Личность

 

И один в поле воин

 

К 75-летию Владимира Буковского диссидента, писателя, правозащитника

 

Те, кто в глухие застойные годы интересовались диссидентской тематикой (а таких было немало, включая автора этих строк), наверняка до сих пор помнят гулявший тогда по стране полублатной стишок:

 

Обменяли хулигана на Луиса Корвалана,

Где б найти такую блядь,                    

Что б на Брежнева сменять?

 

Так отреагировал народный фольклор на абсолютно беспрецедентный акт, когда 41 год назад, 18 декабря 1976 года в Цюрихе состоялся первый в истории политический обмен между СССР и Западом, в ходе которого диссидента Владимира Буковского обменяли на генсека чилийской компартии Луиса Корвалана.

 

В декабре минувшего года ныне живущему в Великобритании, одному из основателей диссидентского движения в СССР, писателю, публицисту, общественному деятелю и ученому-нейрофизиологу Владимиру Константиновичу Буковскому исполнилось 75 лет. И если его отчаянная борьба с советским  КГБ уже давно ушла в историю, то сегодня он вновь (насколько ему позволяет здоровье) на передовой линии борьбы, теперь уже за свое честное имя, которое вновь пытаются опорочить нынешние спецслужбы путинского режима.

 

Владимир Буковский родился 30 декабря 1942 года в г. Белебей (ныне Башкирия) в эвакуации, в семье известного советского писателя и журналиста Константина Буковского. С ранних лет воспитывался матерью. По возвращении в Москву обучался в средней школе. Услышав в 14-летнем возрасте доклад Н.С. Хрущева на ХХ съезде партии о сталинских преступлениях, становится убежденным противником коммунистической идеологии. Первый конфликт с властью произошел у юноши в 1959 году за участие в издании антисоветского рукописного журнала его исключают из школы. Дальнейшее образование он продолжает в вечерней школе, по завершении которой поступает на биолого-почвенный факультет МГУ.

 

С 1960 года Буковский вместе с единомышленниками Юрием Галансковым, Эдуардом Кузнецовым и другими становится одним из организаторов регулярных собраний молодежи у памятника Маяковскому в Москве (т.н. Маяковка). После ряда арестов Буковского в 1961 году отчисляют из МГУ. В связи с возникновением угрозы возбуждения уголовного дела, когда у Буковского изымают сочинение о необходимости демократизации ВЛКСМ, он уезжает в Сибирь, в геологическую экспедицию, где проводит полгода.

 

В отличие от многих своих друзей Буковский рано пришел к ключевой идее диссидентства открытому противостоянию коммунистическому тоталитаризму, выступая порой сторонником решительных методов борьбы с властью, в том числе конспиративных. В 1963 году его впервые арестовывают за попытку размножить фотоспособом несколько экземпляров книги  югославского диссидента Милована Джиласа Новый класс, запрещенной в СССР. В ходе судебно-медицинской экспертизы Буковского признают психически больным (обычная практика КГБ тех лет в отношении инакомыслящих) и помещают на принудительное лечение в Ленинградскую спецпсихбольницу, где он знакомится с еще одним инакомыслящим, генералом Петром Григоренко. По выходу из больницы в феврале 1965 года Буковский принимает активное участие в подготовке митинга в защиту писателей А. Синявского и Ю. Даниэля, за что его задерживают и вновь насильственно госпитализируют в спецпсихушку.

 

В третий раз его арестовывают за организацию демонстрации протеста против ареста Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова и их друзей, состоявшейся на Пушкинской площади в Москве 22 января 1967 года. На этот раз его осуждают как психически здорового человека. На  состоявшемся процессе в Московском городском суде, где его приговаривают к 3 годам лишения свободы, Буковский не только отказывается признать себя виновным, но и произносит резкую обличительную речь против власти, которая впоследствии широко распространяется в Самиздате.

 

Отбыв очередной срок, Буковский возвращается в январе 1970 в Москву, сразу же став одним из лидеров диссидентского движения в стране. Не страшась возможных, еще более жестких, преследований, он открыто дает интервью корреспондентам ряда западных газет, рассказывая о нарушениях прав человека, о методах карательной психиатрии в стране. Несмотря на неоднократные предупреждения со стороны КГБ, в начале 1971 года он обращается с открытым письмом к зарубежным врачам-психиатрам, приложив к нему копии заключений судебно-психиатрических экспертиз известных диссидентов, признанных  в СССР психически больными: Петра Григоренко, Натальи Горбаневской, Валерии Новодворской.

 

В марте того же года Буковского арестовывают в четвертый раз. Аресту предшествует большая статья в Правде, где он назван злостным хулиганом, занимающимся антисоветской деятельностью. Статья принесла Буковскому всесоюзную известность. На состоявшемся 5 января 1972 года процессе в Московском городском суде его приговаривают за антисоветскую агитацию и пропаганду к 7 годам тюрьмы и 5 годам ссылки.

 

Срок Буковский отбывал в знаменитой Владимирке, а также Пермских лагерях, где неоднократно возглавлял акции протеста заключенных против произвола администрации. В этот же период совместно с другим заключенным врачом-психиатром Семеном Глузманом он написал Пособие по психиатрии руководство, призванное помочь всем, кого власти пытаются объявить лицами с нарушениями психики и признать невменяемыми. В общей сложности в советских тюрьмах и лагерях Буковский отбыл 12 лет.

 

Тем временем в стране набирает силу борьба правозащитников в поддержку Буковского за его освобождение, началом которой стало письмо адвоката Софьи Калистратовой к западной общественности с целью привлечь внимание к его положению.

 

В какой-то момент власть, очевидно, признала неэффективными использованные меры борьбы со столь отчаянным антисоветчиком, посчитав более рациональным просто выдворить его за пределы СССР. Тогда-то и произошел знаменитый обмен, о котором в свое время шумела вся мировая пресса.

 

Вскоре после депортации из СССР Буковский был принят в Белом доме президентом США Д. Картером. Он поселился в Великобритании, в Кембридже, окончил  Кембриджский университет по специальности нейрофизиология, написал книгу воспоминаний И возвращается ветер (1978), изданную на многих языках. Тем не менее, своей политической деятельности Владимир Буковский не прекратил.

 

В 1980 году он становится одним из организаторов бойкота московской Олимпиады. В 1983 году вместе с писателем Владимиром Максимовым и бывшим политзэком Эдуардом Кузнецовым участвует в создании международной антикоммунистической организации Интернационал сопротивления и избирается ее председателем. Он также участвует в организации пропагандистского вещания на ограниченный контингент советских войск в Афганистане.

 

Еще до разгрома августовского путча Буковский в апреле 1991 года впервые после депортации легально посещает Москву. В ходе подготовки к выборам Президента РФСР, штаб Бориса Ельцина рассматривает его в качестве возможной фигуры на пост вице-президента страны, помешало этому отсутствие у Буковского на тот момент советского гражданства, которого он был лишен при высылке из СССР. Одновременно по приглашению новой российской власти он дает свое согласие на участие в процессе  по делу КПСС в Конституционном суде, которое через некоторое время, по сути, рассыпается. Тем не менее, в ходе подготовки к слушаниям Буковский получает уникальную возможность доступа к секретным документам ЦК КПСС из архива Президента РФ, на основе изучения которых он составил свой, т.н. Архив Буковского, материалы которого вошли позднее в его книгу Московский процесс (1996). Буковский также автор еще ряда книг, написанных им после освобождения, в эмиграции, в том числе: Письма русского путешественника (2008), Золотой эшелон (в соавторстве с Виктором Суворовым, Майклом Лединым и другими), Наследники Лаврентия Берия. Путин и его команда (2017), а также десятков публицистических статей, написанных на русском и английском языках и посвященных различным аспектам  российской и международной политики.

 

В октябре 2007 года Буковский впервые за 15 лет вновь прилетает в Москву. На массовом митинге, состоявшемся 20 октября на Триумфальной площади, он представил свой предвыборный манифест Россия на чекистском крючке. Собравшиеся на площади сторонники Буковского скандировали: Буковский наш президент!,  Долой власть чекистов!, За вашу и нашу свободу! Выступая перед своими сторонниками, политик пояснил, что для нормального политического процесса необходимы оппозиция, свобода слова и соблюдение законов. Я приехал потому, заявил политик, что люди стали бояться, а когда боятся, надо встать и сказать: вот он я! Я не боюсь!

 

Неизвестно, в каком направлении двинулась бы история сегодняшнего российского государства, если бы была реализована политическая программа Владимира Буковского, который так и не был зарегистрирован кандидатом на выборах Президента РФ 2008 года. Расследование всех преступлений советской системы, разрушение созданной Путиным вертикали власти, восстановление выборности глав субъектов Федерации, объявление тотальной люстрации всех, вовлеченных в функционирование правящей системы, создание принципиально новых органов безопасности и профессиональной армии вот лишь некоторые главные опорные пункты той программы. Очищение от страшного груза прошлого и покаяние за грехи коммунистического режима, предлагавшиеся в программе кандидата, несомненно, придали бы стране и народу новый, оптимистический импульс движения в сторону свободного мира, способствовали преодолению многих видов международной конфронтации и оздоровлению международного климата.

 

Но, как говорится, история не ведает сослагательного наклонения, и поэтому страна имеет сегодня то, что имеет.

 

Будучи человеком бескомпромиссной честности и исключительной чуткости к проявлениям нравственной непорядочности, Буковский навсегда остался верным своим идеалам, и это зримо проявилось и продолжает проявляться в его повседневной политической активности. 

В декабре 2007 года перед выборами он обратился к своим сторонникам с просьбой поддержать партию, в списках которой значится правозащитник Сергей Ковалев.

 

В марте 2008 года Буковский призывал к бойкоту Олимпиады в Пекине из-за массовых нарушений прав человека в Китае. В апреле 2008 года, выступая на демократической конференции в Петербурге, Буковский заявил, что деление оппозиции на партии приведет к неминуемому расколу единого демократического фронта в стране. При этом он призвал демократическую оппозицию к созданию массового движения сопротивления за восстановление демократии. 7 июля 2008 г. он и Елена Боннэр обращаются к двум на тот момент кандидатам в Президенты США Обаме и Маккейну с призывом инициировать кампанию за изгнание путинского режима из Большой Восьмерки (G8). При этом они назвали современную российскую власть угрозой гражданам России, а также западным демократиям, склонной к тому же использовать во внешней политике энергетический шантаж.

 

17 октября 2008 года бывший советский диссидент был принят президентом Эстонии Тоомасом Ильвесом, который поблагодарил его за целенаправленные действия по мобилизации усилий Запада на борьбу против нарушения прав человека в России.

 

Буковский поддерживал тесные дружеские отношения с Александром Литвиненко, но всегда дистанцировался от олигарха  Б. Березовского и его людей. После смерти Литвиненко он сразу же присоединился к мнению бывшего генерала КГБ Калугина: Александр Литвиненко был убит российской госбезопасностью и Путин несет полную ответственность за это убийство

 

Знающий не понаслышке, что представлял собой карательный советский режим, В. Буковский с первых дней прихода Путина во власть, понял, что тот как безликий представитель корпорации старого КГБ несомненно опасен. В своем интервью BBC World от 27.11.2007 он оказался совершенно прав в своих прогнозах не только потому, что еще 10 лет назад ввел в оборот термин путинизм, который в настоящее время широко тиражируется, но и в том, что утверждал, что путинский режим означает ни что иное, как возврат к советскому авторитаризму. А опасен Путин, по мнению бывшего диссидента, тем, что ..сила, которая за ним стоит это большая сила. Это миллионы офицеров КГБ, агентов КГБ и так далее. А они, конечно, опасны, потому что хотят конфронтации с Западом, и мы не знаем, как будет разворачиваться эта конфронтация, в особенности в некоторых горячих точках.

 

Разумеется, путинская власть, как и прежняя советская, никогда не выпускала бывшего диссидента из зоны своего пристального внимания, точнее говоря, из разработки. Если в свое время Б. Ельцин вернул опальному диссиденту российское гражданство, вручив ему российский паспорт, то нынешняя российская власть фактически его аннулировала, отказав Буковскому в его продлении. Тем самым его по факту лишили российского гражданства. На этом, впрочем, дело явно не закончилось.

 

Провокации, как известно, всегда были особым коньком советского КГБ, таковыми и, быть может, более изощренными, стали они и при Путине. Имея в виду уже фактически доказанные факты вмешательства российских спецслужб в ход избирательной кампании в США посредством хакерских атак, отметим, что, по заявлению Буковского, нечто похожее спецслужбы организовали и против него в 2014 году. В персональном компьютере писателя, публициста и общественного деятеля вдруг обнаружилось огромное число снимков детской порнографии, в связи с чем прокуратура Великобритании официально обвинила его в производстве и хранении детской порнографии. Больше полутора лет длилась тяжба бывшего советского диссидента с британской Фемидой. Буковский настаивал на своей невиновности, утверждая, что за этим могли скрываться происки российских спецслужб против него. 20 апреля 2015 года он объявил голодовку в знак протеста против действий британских властей, предъявивших ему соответствующее обвинение, и подал к британской прокуратуре встречный иск по обвинению в клевете. Наконец, в июле 2016 в суде обвинения были с Владимира Константиновича сняты. Как заявил в интервью каналу gordonua.com сам потерпевший, предъявленные мне обвинения в изготовлении детской порнографии гэбэшные глупости.

 

Политзеку с окончательно подорванным здоровьем, как и в прежние советские времена, пришлось отчаянно и бескомпромиссно сражаться за свое честное имя, и в этой схватке он одержал победу. Для Буковского в первую очередь важна была репутационная сторона этого дела. Неслучайно, адвокат Павел Строилов, представлявший интересы Буковского в деле о клевете, заявил: Обвинения Владимиру Константиновичу это результат пропагандистской кампании по очернению его имени, больше ничего за этим нет, и не стоит ждать, что что-то еще обнаружится. Думаю, со временем выяснится, кто инициатор этой кампании. Юрист также отметил, имея в виду былую советскую пропаганду: Вся его жизнь история того, как на него клеветали. Его называли и террористом, и сумасшедшим, и кем угодно, теперь обвинили в сексуальных извращениях, разве что в колдовстве его не обвиняли.

 

Десять лет назад, при выдвижении его кандидатуры для регистрации на выборах президента РФ, выступая перед российскими гражданами, Буковский сказал: Я не могу обещать нашему народу счастья. Нам всем предстоит изнурительная, тяжелая дорога выздоровления. Мы можем ее и не осилить. Но если в этом народе есть силы призвать таких, как я, мы готовы пробовать. И у вас и у меня будут огромные препятствия. Уже десять лет меня не пускают в Россию даже туристом, хотя никаких легальных оснований для этого нет. Возможно, меня ожидает Полоний-210, но это меня не останавливает.

 

Большинство россиян тогда не услышало или не захотело услышать правозащитника. Они предпочли чекиста, который заставил их бояться вновь. Для россиян это состояние давно уже стало естественной частью их бытия. Впрочем, свободы  в России боятся куда больше.

 

Александр Малкин