Как встречает юбилей путинский режим

 

Загадочная приглушенность юбилея Октября

 

Русская революция потрясла мир, но вооруженные большевики запустили цепь событий, погубивших миллионы. Сегодня Россия старается честно посмотреть в лицо истории? Или громкий юбилей не отвечал бы неосамодержавной и православной линии Путина? Возможно, Кремль опасается прославлять революцию-мать в свете ненавистных цветных революций.

 

Когда большевики во главе с Лениным захватили власть в Петрограде сто лет назад, авторы редакционного комментария нашего издания не сомневались, что в России произошло историческое событие. Захват власти был полностью успешным, объявила газета Manchester Guardian 9 ноября 1917 года, пишет The Guardian.

 

Российская революция была вдохновляющей, так как сказала миру, что положение вещей в обществе, политике, отношениях между людьми и искусстве может измениться. Но в конце концов русский коммунистический проект потерпел фиаско. Сама система не работала, и люди, во имя которых она существовала, ненавидели ее. Имели место эпохальные провалы, и всем социалистам нужно извлечь из них уроки, говорится в редакционной статье.

 

Конечная цена революции была невыносима. Приглушенные празднования ее столетия в России позволяют предположить, что советское общество старается посмотреть в лицо своей истории так же честно, как современной Германии удалось посмотреть в лицо своему прошлому, говорится в статье.

 

У Путина сегодня много причин для празднования, однако ни одна из них не имеет отношения к 7 ноября столетию Октябрьской революции, моменту зарождению Советского Союза, пишет корреспондент Corriere della Sera Паоло Валентино.

 

Потемкинской деревне вновь завоеванного глобального статуса России удается лишь отчасти скрыть тучи, нависающие над кремлевским лидером, говорится в статье. Столетие Красного Октября, по существу, наглядно показывает неразрешенные проблемы путинской власти. Во многом вернув избирательным образом прошлое царское и социалистическое, Путин оказался заложником истории, которую он не в состоянии подчинить до конца своим амбициям, полагает автор.

 

Наряду с неосамодержавной и православной линией, помазанник Божий, который спас страну от распада после нового смутного времени 1990-х, щедро возвращает реалии социалистической супердержавы: это и советский гимн, и концепция бывшего советского пространства, Великая Отечественная война, вновь выдвинутая как скрепы поколений, традиционная роль игрока на Ближнем Востоке, говорится в статье.

 

Почему же так замалчивается сегодняшняя годовщина? Автор указывает на страх подрывного посыла, а также на ту половину путинского нарратива, что воспевает имперское и царское прошлое восхваляя Александра III, согласно которому у России только два союзника армия и флот, и одобряя канонизацию РПЦ Николая II, убитого как раз большевистской революцией.

 

В преддверии ожидаемого переизбрания которое, тем не менее, не бесспорно и, вероятно, является последним в его политической карьере, кремлевский лидер рискует оказаться заложником лишней истории, говорится в статье.

 

Большой парад пройдет по Красной площади во вторник, пишет The Washington Post. Только это шествие отметит не коммунистическое восстание 1917 года, которое привело к созданию Советского Союза, это будет воспроизведение военного парада времен Второй мировой войны, поясняет читателям автор статьи Дэвид Филипов.

 

Выбор того, что праздновать, олицетворяет селективный подход Кремля к бурной истории России XX века. Президент Путин предпочитает уделять внимание тем составляющим ностальгии по Советскому Союзу, которые подчеркивают заслуги единого сильного государства, говорится в статье.

 

Но Путин, противник народных восстаний, известных как цветные революции, которые свергли устоявшиеся режимы в государствах бывшего СССР, не может открыто отмечать годовщину Красного Октября, ведь та революция по сути, мать всех цветных революций, рассуждает автор.

 

Постсоветское название праздника День согласия и примирения связано с тем, что, по мнению людей, должно было произойти в новой демократической России, но так и не произошло. Россия в реальности так и не взглянула в глаза худшему в своем советском прошлом, продолжает Филипов. Она так и не открыла все архивы, в которых содержатся подробности о масштабах убийств и репрессий, осуществленных КГБ и его предшественниками в годы массовых сталинских чисток, она так и не привлекла к ответственности ныне живущих сотрудников, подавлявших инакомыслие при следующих советских правителях.

 

Постсоветский президент России Борис Ельцин оставил бывших сотрудников КГБ на высоких постах, и Путин, бывший офицер КГБ, привел с собой еще больше бывших коллег. Сейчас выученики (...) ФСБ наводнили не только ближний круг Путина, пишет журналист.

 

Прошедшее столетие было немилосердно к России. Возможно, оно было бы таким и без революции. Но она произошла, и ее наследие существует в памяти России неотвратимо и запутанно, заключает автор.

 

100 лет назад вооруженные большевики захватили Зимний дворец в Петрограде и арестовали министров Временного правительства России. Они запустили цепь событий, в результате которых погибли миллионы и западной цивилизации была нанесена почти смертельная рана, пишет в статье для The Wall Street Journal журналист Дэвид Сэттер, автор книги Век безумия: распад и падение Советского Союза.

 

В странах, где коммунизм восторжествовал, он выхолостил моральную основу общества, низведя на низшую ступень личность и превратив ее в винтик государственной машины, полагает автор. В своей речи 1920 года к комсомолу Ленин заявил, что коммунисты подчинили мораль классовой борьбе.

 

Подобные убеждения подготовили почву для десятилетий убийств в промышленном масштабе, пишет Сэттер. В общей сложности, не менее 20 млн. советских граждан были преданы смерти режимом или погибли в результате его репрессивной политики.

 

В число жертв входят 200 тыс. убитых в ходе красного террора (1918 1922 годы), 11 млн. умерших от голода и раскулачивания, 700 тыс. казненных в период большого террора (1937 1938 годы), еще 400 тыс. расстрелянных с 1929 по 1953 годы, 1,6 млн. погибших в ходе насильственных переселений и как минимум 2,7 млн. умерших в ГУЛАГе, трудовых колониях и специальных поселениях, говорится в статье.

 

Если добавить к этому списку смерти, к которым привели коммунистические режимы, созданные и поддержанные Советским Союзом, в частности в Восточной Европе, Китае, на Кубе, в Северной Корее, Вьетнаме и Камбодже, то общее число жертв будет близко к 100 млн., утверждает Сэттер.

 

Сейчас Советский Союз и международная коммунистическая система ушли в прошлое. Но необходимость сохранять приоритет более высоких моральных ценностей на данный момент настолько же важна, как и в начале XIX века, когда они впервые начали всерьез оспариваться, заключает автор.

 

Итог российской революции 1917 года губителен как минимум с трех точек зрения, пишет французский историк Стефан Куртуа, автор книги Ленин, изобретатель тоталитаризма, на страницах Ouest-France.

 

Спровоцировав страшную гражданскую войну, Ленин начиная с 1922 года привел к экономической разрухе страну, которая была мировым лидером по производству зерна и нефти, а также мощной промышленной державой. Он истребил или вынудил бежать значительную часть интеллектуальной, научной, технической и предпринимательской элит. Он ограбил крестьянство, пишет Куртуа. Кроме того, Ленин создал гигантское количество чиновников, набранных по принципу верности режиму, и разогнал Учредительное собрание вплоть до 1991 года первый и последний орган, избранный в России всеобщим голосованием. Ленин включил в повестку дня террор, подчеркивает автор.

 

Второе губительное наследие касается Европы. Своими нескончаемыми выпадами против Веймарской республики и немецкой социал-демократии Ленин и Сталин в значительной степени облегчили приход к власти Гитлера в 1933 году, говорится в статье. Дороже всех заплатила Россия: 27 млн. погибших. А после 1945 года Центральную и Восточную Европу ждало освобождение силами Красной армии и советизация, с которой удалось покончить лишь в 1989 году, пишет Куртуа.

 

Третье наследие затрагивает весь мир, считает историк. По сути, Ленин изобрел новый тип диктатуры тоталитаризм, который претендует на контроль не только над политической властью, но и над всем обществом, вплоть до отдельного индивида и его образа мыслей. И СССР, посредством сети компартий, распространил этот тоталитаризм в Европе и Азии со всеми ужасами Мао в Китае и Пол Пота в Камбодже не говоря уж о Кубе и отдельных африканских режимах.

 

Падение Берлинской стены в 1989 году, затем развал СССР в 1991-м стали следствием полного провала ленинской авантюры. Однако с тех пор тоталитаризм перекочевал от умирающего коммунизма к торжествующему исламскому радикализму, заключает Куртуа.

 

Обзор Инопрессы, 7 ноября