданской активности. Обыватель над этим откровенно ржал. Распевал глумливые куплеты на мотивы популярных советских эстрадных песенок:

По такому случаю
С ночи до зари
Зверствуют в Кампучии
Пол Пот и Иенг Сари.


Фальшь и лицемерие официальной советской пропаганды были очевидны. Обличая беззаконие, насилие и жестокость очередных черных полковников, она столь же гневно давала отповедь всем претензиям по поводу нарушений прав человека в СССР и союзных с ним странах как надуманным и лживым. А обыватель наматывал на ус, что любое выступление в защиту прав человека это не более чем риторический прием во внешнеполитическом соперничестве. Каждый обличает чужих сукиных сынов и отмазывает своих.

 

Это же неофициально объясняли ему и сверху. И в такие объяснения он почему-то сразу верил. А вот сделанный официальной советской религией интернационализм (предполагавший, между прочим, что зверства в любой стране касаются всего мира) отторгал легко и непринужденно. И не только из-за фальши изолгавшейся советской пропаганды. Любопытно, что когда следовать притворному советскому интернационализму стало необязательно, все существовавшие в СССР популярные периодические издания, специализировавшиеся на освещении политической жизни за рубежом, либо исчезли, либо переквалифицировались на внутренние темы.

 

Оказалось, что, вопреки мифам о всемирной отзывчивости русской души, россиянин глубоко безразличен к страданиям детей Африки, Азии и Латинской Америки. И дело не в том, что в 90-е годы ему было явно не до них из-за своих собственных проблем. Под тонкой пленкой советского интернационализма оказалось имеющее гораздо более древние корни убеждение: это не наше дело, потому что любой людоед, измывающийся над подведомственным населением, в своем праве. Потому что любая власть сакральна и неподсудна.

 

Это глубинное убеждение полностью совпало с установками новой российской власти. Ее линия на международной арене это последовательная защита любых, даже самых одиозных диктаторских режимов от давления со стороны других стран и международных организаций. Именно саботаж со стороны РФ превратил ООН в бесполезную говорильню, неспособную сделать хоть что-то реальное для обуздания жесточайшего государственного насилия хоть в какой-то стране.

 

Именно РФ вместе с КНР много лет блокируют принятие резолюции ООН по притеснениям народа рохинджа в Мьянме. Блокировать это не обязательно наложить вето при голосовании в Совете Безопасности. Если в ходе предварительных кулуарных обсуждений становится ясно, что согласовать позиции не удается, проект резолюции часто просто не доходит до голосования. И потом саботирующая страна может говорить я не я, и лошадь не моя. Ведь голосования не было.

 

Именно на это обратил внимание Алексей Навальный, саркастически посоветовавший озабоченным правами рохинджа мусульманам митинговать не у посольства Мьянмы, а у МИД РФ. И упрекнул призывавшего к митингам Рамзана Кадырова тот, мол, делает вид, что не замечает ответственности Кремля за трагедию рохинджа, и боится прямо выступить против подлой политики РФ. Однако Кадыров сразу парировал этот упрек, заявив: Если Россия будет поддерживать этих шайтанов, которые совершают преступления, я против позиции России.

 

Кстати, еще до заявления Кадырова совершенно подкремлевский муфтият Дагестана осудил митинг протеста в Махачкале как идущий вразрез с официальной позицией российской власти. Так что рассуждения некоторых оппозиционеров о том, что несанкционированный митинг в Москве не был направлен против действующей власти, лишь прикрывают нежелание проявить солидарность с абсолютно справедливыми правозащитными требованиями мусульман.

 

Под этим нежеланием все то же отношение советского, а потом и российского обывателя к защите прав человека как к всего лишь приему для достижения посторонних политических целей. Отношение, исходящее исключительно из соображений политической целесообразности. Вот не те люди стоят за выступлениями мусульман в защиту рохинджа. Нехорошие люди. И цели у них совсем не те. Защита прав человека лишь предлог.

 

И вот уже самых ярых оппозиционеров совсем не радует, что на несанкционированном митинге у посольства полиция впервые вела себя так, как и должна вести себя полиция в правовом демократическом государстве. То есть обеспечивала порядок, минимизировала неудобства для других граждан, но не хватала людей только за то, что они публично выражают свою позицию без специального разрешения. Разве не за это уже второй десяток лет ведут борьбу демократические активисты? Но нет, эти оппозиционеры возмущаются тем, что митингующих не разогнали так же, как недавно разгоняли их самих.

 

И вот они уже готовы встать на защиту чести и достоинства нашего Путина, которого публично унизил Кадыров. Вынудил не применять силу. Заставил срочно скорректировать внешнеполитическую позицию и потом давать сбивчивые объяснения, что это просто пресс-служба забыла сообщить о том, что РФ осуждает насилие над рохинджа. Как смеет этот варвар диктовать нашему великому людоеду, какую ему проводить внешнюю политику? Заставлять отказываться от своих важнейших людоедских внешнеполитических установок? Кто он такой? Пусть не забывает, что он всего лишь губернатор завоеванной провинции!

 

Вот здесь и зарыта собака. Большая часть нашей общественности, даже вполне оппозиционной и вполне либеральной, продолжает видеть в Чеченской Республике завоеванную провинцию. И все еще надеется принести туда европейскую демократию на российских штыках. Сколько раз пробовали, и все никак не надоест.

 

Знаменитый тележурналист, которого после долгих идейных скитаний нынче прибило к берегу прогрессивной общественности, в 1995 году снимал апологетические сюжеты о геройских усмирителях Кавказа, увешанных боевыми трофеями гирляндами отрезанных ушей. Вот так выглядит европейская демократия на российских штыках, и по-другому она выглядеть не будет. Не верите спросите у того тележурналиста. У него есть опыт и было много лет, чтобы его переосмыслить.

 

Наша отходчивая прогрессивная общественность такие вещи легко забывает. Потому и звучат на митинге в Грозном зловещие слова: Пусть русские запомнят! Говорите, это митинг совсем не про Мьянму? Да, это митинг про те отрезанные уши. Доля населения Чеченской Республики, погибшего в ходе двух последних захватнических, колониальных войн российского империализма, сопоставима с долей населения СССР, погибшего в ходе войны с Гитлером. Доля жителей Чеченской Республики, похищенных и зверски убитых таинственными эскадронами смерти уже после окончания боевых действий, сопоставима с долей граждан СССР, расстрелянных в 1937-1938 годах. А вы спрашиваете, почему не про Мьянму.

 

Сколь бы ни был чудовищен тоталитарно-террористический режим Кадырова, но беспорядочный массовый террор российских интервентов он прекратил. Страшной ценой предательства. Заменил его избирательным террором против своих оппонентов. Но по сравнению с прямой властью российской военщины это был прогресс в области прав человека. Именно поэтому массовая поддержка Кадырова в Чеченской Республике реальность, а не имитация. И если Кремль попытается обращаться с ним как с всего лишь губернатором завоеванной провинции, он вновь столкнется с сопротивлением чеченского народа. С Кадыровым или без Кадырова, но Чеченскую Республику никогда не будет возглавлять российский губернатор.

 

Кадыров исключительно внутричеченская проблема. Мы на столетие потеряли право делить чеченцев на плохих и хороших. А вот они вправе нас на плохих и хороших не делить. Они делят нас на полезных и бесполезных. И только соображения полезности заставляют Кадырова поддерживать иллюзию пребывания Чеченской Республики в составе России. Возможность все в большей степени распространять свою власть на Россию. Кадыризация России, венчаемая триумфальным вступлением Кадырова в Кремль, давняя страшилка нашей общественности, прогрессивной и не очень. Однако у России есть простой способ не допустить Кадырова в Кремль: признать независимость Чеченской Республики.

 

Александр Скобов,

Грани, 5 сентября