Эра милосердия

 

В прошлом номере Рубежа мы рассказали о том, что Бэки, щенок из Абхазии, сестричка приехавшей в Нюрнберг в начале лета Флоки (обе нашли временное пристанище у Марины Климовой из Подмосковья), тоже нашла свой дом. В Москве. Домом Бэки стал дом Юлии Бондарьковой и ее дочери Дуни.

 

А к выпуску этого номера Рубежа мы получили от Дуни рассказ о новой жизни Бэки, который с удовольствием и предлагаем нашим читателям. Остается добавить, что Евдокия студентка, закончила 1 курс государственного литературного института, факультет драматургии.

 

БЭКА

 

Обычно я просыпаюсь под будильник. Пронзительное кукареканье мешает спать дальше, я злюсь, но поднимаюсь. Теперь мне не нужен будильник. В руку тыкается мокрый нос, мешая спать дальше. Я улыбаюсь и поднимаюсь.

 

С тех пор, как у нас появилась Бэки, изменилось много вещей. Большой зелёный ковёр больше не пустует, на крючках в коридоре весит шлейка и ошейник, на кухонном паркете алеют две большие миски, по комнате разбросаны шуршащие и пищащие игрушки. Изменилось многое. Но это не груз и неудобство. Это что-то необходимое, что-то правильное.

 

Мы гуляем три раза в день. Хотелось бы больше, потому что мне нравится смотреть, как она радуется ветру и солнечным лучам. Хотелось бы без поводка, потому что мне нравится, как при беге она высовывает розовый язык. Но пока мы осторожничаем, привыкаем к миру, аккуратно обнюхиваем незнакомцев-прохожих, избегаем больших собак, настороженно глядим на человеческих детей. Мы привыкаем и друг к другу, определяя, есть ли в нашей дружбе границы, чёткие ли они или их можно осторожно переступить прикусить руку во время игры, царапнуть коготком по коже.

 

Бэки любит поесть, а потом обнюхать миску и пол вокруг не осталось ли что-нибудь ещё. А потом она обязательно подойдёт к тебе, уставится на тебя. Она любит ласку. Почеши мне живот, почеши под мордочкой, почеши за ушами и я пойму, что ты рад быть здесь, рядом со мной. А взамен я буду охранять тебя.

 

Я защищу тебя от любой опасности. Если в коридоре хлопнет дверь, грянет гром на улице, повернётся ключ в замочной скважине, даже пробежит по стене странная тень я прогоню неприятеля своим звонким лаем, но тут же замолкну, когда увижу, что тебе не угрожает опасность.

 

Мы тоже бережём Бэки. Честно, никогда не думала, что буду так сильно переживать за чью-то жизнь. Перед выходом на улицу проверяю её поводок вдруг она вырвется и потеряется. Когда переходим дорогу, внимательно смотрю на каждую машину. Когда Бэки утыкается носом в траву, смотрю за ней внимательно теперь я знаю о догхантерах. Но люди, которые забирают невинные жизни, не получат жизнь того, кого я люблю.

 

Но, к счастью, Бэки очень учёная, она знает три (!) команды и всегда слушается меня. Спасибо за это её куратору Марине Климовой, и не только за это. Спасибо за Бэки в целом, за её здоровье и огонёк в глазах. Без вас он вряд ли горел бы так долго!

 

Бэка привыкает к нам постепенно. Не заснёт, пока не увидит, что мы тоже легли. Скулит и расстраивается, когда видит, что кого-то из нашей маленькой семьи нет дома. Кажется, она почти полюбила нас. Поэтому, когда мы уходим, она тоскует. Мы не знаем, насколько сильно, ведь ещё ни разу она не погрызла нашу обувь, наши книги, наши подушки. Мы просто видим, как сильно она радуется, когда мы приходим, как виляет хвостом, как кидается к нам и подставляет свою гладкую шоколадную голову.

 

Мне кажется, Бэки боится, что мы можем не прийти, бросить её одну. Но ей не стоит бояться, потому что мы никогда не оставим её, не бросим. Может, она пока не представляет, что какая счастливая и долгая жизнь её ждёт. Наверное, это к лучшему. Ведь эта жизнь только начинается.

 

Евдокия Харитонова