Россия

 

Умученные от Эха

 

На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство Эха предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля что ж с него взять.

 

Эвакуация, а, точнее сказать, эмиграция это самый адекватный ответ на тот вызов, который сегодня особенно остро встал перед теми российскими журналистами, которые по какому-то странному капризу пытаются создавать журналистскую продукцию на территории РФ. Так поступили Аркадий Бабченко, Андрей Пионтковский, до них Евгений Киселев, Савик Шустер, Леонид Бершидский и другие. Есть примеры эвакуации целой редакции та же Медуза, которая пишет о России и работает на Россию из-за границы.

 

Государственный телевизор развернул полномасштабную войну против радио Эхо Москвы. Телезрители, которые не знали, кто такая Татьяна Фельгенгауэр и что с ней произошло, но посмотрели Вести недели с Дмитрием Киселевым от 29.10.17, легли спать в полной уверенности, что это кровавые маньяки с Эха Москвы, ведомые своим главарем, Алексеем Венедиктовым, в темноте пробираются в редакции России 1 и режут своими кривыми ножами патриотически настроенных сотрудников.

 

Насмотрелся сетевизора Эха Москвы и взялся за нож, так Дмитрий Киселев анонсировал самый длинный сюжет своей программы. И дальше пошли описания преступлений журналистов Эха против государства в целом, Кремля, в частности, и государственного телевидения, в отдельности. Всю прошедшую неделю наша псевдолиберальная тусовка, что группируется вокруг Эха Москвы, почем зря травила телевизионные каналы, а заодно и Кремль за создание некоей атмосферы ненависти в стране, при которой и журналистов режут, объявил Киселев и надулся от возмущения, показывая всем своим видом, что ему непонятно, как таких извергов носит земля.

 

Назвав главное преступление эховцев, Киселев приступил к подробному описанию того, во что превращаются люди под воздействием Эха Москвы. Тут голос Киселева немного дрожит, а лицо и вся фигура пытается выразить сострадание к этим несчастным, которые вынуждены слушать Эхо Москвы вместо того, чтобы смотреть Россию 1. Сострадательные мышцы на лице Киселева отсутствуют, поэтому получается плохо, но он очень старается. Жаль аудиторию Эха, заявляет Киселев. Коллективный портрет этой группы людей можно легко обрисовать по результатам опросов, которые регулярно проводит сама радиостанция среди своих слушателей. Итак, 79% не смотрят новости по телевизору. Как результат, 79% слушателям Эха кажется, что люди вокруг них стали агрессивнее Похоже, люди, которые слушают Эхо Москвы, самые несчастные и депрессивные в стране.

 

Стоит обратить внимание на крупное социологическое открытие, которое мимоходом сделал Киселев, анализируя опросы, проведенные вражеской радиостанцией. Оказывается, уровень счастья россиянина обратно пропорционален принадлежности к аудитории Эха Москвы и прямо пропорционален погружению в телевизор. Одним словом, смотрите в ящик и будет вам счастье.

 

Именно внутри этой эховской тусовки, продолжает разоблачение врага Киселев, и разлита атмосфера ненависти, непримиримости. А личные оскорбления и угрозы просто норма.

 

После того как портрет врага, исполненный крупными мазками, завершен, Киселев переходит к главной части и самой близкой ему по духу части. К собственно доносу. У радиостанции Эхо Москвы уникальная позиция и уникальный статус. Она поливает грязью свою страну почем зря, да еще на государственные деньги, стучит кому надо доброжелатель-Киселев. Ни в одной другой столице мира она просто-напросто не смогла бы существовать. Нигде ни в Азии, ни в Африке, ни в Австралии, ни в Европе, ни в Америке. Это только Россия позволяет себе столь широкий диапазон свободы слова, да еще на таком, я бы сказал, мазохистском уровне. Конец цитаты.

 

Стукач Киселев, конечно, как всегда соврал. В бюджете РФ нет строчки, которая называется Эхо Москвы. Строка ВГТРК, это там, где Киселев служит главным лжецом и заместителем главного начальника, есть. Этой конторе на вранье выделено 23,5 миллиардов. Строка МИА Россия Сегодня, где Киселев служит главным начальником, тоже есть. Ему государство отвалило 6 миллиардов. Подружке Киселева, Маргарите Симоньян, на оболванивание заграницы 18,7 миллиардов. А Эху Москвы ничего. Венедиктов постоянно заявляет, что Эхо живет за счет рекламы и ничего не получает от своего учредителя, Газпром-Медиа. Даже если ААВ лукавит и получает что-то от Газпрома, это, во-первых, не государственные деньги, а главное, это сущие копейки по сравнению с миллиардами, в которых купается Киселев и его подельники.

 

Аудитория Эха на порядок меньше аудитории России 1. Откуда такая лютая ненависть? Откуда все эти заткнуть их поганые рты и недобитки от Соловьева, все это назойливое стукачество от Киселева? Причин как минимум, две. Во-первых, то, что делают Киселев и Соловьев, выглядит омерзительно даже на фоне вполне лоялистской редакционной политики Алексея Венедиктова. Тотальная ложь не выдерживает конкуренцию с полуправдой. А во-вторых, журналисты Эха публично обвинили ведомство Киселева, Добродеева и прочих эрнстов в создании той атмосферы, которая спровоцировала покушение и чудом не привела к убийству. И короли эфира банально испугались. Поскольку, несмотря ни на что, все-таки понимают конечность этого режима и смутно догадываются о своих перспективах после его завершения. А в более краткосрочной перспективе понимают, что уже завтра могут оказаться невъездными в Европу и Америку. И куда тогда девать все это загранимущество, нажитое непосильным враньем?

 

Игорь Яковенко,

Ежедневный журнал, 31 октября,

в сокращении