Германия

 

Последний шанс Шредера

Судьба коллаборационистов чаще всего складывается печально

 

Русская версия статьи, вышедшей в нескольких немецких СМИ

 

Пока в Германии бурно обсуждалось предстоящее назначение бывшего канцлера Герхарда Шредера в совет директоров Роснефти, в Москве стала достоянием гласности криминальная история, достойная голливудского фильма про мафию. На суде над бывшим министром экономического развития Улюкаевым, обвиняемом в получении взятки от Роснефти, были зачитаны материалы прослушки его переговоров с гендиректором этой компании, ближайшим многолетним соратником президента Путина, Игорем Сечиным. Российская публика привыкла к постоянным скандалам в высших эшелонах власти, но эти записи произвели эффект разорвавшейся бомбы. Судя по ним, Сечин мог бы давать мастер-классы по коварству и предательству самому Иуде. Заманивая своего приятеля-партнера Улюкаева в ловушку, он проявил незаурядную изобретательность и артистизм. Вначале Сечин рассыпался в комплиментах, приглашая дорогого друга к себе в офис, чтобы посмотреть на компанию. Затем долго забалтывал министра дружеско-деловыми разговорами, периодически демонстрируя почти отеческую заботу о его здоровье. В конце концов, поймав потерявшего бдительность Улюкаева в свою паутину, Сечин нанес ему смертельный удар вручил министру меченную специальной краской сумку с деньгами, а потом обвинил его в вымогательстве у Роснефти взятки. Именно это стало главным доказательством против Улюкаева в суде. Теперь уже бывший министр говорит, что был убежден, что в этой сумке только набор колбас и вино традиционный подарок Сечина. Но следствие утверждает, что Улюкаев знал о лежащей там двухмиллионнодолларовой взятке.

 

Независимые российские аналитики утверждают, что Сечин заманил министра в ловушку, мстя ему за попытку помешать захвату компании Башнефть. Вообще, главу Роснефти считают одним из самых зловещих персонажей в путинском окружении. Особенно прославился он в деле ЮКОСа, основатели которого обвиняют Сечина в организации рейдерского захвата их компании. В деле ЮКОСа, Башнефти и других отжатых им бизнес-структур Сечин поступал по одной и той же схеме: организация ареста учредителей и топменеджеров, а, затем, силовой захват компании. Жертвами этих рейдерских атак стали десятки, если не сотни людей, на долгие годы оказавшихся за решеткой. Сечин, обладающий за счет близости с Путиным почти безграничным влиянием на российские правоохранительные органы, прославился личной жесткостью и мстительностью. Бывший юрист ЮКОСА Василий Алексанян, вышедший из тюрьмы смертельно больным, успел рассказать журналистам, что глава Роснефти жестоко преследовал его и приказал из заключения живым не выпускать.

 

Герхард Шредер, пытаясь оправдать свое будущее назначение, недавно сказал, что если бы его назначили не в российскую нефтяную компанию Роснефть, а, скажем, в Эксон в США, пресса была бы в восторге. Наверное, так бы и было. Есть только одно но: Роснефть не обычная нефтяная компания, а по сути преступная группировка государственных рейдеров из ближнего окружения Путина. Войдя в ее руководство, бывший германский канцлер станет ширмой кремлевской мафии, соучастником высокопоставленных преступников.

 

Российская верхушка использует Роснефть не только для личного обогащения, но и как инструмент агрессивной внешней политики. Недаром эта компания была подвергнута европейским, а лично Сечин еще и американским санкциям. Тем не менее из-за противодействия многочисленных друзей Роснефти в Германии эти санкции практически не работают. Вопреки им Роснефть активно расширяет свой немецкий бизнес. Она третий по величине нефтепереработчик на местном рынке. В прошлом году объем переработки нефти на НПЗ Роснефти в Германии увеличился на 17,8 процента, до 12,7 миллиона тонн. А поставки нефти выросли с 12,9 миллиона тонн в 2012 году до 22,5 миллиона тонн в 2016-м. Несмотря на санкции, Роснефть недавно с помпой открыла дочернюю компанию в Германии. Сечина принимали в Берлине на высоком уровне, например, министр экономики Бригитта Циприс.

 

Понимающие Путина (а заодно и его друга Сечина) европейские политики уверяют, что выступают всего лишь за бизнес-сотрудничество с Россией. Но такие люди как Сечин не обычные бизнесмены. Они часть российской правящей олигархии, состоящей в основном из выходцев из спецслужб, еще в чекистской молодости накаченных ненавистью к Западу. Для этих людей, как в открытую признал их вождь Путин: распад СССР главная геополитическая катастрофа минувшего века. Их мечта преодолеть последствия этой катастрофы, в том или ином виде возродить империю. Не случайно, что ближайший помощник Сечина, вице-президент Роснефти Михаил Леонтьев известный в России пропагандист антизападной ксенофобии, империализма и войны.

 

Еще во времена СССР чекисты активно действовали через формально коммерческие компании, типа Amtorg Trading Corporation, ставшей центром советского шпионажа в США. Сейчас российские корпорации, активно проникающие в экономику европейских стран, тоже быстро становятся инструментами кремлевского влияния, используемыми в том числе для вербовки местных элит (боюсь, именно так происходит и в деле Шредера).

 

Я был знаком с западными бизнесменами, приехавшими в Россию за большими, легкими деньгами. Большинство из них были вынуждены сотрудничать с местной коррумпированной бюрократией. Очень быстро они теряли европейский лоск, перенимали социальные практики и привычки российского криминального сообщества, с которым приходилось иметь дело. В прошлом вполне законопослушные бюргеры постепенно становились все больше похожи на какое-то подобие героев известного фильма Отпетые мошенники. Понятно, что такие люди были очень уязвимы для шантажа, а поэтому целиком зависимы от путинских властей. Нечто похожее происходит и с представителями западного истеблишмента, сотрудничающими с российским окологосударственным бизнесом.

 

Российская системная коррупция, как раковая опухоль, уничтожив демократические институты в России, стремительно расползается по миру. Она не только социальное зло, но и инструмент манипуляции западными элитами; отмычка, с помощью которой Кремль пытается проникнуть к пульту управления Европой.

 

Европейцы, помогающие российским властям, забывают, что судьба коллаборационистов чаще всего складывается печально. Улюкаев был известным либералом, а потом, вопреки собственным убеждениям, пошел на сотрудничество с путинским режимом. Сделка с дьяволом закончилась для него плохо. Чекисты жестоко подставили министра, как только он стал им неудобен. Чем сильнее Шредер запутывается в связях с путинской мафией, тем большей опасности себя подвергает. История Улюкаева должна была бы стать для него предупреждением. У бывшего канцлера есть еще время показать, что он способен учиться на чужих ошибках.

 

Игорь Эйдман,

Каспаров.ру, 16 сентября