США Россия

 

Зима тревоги

 

Российский бизнес с тревогой ждет новых американских санкций. В особенной опасности ощущают себя форбсы. По утверждению интернет-издания The Bell, они спешно нанимают юристов и лоббистов в Вашингтоне, но и те отвести угрозу не в силах. Непонятно ничего, говорит один из них, уже наведавшийся в столицу США. Ни кто работает над этими санкциями, ни кто составляет санкционный список, ни какие в нем будут критерии, ни источники информации, которые лягут в основу.

 

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, как водится, предупреждает, что Москва будет отвечать зеркально, президент Сбербанка Герман Греф говорит, что по сравнению с новыми санкциями холодная война покажется детской забавой, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявляет: В случае, когда в адрес России вводятся различные рестрикции, они, конечно, не могут оставаться без соответствующего ответа. А сам президент обещает продлить амнистию для возвращающихся капиталов.

 

Тем временем иностранные инвесторы усиленными темпами выводят капиталы из России и аналитики предсказывают лавинообразный отток средств нерезидентов.

 

Откуда этот страх? Судя по всему, его источником стала статья Как определить кремлевскую правящую элиту и ее агентов, опубликованная на сайте Атлантического совета (русский перевод здесь). Ее авторы Андерс Ослунд, Дэниел Фрид, Андрей Илларионов и Андрей Пионтковский пишут, что в начале февраля Министерство финансов США представит Конгрессу доклад об олигархах и полугосударственных компаниях Российской Федерации, который должен содержать идентификацию наиболее значительных политических фигур и олигархов в Российской Федерации, определяемых их близостью к российскому режиму и их состоянием. Авторы статьи предлагают критерии этой идентификации. 4 декабря Форум свободной России в Вильнюсе, руководствуясь этими критериями и дополнив их, утвердил список Путина. В раздел списка под названием Золотые дети внесены, в частности, Путина-Тихонова Е., Путин И. и Кабаева А., в раздел Соловьи Гундяев В. (Кирилл) и Андрей Норкин, в раздел Зарубежные агенты Шредер Г., Берлускони С. и Киссинджер Г., в раздел Пособники Гергиев В., Пореченков М., Стоун О.

 

О каком докладе идет речь? Его требует от Минфина закон Противодействие противникам Америки посредством санкций, принятый Конгрессом этим летом и подписанный президентом Трампом 2 августа. Закон кодифицировал санкции, введенные ранее президентскими указами. Для более гладкого прохождения санкции против России объединили в один документ с санкциями против Ирана и Северной Кореи. Закон принимался в обстановке активного противодействия администрации Трампа. Президент полагал, что он связывает ему руки и мешает вести политический торг, а также ставит в невыгодное положение американский бизнес. Однако поддержка закона в обеих палатах была настолько могучей, что применять президентское вето было совершенно бессмысленно Конгресс легко преодолевал его. Сенат принял закон 98 голосами против двух, Палата представителей 419 против трех. Президент нехотя подписал его, присовокупив заявление о том, что это плохая сделка. Было ясно, что правительство будет исполнять закон в минимальном объеме.

 

28 сентября сенаторы Джон Маккейн и Бенджамин Кардин, вносившие законопроект в верхнюю палату, решили поторопить президента. Они направили ему письмо, в котором призвали его применить закон в самом полном масштабе и тем самым защитить американские интересы. Особенное внимание сенаторы просили уделить секторальным санкциям против оборонного сектора и разведки и энергетической отрасли, а также помощи демократическим институтам в Европе и странах бывшего СССР. Они напоминали президенту, что 1 октября крайний срок введения санкций против оборонного сектора России.

 

Спустя без малого месяц администрация ответила списком компаний, к которым можно было бы применить санкции. В списке значились АО Адмиралтейские верфи, концерн Алмаз-Антей, концерн Калашников и другие фамильные бриллианты российского оборонпрома, а также ФСБ, СВР, ГРУ и их подрядчики. При этом Госдеп, которому закон вменяет в обязанность составление списка, пожаловался на сложность задачи и нехватку кадров, а должностные лица администрации подчеркивали, что это пока всего лишь набросок списка.

 

Теперь приближается новый дедлайн. Закон гласит, что не позднее чем через 180 дней после его вступления в силу министр финансов после консультаций с директором Национальной разведки и государственным секретарем должен направить Конгрессу подробный доклад, о котором шла речь выше. Срок этот истекает 1 февраля. С этим положением закона и связаны надежды поборников максимального ужесточения санкций и страхи русских олигархов.

 

Но пока нет никаких признаков того, что администрация уложится в срок, а главное что добросовестно исполнит закон. Например, указ об исполнении глобального закона Магнитского Дональд Трамп подписал с опозданием на 11 дней против дедлайна, причем из российских граждан в санкционном списке фигурирует лишь один человек сын генпрокурора Артем Чайка. Более злостных нарушителей прав человека и коррупционеров в России не нашлось. Это насмешка над законом.

 

Так что вполне может статься, что и на этот раз тревога окажется ложной.

 

Владимир Абаринов,

Грани, 29 декабря