Эра милосердия

 

БАНО Эко по-тверски: как ловцы зарабатывают бюджетные миллионы на фабрике смерти

 

Гора сожженных собачьих трупов, вонь от догнивающих тел, тощие, как скелеты, но ещё пока живые щенки пищат от голода. Это не фильм ужасов и не концлагерь для животных. Это приют для бездомных собак в Рамешках, который за бюджетные (и далеко не малые) деньги отлавливает бездомных животных в Твери и области. Цена вопроса 3 000 рублей на одну собаку. Себестоимость ничтожная три копейки на бензин, крысиный яд и черный полиэтиленовый мешок.

 

Вечером 23 августа волонтёры Инициативной группы по защите животных Твери вместе с корреспондентом ТИА съездили в рамешковский приют, где нашли гору сожженных трупов собак. 

 

Двумя днями раньше вокруг здания ещё валялись десятки черных пакетов с разлагающимися останками. Фото в соцсети выложила жительница Твери Ольга, потерявшая свою собаку и приехавшая в рамешковский приют в надежде её найти: Сегодня посетила это ужасное место в Рамешках... На месте никого не оказалось, к телефону никто не подходит. Рядом с этим сараем, где находятся собаки, лежат черные мешки с трупами животных, которые гниют и кишат личинками, мухами.

 

Черных мешков с трупами волонтёры не нашли. Ловцы успели всех собак сжечь. Но убрать горы костей не потрудились.

 

Рядом с этой горой пищат щенки, больше похожие на скелеты, обтянутые кожей. На сухари, по случаю оказавшиеся с собой, голодные собаки накинулись, как на мясо.

 

               

 

Потому что ловцы чувствуют свою абсолютную безнаказанность. По сути, приют в Рамешках это тот же БАНО-Эко, только в меньших масштабах, говорят зоозащитники.

 

Вряд ли хоть кто-нибудь не слышал о трагедии в Бано Эко, но всё же напомним: приют Эко-Вешняки, принадлежащий некоммерческой благотворительной организации БАНО ЭКО, один из крупнейших в Москве, рассчитанный на десять тысяч бездомных собак и кошек и существующий на средства из городского бюджета. Когда вокруг приюта стала распространяться вонь мертвечины, зоозащитники проникли на территорию, где обнаружили сотни трупов домашних животных. Мертвые собаки и кошки лежали вперемежку с ещё живыми. На содержание бездомных животных приют ежегодно получал миллионы из столичного бюджета. После разразившегося скандала против руководителя БАНО ЭКО Веры Петросян были возбуждено несколько уголовных дел, а название приюта-концлагеря стало нарицательным.

 

Рамешковские БАНО-эковцы занимают на сегодняшний день самую крупную долю рынка услуг по отлову и содержанию безнадзорных животных в Тверской области. Отловом компании занимаются несколько лет. При этом фирмы, имея одних и тех учредителей, практически ежегодно меняют названия ООО Стройсервис, ООО Стройремсервис, ЖКХ регион. Государственные контракты на отлов и содержание безнадзорных животных в районах Тверской области, которые из года в год выигрывают ловцы, исчисляются миллионами рублей. Чтобы вы понимали, всё это деньги налогоплательщиков.

 

Только в этом году на решение проблемы безнадзорных животных в регионе выделено 8 600 000 рублей. На эти деньги должно быть отловлено 2 940 собак. То есть почти по 3000 рублей на хвост.

 

В 2017 году компания ЖКХ регион выиграла торги не только во всех районах Твери и близрасположенном Калининском, но и отдаленных Западная Двина, Ржев, Кашин, Кесова Гора, Зубцов. Условия госконтрактов достаточно жесткие и регламентированы постановлением Правительства Тверской области от 02.07.2013 № 287-пп О Порядке организации регулирования численности безнадзорных животных на территории Тверской области. 

 

В соответствии с документом, отлов безнадзорных животных производится в целях их возвращения владельцам. Информация о местонахождении пункта передержки и планируемых мероприятиях по отлову должна быть размещена в СМИ, а все заинтересованные лица могут посещать пункт передержки без ограничений.

 

Ловить животных можно только устройствами и средствами для их обездвиживания. Отловленные собаки и кошки помещаются в пункт временного содержания живыми, а не в черных мешках, на каждого оформляется карточка учета с описанием отличительных примет и окраса. В приюте животные находятся как минимум 10 дней на карантине. За это время оценивается их состояние здоровья и характер. Затем из карантинного блока животных переводят в вольеры, где они должны содержаться ещё 30 дней. Сотрудники приюта обязаны кормить, поить и выгуливать подопечных.

 

Умерщвление безнадзорных животных допускается только при наличии признаков заболеваний, общих для человека и животного, и при обороне от нападающего безнадзорного животного.

 

Но это только на бумаге. На деле же рамешковские ловцы убивают собак прямо на улицах, в присутствии взрослых и детей, зоокумарином (крысиный яд), а погибших в агонии животных грузят в черных полиэтиленовых пакетах в багажник машины и везут в Рамешки сжигать. 

 

При этом, как говорят зоозащитники, под такой отлов попадают социализированные животные и щенки. Диких и агрессивных таким методом отловить невозможно.

 

Сам директор конторы Владимир Ивушкин утверждает, что собак не травит. Животные содержатся у него в приюте ровно 30 дней, а щенки такие тощие, потому что дня два всего у нас, ещё не успели откормить.

 

Главный ловец подтвердил, что гора сожженых костей это останки собак. Жгут их раз в два дня в собственном крематории, а хоронят останки в колодце. У нас поток собак огромный. Новый сотрудник пока не разобрался, что к чему, поэтому и мешки с трупами были раскиданы не на месте, добавил он.

 

На вопрос, как организован отлов, Владимир Ивушкин рассказал, что собак ловят дротиками со специальным веществом, как называется, не помнит. Но точно не крысиным ядом. Собак привозят в пункт передержки, где они проходят осмотр ветеринара и по его заключению через 30 дней кремируются.

 

Все мы любим собак и стараемся их пристроить. Мы даже завели в соцсети страничку, где пристраиваем щенков. Щенки хорошо пристраиваются, а взрослые собаки очень редко.

 

На все остальные вопросы Владимир Ивушкин пообещал ответить по запросу. 

 

В самих Рамешках, как рассказали ТИА жители посёлка, идет борьба между неравнодушными людьми и владельцами приюта.

 

Каждую бездомную собаку, появившуюся на улице, мы бежим сломя голову забирать. Потому что приедут они на своей ржавой девятке, убьют и сожгут. Им же нужно поголовье, чтобы контракты отрабатывать.

 

Жители Рамешек говорят, что несколько собак, которых редакция видела в пункте передержки, все знают. Они живут там давно и для отвода глаз:

 

Приедет кто-нибудь с проверкой, а у них там якобы отловленные собаки. А на самом деле в поле каждый день дым они жгут и жгут, жгут и жгут трупы.

 

Во всем этом кошмарном аду, устроенном Ивушкиными в Рамешках, контрольные ведомства из года в год находят самые минимальные нарушения: ловцы были одеты не по форме, машина не оборудована клетками. Всё остальное в порядке. 

 

Сейчас тверские волонтёры планируют в сотый раз написать жалобы и запросы во все контрольно-надзорные ведомства, в том числе, Счетную Палату на предмет проверки исполнения госконтрактов. Чиновники потратят кучу бумаги, чтобы написать новые отписки. Всё это борьба с ветряными мельницами.

 

Руководитель Инициативной группы по защите животных Твери Николай Морозов уверен, что решить проблему может только принятие федерального закона Об ответственном обращении с животными, проект которого Госдума не может рассмотреть уже больше шести лет.

 

16 сентября тысячи зоозащитников из десятков городов России, включая Тверь, готовятся  выйти на улицы с требованием принять закон.

 

Tvernews.ru, 25 августа