Казус Серебренникова

 

Прямой эфир

То, что не прозвучало на радио

 

Вчера я был в дороге, когда позвонил продюсер Радио Коммерсант ФМ. Сказал, что вечером будет прямой эфир, и просил, могу ли я прокомментировать ситуацию с письмами оскароносных ВИПов (Кейт Бланшет и других) в защиту Кирилла Серебренникова.

 

Хорошо, прокомментирую.

 

Отлично, спасибо. Сергей Леонидович, а не могли бы вы сейчас вкратце рассказать, о чем будете говорить? У нас в прямом эфире несколько комментаторов и два гостя. Хорошо бы знать, когда пустить ваш комментарий.

 

Хорошо. Вот что я скажу: Очень хорошо, что все эти замечательные люди пишут письма в защиту режиссера, который под домашним арестом. Только вот почему они не писали письма в защиту режиссера Сенцова, которому низачто дали 20 лет тюрьмы. Он даже грантов никаких у Путина не брал. Хотя дело даже не в миллионах, в краже которых обвиняют Серебренникова. Никакого отношения к закону это дело вообще не имеет. Решение об аресте Серебренникова в сегодняшней ситуации принято лично одним человеком, для которого все это давно превратилось в игру, в баловство, в каприз. Он наслаждается тем, что может подвесить жизнь любого человека, с именем или без. А письма Бланшет и других это именно то, чего Путин ждет. Это его забавит больше всего: Вот вы все меня просите, на коленях стоите, умоляете, а я что хочу, то и делаю. Хочу казню, хочу милую! Здесь все мое! И нефть, и щука и режиссеришко ваш, который возомнил о себе невесть что. Как я решу, так и будет. У нас низачто не сажают. Закон у нас все и для всех. Кроме меня и друзей. А остальные пусть письма пишут. Почитаем ...

 

Отлично, Сергей Леонидович. Мы вам позвоним в шесть, проверим связь.

 

Звонок в шесть:

 

Сергей Леонидович, к сожалению, эфир прямой перенесли. Мы вам потом позвоним. Хорошо?

 

Хорошо. Звоните.

 

Вот такие у нас прямые эфиры сегодня.

 

Сергей Лойко,

Facebook, 29 августа