Эра милосердия

 

Просят по-человечески

Зоозащитники вторую неделю держат голодовку у стен Думы,

требуя от депутатов рассмотреть закон о защите животных

 

Одиннадцатый день у здания Госдумы стоят стулья, сумки и рюкзаки. Из-за дождя все вещи накрыты прозрачными клеёнками и разноцветными пакетами. Два человека круглосуточно сидят здесь под зонтами. Это зоозащитники Вера Степанова и Юрий Корецких, объявившие бессрочную голодовку с требованием принятия закона Об ответственном обращении с животными. Юрий председатель Альянса защитников животных, Вера одна из активисток. Они уже много лет борются за принятие закона Об ответственном обращении с животными.

 

Напомним, закон о защите животных Госдума пытается принять с 2000-ого года но все находятся какие-то дела поважнее. Тогда, в 2000 году, закон был признан недоработанным, в нём были внутренние противоречия, и Владимир Путин наложил на него вето. В 2008 году законопроект был снят с рассмотрения Госдумы, потому что депутаты посчитали, что действующее законодательство уже обеспечивает достаточную защиту животных. Через три года законопроект всё же был принят в первом чтении, но он регулировал обращение лишь с животными-компаньонами. Про диких и лабораторных животных там не было сказано ничего, а между тем, именно они нередко становятся объектами человеческой жестокости.

 

С 2013 по 2015 годы работу над поправками возглавил Максим Шингаркин, член комитета Госдумы РФ по экологии и природопользованию, депутат ЛДПР. Однако после его освобождения от должности в апреле 2015 года работа над законопроектом остановилась. Через полтора года, после многочисленных скандалов по поводу издевательств над животными, наболевшую тему поднял уже и Владимир Путин на заседании Совета по стратегическим коммуникациям и приоритетным проектам. Президент заявил, что отсутствие закона о защите животных в отдельных вопиющих случаях выливается в жестокое отношение. Депутаты планировали принять законопроект в весеннюю сессию 2017 года, но из-за недоработок его пришлось отложить на осень. Но даже теперь закон, судя по всему, не будет принят.

 

Голодающие зоозащитники поясняют свои мотивы: В июле всячески обещали, что осенью он будет принят. Даже была плановая дата. Вот прошло 2 месяца, мы смотрели расписание работы Думы и поняли, что нас пытаются обмануть. Юрий с Верой надеются, что их акция поможет принятию закона: Если бы мы не рассчитывали на результат, то мы бы и не начинали.

 

17 ноября Сергей Миронов, руководитель фракции Справедливой России в Госдуме, написал на своей странице ВКонтакте в связи с акцией защитников: Люди, которые сейчас голодают у Госдумы, выставляют в первую очередь именно это требование: чтобы наконец-то мы приступили ко второму чтению этого многострадального законопроекта. Не может правительство определиться, пусть спит дальше! А нам нужно идти навстречу пожеланиям десятков миллионов людей и защищать братьев наших меньших!

 

Вера и Юрий основательно подготовились к своей бессрочной голодовке. Они сидят в тёплых штанах и куртках, в шерстяных носках, на Вере розовый дождевик, а на Юрии шапка-ушанка. На коленях у него лежит бутылка воды. Спят они здесь же, закутавшись в куртки и спальники. С журналистами они общаются, но силы у них уже поубавились. Вчера Вере стало плохо она тяжело переносит холод. Юрий пока держится, но голос у него совсем слабый. Рядом с ними круглые сутки стоит группа поддержки. Время от времени некоторые подходят к Вере и Юрию, спрашивают, всё ли хорошо, нужно ли что-то привезти, чем-то помочь. Кто-то пытался им передать открытые бутылки воды с растворёнными в ней ношпой и лактозой. Но Вера и Юрий считают, что это нарушение голодовки, и открытые бутылки не берут.  

 

В соцсетях Вера и Юрий активно размещают посты о ходе своей голодовки. Со всей России подключились. Пишут мне сообщения, реально от Владивостока до Калининграда, рассказывает Юрий.

 

Время от времени Вера, Юрий или кто-то из активистов встают с плакатами, но только в одиночку и вдалеке от так называемого лагеря чтобы его не снесли.

 

10 ноября у здания Госдумы задержали Юрия и еще двоих сочувствующих, их доставили в ОВД Тверское, отпустили в тот же день. Незадолго до задержания к активистам вышел депутат Владимир Бурматов, председатель комитета Государственной Думы по экологии и охране окружающей среды. На своей странице ВКонтакте Юрий сообщил: Переговорами мы не удовлетворены, наши требования не выполняются, голодовка продолжается.

 

На прошлой неделе к голодающим приезжал Игорь Тальков-младший, исполнял песни отца. Его вместе с другим музыкантом, имя которого неизвестно, также задержали и доставили в отдел полиции Тверского района для проведения профилактической беседы.

 

Среди тех, кто приехал к Госдуме поддержать зоозащитников москвичка Анастасия. У неё на руках сидит йоркширский терьер Арчи, одетый в утеплённый комбинезон с меховым капюшоном. На шее у него яркая табличка, на которой написано Вера и Юра мои герои!. Он считает зоозащитников героями, потому что они борются за его права, объясняет хозяйка. Бессрочная голодовка, по её словам, радикальный метод воздействия на депутатов: Скорее всего, это просто последний отчаянный шаг людей, которые не могут достучаться до руководства страны.

 

Веру и Юрия также приехала поддержать Марго. Она блогер, пишет про косметику, которая тестируется на животных. У Госдумы девушка уже не первый раз вчера они с друзьями провели здесь почти весь день: Мы практически единственная страна, у которой нет ничего в защиту животных. Что ещё делать?  Нам обещали весной, осенью, теперь позже обещают, возмущается Марго.

 

Людмила привезла с собой прозрачные клеёнки для Веры и Юрия, чтобы их вещи не намокли под непрекращающимся дождём. Мне она рассказала, что у неё месяц назад пропала собака. Она её долго искала, и однажды случайно наткнулась на территорию ГБУ Жилищник, огороженную забором. Там, скорее всего, в вольерах, лаяли собаки. Людмила спросила у охранников, можно ли посмотреть, кто там у них может быть, её собака случайно забрела на территорию. Нет, там наши собаки, там наши кошки, мы их кормим, мы их выгуливаем, ответили ей.  Я поверила, что там их собаки. Спустя какое-то время, еду на работу тишина. Нет тех собак, рассказывает Людмила. Куда они делись?.

 

Мария Ефимова,

Новая газета, 17 ноября

 

Я принял достаточно тяжёлое решение я завершаю голодовку.

 

Связано это с тем, что с сегодняшнего дня наше требование стало невыполнимо, а следовательно пропал и весь смысл голодовки.

 

Напомню, что мы требовали официального назначения даты второго чтения законопроекта Об ответственном обращении с животными в ноябре месяце. Сегодня прошел последний Совет Думы, на котором могли назначить второе чтение.

 

Возможности проведения второго чтения были заблокированы на самом высоком уровне. Официальный представитель президента заявил, что законопроект требует доработки.

 

Если при помощи нашей голодовки у нас был шанс повлиять на окончательное решение и дать зелёный свет закону, то изменить уже вынесенное решение мы не сможем.

 

К сожалению, мы не достигли своей цели.

 

Хочу выразить огромную благодарность всем, кто нас поддерживал. Это придавало нам сил и воодушевления.

 

Начиная эту голодовку, я не думал, что она получит такой большой отклик в сердцах тысяч людей со всей России. Мы с вами на правильном пути и мы добьемся принятия закона, защищающего миллионы животных.

 

Проигран бой, но не война.

Мы не отступим!

 

Юра Есман,

Facebook, 21 ноября