Иран

 

Иранский протест, российская оппозиция и Аркадий Бабченко

 

Пока Россия давилась оливье вперемешку с Киркоровым и Басковым, в Иране произошли какие-то события, для которых в России пока не придумали названия. В официальных СМИ события, которые начались в Иране 28.12.2017, именуются в диапазоне от смуты и беспорядков до протестов. Понять, что происходит сейчас в этой стране, глядя в российский телевизор, совершенно невозможно. Правда, Иран тут не исключение, поскольку из российского телевизора невозможно отчетливо увидеть что-либо происходящее в любой точке планеты, и прежде всего в России.

 

В главном государственном российском информагентстве РИА Новости есть 57 сюжетов с пометкой протесты в Иране. Из них ни в одном не говорится, что же там происходит. Вот несколько типичных названий: В Тегеране объявлено о провале смуты 2017, Беспорядки в Иране организованы из-за рубежа, считает армянский архиепископ, Постпред Ирана при ООН обвинил США во вмешательстве в дела страны, В Иране во время акций протеста задержали гражданина европейской страны, На западе Ирана происходит демонстрация в поддержку правительства.

 

Итак, россиянам объяснили, что смуту в Иране замутили американцы, о чем вон даже армянский архиепископ сообщил, так что тут никаких сомнений быть не может. Иранские трудящиеся с местного Уралвагонзавода уже поддержали власть, так что смутьяны не пройдут. И вообще, иранская смута провалилась, так что можно спокойно доедать оливье.

Несколько иная реакция на события в Иране наблюдалась в оппозиционной части Рунета. Тут также немного анализа матчасти, но много оптимизма и некоторой зависти, мол, иранцы смогли, а мы

 

Ярче других эти настроения выразил журналист Аркадий Бабченко, который написал 2.01.2018 в своем блоге в фейсбуке текст, кончающийся так: Блин, российская оппозиция сейчас вот должна просто застрелиться от стыда. Иран. Иран, Карл. Выше Бабченко еще раз использует этот мем, пишет: В Иране. В Иране, блин!. Имеется в виду, что  уж если в Иране люди на что-то решаются, то мы тут в России должны сгореть от стыда. Не вполне понимаю причины, по которым хорошо образованный журналист Бабченко, видимо, разделяет мнение мракобесов с федеральных каналов о превосходстве россиян над другими народами, в том числе и над иранцами. У нас в России есть много чего стыдиться, но протест в Иране в этот список явно не входит. Просто потому, что россияне не лучше иранцев, а значит то, что иранцы что-то смогли, а мы нет, не является поводом для стыда.

 

Теперь про требование Аркадия Бабченко чтобы российская оппозиция застрелилась. Полагаю данное требование, во-первых, невыполнимым, а во-вторых, ошибочным. При всем уважении, которое российская оппозиция испытывает к Аркадию Бабченко, она не сможет пойти ему навстречу по ряду причин. Первое. У российской оппозиции не из чего стрелять, поскольку она миролюбива и необучена. Второе. Даже если Бабченко даст российской оппозиции парабеллум и уговорит выстрелить себе в голову, она все равно промахнется, поскольку промахивается всегда. Наконец, третье. Уже серьезно. Российской оппозиции еще бы поточнее определить, кто это? не надо стреляться самой, поскольку лучших ее представителей вполне профессионально отстреливают специально обученные люди.

 

Теперь совсем серьезно о том, почему бессмысленно приводить россиянам в пример протест в Иране, в котором, кстати, этот протест возник, судя по всему, вполне стихийно и никакая местная оппозиция в руководстве этим протестом никем замечена не была. Поскольку вся оппозиция была зачищена местными спецслужбами на 100%.

 

Иран страна молодежная, средний возраст 28 лет. В России средний возраст 39 лет. Роль молодежи в протесте очевидна.  Протест это риск. Люди немолодые, семейные к нему склонны в меньшей степени. Молодежь в Иране чувствует себя большинством нации, более 61% населения моложе 30 лет. Отсюда накапливающийся протест против власти клерикальных старцев и их религиозного уклада жизни. В России молодежь понимает, что она в меньшинстве. Для этого понимания не надо изучать данные Росстата, вполне достаточно выйти на улицу, зайти в магазин и проехать в метро.

 

Еще более важно то, что является причиной протеста. Не поводом, а именно причиной. Бабченко пишет: Иран взорвался после двукратного повышения цен на хлеб. В действительности власти Ирана скачкообразно подняли цены на большинство потребительских товаров и услуг. Но не это главное. Чтобы в стране произошел социальный взрыв, нужен не только запал, но и концентрация горючего вещества. В Иране таким горючим веществом была безработица, которая в этой стране составила 15,5%. В России уровень безработицы почти в три раза ниже 5,4%. Иран образованная, городская страна, уровень урбанизации составляет 71%, уровень грамотности 84%. Главный горючий материал иранского протеста безработная грамотная городская молодежь. Им по большому счету нечего терять. В России те молодые люди, которые выходят на улицу, имеют к власти претензии морального плана (много ворует) и стилистического (глупая, смешная). Это не повод подставлять головы под дубинки ОМОНа и идти врукопашную со спецназом. Поэтому, когда спецназ винтит кого-то из российских протестующих, все остальные дружно достают гаджеты и начинают фотографировать, но никому не приходит в голову отбить товарища.

 

Можно, конечно, требовать от российской оппозиции, чтобы она прекратила заниматься всякими глупостями и обсуждала состав коктейля Молотова, как это постоянно требует журналист Бабченко. Не уверен, что кому-то в мире полегчает, если еще несколько российских оппозиционеров окажутся в тюрьме или будут убиты как экстремисты, поскольку Путин прямо потребовал никого в плен не брать.

 

Профессия политика несколько отличается от профессии журналиста. Примеров успешного совмещения этих двух профессий я не знаю, по крайней мере, в России. Бабченко хороший журналист. Но он полностью лишен такого важнейшего для политика качества, как политическая интуиция, умения слышать внутренний разговор народа с самим собой, чувствовать его настроения без всяких ВЦИОМов и Левада-центров. Время изучать состав коктейля Молотова для российской оппозиции сегодня точно не пришло, и есть надежда, что этот напиток вообще может не понадобиться.

 

Протестный взрыв в Иране вполне очевидно, хоть и опосредованно связан с санкциями, которые против этой страны носят намного более жесткий и продолжительный характер, чем в отношении России. Напомню, что после Исламской революции 1979 года США заморозили все иранские авуары и денежные вклады в своих банках, полностью запретили гражданам и компаниям США вести бизнес в Иране и любые коммерческие сделки с этим государством. Ничего похожего в отношении России пока не предпринято. Это, кстати, к вопросу о тех идиотах в российском телевизоре, которые продолжают смеяться над санкциями и приводят в пример Иран, которому, якобы, они нипочем. Как выяснилось, очень даже почем.

 

США и ЕС пока еще не начинали серьезные санкции против России, а она уже съела свой Резервный фонд. Путин неизбежно будет продолжать хулиганить в мире, иначе какой же он будет лидер великой России. А значит, будут новые санкции. Если они будут хотя бы вполовину такие жесткие как против Ирана, никакого коктейля Молотова не понадобится. И никакой оппозиции. То же хваленное путинское большинство раздавит режим в случае повышения цен не то что вдвое, а даже на треть. А оппозиция нужна не для того, чтобы бомбы бросать, а для разговора об альтернативном будущем страны. Поскольку какое будущее могут предложить бомбисты, мы уже знаем.

 

Игорь Яковенко,

Blogspot.ru, 4 января