Ритуальное убийстсво. Россия. XXI век

 

Власть без головы, церковь без бога

 

В последние дни ноября в России состоялось два мероприятия, в которых проявились некоторые характеристики духовной и светской властей этой страны. Оба мероприятия были традиционными, чуть было не написал ритуальными, но вовремя спохватился, что прилагательное ритуальное следует в свете  последних событий упоминать крайне осторожно. Глава правительства России Дмитрий Медведев 30.11.2017 дал большое интервью пяти российским телеканалам, а в ХСС с 29.11 по 2.12.2017 проходит Архиерейский собор.

 

Несмотря на различный статус, у этих двух мероприятий есть общие черты. О них в конце колонки. Интервью главы исполнительной власти Медведева длилось один час и сорок минут. Не буду останавливаться на тех фактических ошибках (человек желчный написал бы о вранье, но мы же люди толерантные, не так ли?), на которые все сразу обратили внимание. Ну, сказал человек, что доходы у населения растут, в то время как они, наоборот, падают. Потом знающие люди из пресс-службы правительства объяснили, что, говоря доходы, глава правительства имел в виду зарплаты. Ну, не видит человек разницы. Хотя уж кто-кто, а главный чиновник страны должен бы помнить страшное проклятье еще советских времен: Что б ты жил на одну зарплату!.

 

Комментаторы принялись считать, сколько раз Медведев погрешил против фактов. Кто насчитал пять раз, кто больше. Но это не главное в данном интервью. Главное другое. За столом сидели пять человек, представляющих телеканалы: Валерий Фадеев (Первый канал), Сергей Брилев (Россия), Ирада Зейналова (НТВ), Игорь Полетаев (РБК) и Михаил Фишман (Дождь). Эта пятерка очень разные люди, с разными позициями. Общее у них то, что хотя каждый из них в той или иной мере часть системы российских СМИ, тем не менее, каждый из них что-то из себя представляет сам по себе.

 

И каждый из них задавал вопросы, в той или иной степени содержательные, то есть касающиеся реальных проблем страны. Беда в том, что у этих пятерых не было собеседника. За столом с ними никто больше не сидел. Отвечало на вопросы пустое место, а точнее, пустое кресло. За один час и еще сорок минут пустое кресло, которое имеет статус главы российского правительства, не сказало ничего.

 

Фишман беспокоился, что наша экономика исчерпала возможности роста и без реального разгосударствления, без гарантий прав собственности, без работающих судов роста не будет. Пустое кресло отвечало: Эту модель нужно будет реализовывать в будущем. Какую модель? В каком будущем?..

 

Задают вопрос о проблеме бедности в стране. Пустое кресло долго скрипит в ответ: Бедность это, конечно, одна из самых кричащих проблем нашей современной экономики. Естественно, сама бедность является оборотной стороной недоразвитости экономики, потому что не может быть ситуации, когда экономика находится в слабом состоянии, а бедных вообще нет. Очень важно, чтобы мы за счет консолидированных усилий предпринимали реальные шаги, направленные на борьбу с бедностью, с низкими доходами людей. Конец цитаты.

 

Все тот же Фишман спрашивает насчет реакции на Навального и его фильм. Пустое кресло обиженно скрипит, не называя фамилии обидчика: Обормот и проходимец. Еще бы из трубочки плюнул и язык показал Не кресло, а креслице детское какое-то

 

Практически на любой вопрос пустое кресло отвечает по трафарету: Это очень важный, но непростой вопрос Поэтому действовать нужно очень ответственно. Иногда кресло добавляет: Мы будем консолидировать усилия. Быть пустым креслом, видимо, неплохо. Мне всегда нравилось то, чем я занимаюсь, радостно сообщает кресло. И добавляет: Мне нравится жить и работать в России.

 

На Архиерейском соборе не было пустых кресел. Все кресла были заполнены грузными и увесистыми мужчинами. Обсуждали разное, много врали. Про то, как патриарх Киевский Филарет в своем письме просил Гундяева о помиловании. Пойманные на вранье, не сознавались, а устами гундяевского пресс-секретаря Волкова продолжали врать, что это журналисты все напутали, а письмо на самом деле есть. Как будто кто-то отрицал, что оно есть. Просто слов о помиловании там нет

 

Поп Шевкунов, слова которого о том, что гибель царской семьи была ритуальным убийством, наделали много шума, возмутился обвинениями в антисемитизме и принялся объяснять, что не имел в виду национальность убийц. Поп Шевкунов точно не идиот. Это значит, что он считает идиотами всех остальных граждан России и не только. Ритуальным убийством называют принесение человека (животного) в жертву в ходе культового обряда, которым сопровождается религиозный акт. РПЦ единственная христианская церковь, в которой есть поклонение святым, которые возведены в сан мучеников в качестве жертв ритуального убийства евреями. Святые по кровавому навету Гавриил Белостокский и Евстратий Печерский по прежнему символизируют то, что РПЦ не отказалась от своего религиозного антисемитизма. Католики и протестанты отказались от этого злобного мракобесия давно, а РПЦ нет.

 

Поп Шевкунов не может не знать, что идея ритуального убийства царской семьи, возникшая в секте царебожников, изначально имеет смысл кровавого навета. И произнося слова ритуальное убийство совсем не надо упоминать национальность. Как и в случае со словами кровавый навет. У меня, человека неверующего, но уважающего чужую веру, есть гипотеза, почему участники Архиерейского собора постоянно врут. Думаю, это потому, что они не верят в бога

 

В самом начале этой колонки я обещал назвать то общее, что объединяет эти два мероприятия. На мой взгляд, их объединяет пустота в том месте, где у них должно быть нечто главное. В России правительство живет без головы, а церковь без бога

 

Игорь Яковенко,

Ежедневный журнал, 1 декабря