Как встречает юбилей путинский режим

 

Великий Октябрь начало новой эры

 

К середине 80-х, когда стало все более очевидным, что построение социализма в отдельно взятой стране не состоялось, на вопрос о Советском опыте, секретарь ЦК КПФ Жорж Марше ответил в целом, скорее положительный итог. Марше жил до конца 90-х, он увидел и осознал провал, но в целом, скорее отрицательный итог, констатировать не захотел. Попробуем показать, что итог был не столько отрицательным, сколько катастрофическим.

Мы оказались в 1948 году в Ульяновске (об этом периоде Кривошеинской семьи много написано), и мама моя, Нина Алексеевна Кривошеина (урожд. Мещерская) рассказывала мне как летом 1917 года еще не на конфискованном автомобиле, с еще не сбежавшим английским шофером, проезжала мимо особняка Кшесинской в Петербурге. На балконе стоял человек и что-то кричал. Генри, обратилась она к шоферу, что это такое? Шофер улыбнулся и сказал Не обращайте внимания, он тут каждый день кричит и его никто не слушает. Толпица была действительно малая. Но, посмотрите, какова была степень свободы слова!

Люди с середины 60-х вошли в вегетарианский Брежневский период. Позднее его стали называть застоем, а уже сейчас у людей это определяется как ностальгическая тоска. Но неужели память коротка?! Неужели забыли входные двери коммунальных квартир с десятью звонками (два длинных три коротких), поликлиники, где очень средне (но зато бесплатно) лечили, где все были равны, но мясо продавали с костями населению, а пакеты с вырезкой начальникам Народ привык не только к выживанию, но и к коррупции и не подозревал ни о своих правах, ни о правовом государстве.

После нескольких поколений вытравливания свободы, когда СССР закончился, свобода оказалась неудобоваримой. Книги издаются гигантскими тиражами разные, их можно купить (а не достать как в СССР), но раскрыв тот же Архипелаг Гулаг человек начинает сомневаться. И есть резон, ведь эти люди не только в столице, но и по всей России в маленьких городах ходят по улицам, названным именами убийц и палачей русского народа, а таких улиц и площадей полно. Люди видят как приносят безобразные красные гвоздики (любимый цветок коммунистов) на могилы убийц Государя и заваливают ими восстановленные бюсты сатанинского отца народов (а теперь в одном ряду на аллее правителей вместе с Государем!) Странный итог

Фридрих Энгельс утверждал, что суть истории сводится к соотношению производительных сил и производственных отношений. На самом деле в ходе истории задействованы высшие силы, я их называю божественными или просто Богом, они и содействовали чудодейственно- бескровному обвалу Советов.

За 80 лет Советской власти она принесла кровавую антиселекцию и массовые расстрелы не только народам России, но и страшный ущерб нанесла Польше (Владислав Гомулка сидел на Лубянке), в Венгрии повешен Имре Надь, в Болгарии процесс Райчева, в Румынии казнь Анны Паукер В соседней камере на Лубянке с моим отцом сидел польский кардинал Вышинский Сатана стал мощным: он разделил народы Индокитая, и переплыл океан Куба превратившаяся в остров Свободы оказалась под тоталитарной диктатурой, с населением квазибедным, без религии, с психушками и лагерями. Перечислению стран и причиненных страданий на планете нет конца!

Ведь тоталитаризм рождает зло и отмщение, и не будем забывать, что когда Советы рухнули было еще очень много живых палачей, которые не только расстрельные списки подписывали, но и напрямую действовали. Они могли мстить. Но видно, за последние десятилетия коррозия коснулась и их, а главное народ устал и не хотел больше крови и баррикад, а потому в 1991 году Советы пали как карточный домик. Скажу, что несмотря на антиселекции, эта империя Зла была населена огромным количеством хороших людей, которые отвергли мщение!

 

Никита Кривошеин,

Ежедневный журнал, 7 ноября