Ливрейные евреи

 

Чернее самих черносотенцев

Зловреи варят мыло и делают абажуры

 

Из-под пера Юнны Мориц вышел очередной шедевр. Сразу хочется усилить эпитетом: шедевральный шедевр! Наконец-то превзойден успех Зловреев того же автора.

 

ВИЖУ ОСВЕНЦИМ СПОРТА

 

Концлагерь всемирного спорта.
Варят мыло из россиян.
Освенцим такого сорта.
Охранник от счастья пьян.

Пора прекратить лизание,
Охранников перебить,
Это иносказание
Выбора: быть? не быть?

Чем перебить охранников?
Исками по судам?
Деньгами из разных краников
Концлагерным господам?

Дать не способны в рыло?
Крутите шуры-муры?
Варят из русских мыло,
Делают абажуры,

Это иносказание?
Голые факты это!
Пора прекратить лизание
С таким русофобским гетто!

Не откупаться деньгами
От этого крематория,
Нет ничего поганей
Удавки, сейчас которая!

Это иносказание
Выбора: слабость? сила?
Это не наказание
Не превратиться в мыло!

Поэтскими я глазами
Вижу Освенцим спорта,
Это иносказание
Фашизма такого сорта!

 

Итак, те самые зловреи, которых Юнна Мориц уже однажды воспела, пробрались, как видно, в МОК, другие международные спортивные организации и сделали из него концлагерь. Причем, исключительно для русских спортсменов. Из которых варят мыло и делают абажуры. Хотя Юлия Пинхусовна и не называет их, но понятно же, что это дело рук тех самых зловреев-русофобов кому же еще варить мыло и делать абажуры из русских?

 

Вообще, это очень поучительная история. О том, как бес, обуявший Юнну Мориц, убил ее талант. Это даже не графомания, это хуже. Я говорю сугубо о качества стиха, безотносительно пока к содержанию. Так и хочется спросить: Позвольте, а кто же назначал ее в поэты? На заседании самого заштатного литобъединения, самые начинающие литераторы камня на камне не оставили бы от этого поэтического опуса. Чего стоят такие выражения: Нет ничего поганей / Удавки, сейчас которая! (Уровень косноязычия, достойный незабвенного Виктора Степановича Черномырдина Здесь вам не тут!) Или такая вот находка, такая свежая метафора: Поэтскими я глазами Жаль, нет уже на такую поэзию Александра Иванова

 

Такова участь всех, изменивших своему таланту: талант тут же изменяет им. Примеры, первые приходящие на ум: Медсестра из Макеевки Евгения Евтушенко об украинских карателях, убивших медсестру такая же графомания, а это ведь автор Бабьего Яра, Танков идущих по Праге... Или Владимир Бортко, автор Собачьего сердца. Когда он переквалифицировался в имперца и путинолиза, он закончился как режиссер (Идиот, Мастер и Маргарита это, конечно, графомания от кино).

 

И не предостерегла же Юнну Мориц судьба Михаила Задорнова... Это ведь тот же диагноз опухоль мозга. У Мориц пока, правда, в переносном смысле

 

Я только вот что не пойму о людях такого сорта, имеющих отношение к еврейской нации.

 

Нет, ну с таким енералом информационных войск, как Владимир Рудольфович, как раз все понятно человек кует бабло. Зачем оно ему в таких количествах надобно, поведал недавно общественности Алексей Навальный.

 

А вот люди творческие Юнна Пинхусовна или, допустим, Иосиф Давидович они-то для чего так стараются быть святее самых патриотичных патриотов (а Юнна Мориц еще и черносотеннее самих черносотенцев)? Алиби, что ли, таким образом зарабатывают себе (и, как они, возможно, полагают, всему еврейскому народу) в глазах определенной специфической части народа русского? Откуда, спросите, такое предположение? Вовсе не от верблюда. Однажды Иосиф Давидович публично обратился с призывом к своим соплеменникам, недовольным путинским режимом: Евреи, не злите русский народ!.

 

Так ведь зря стараются. Да, сегодня она добилась почти невозможного: Юнна Пинхусовна стала чуть ли не кумиром этой специфической части русского народа (под ее стихотворением в фейсбуке вот такого рода комментарии: Весь большой Талант на любовь к России). Но когда ситуация изменится (а это, хотя бы в силу биологических законов, когда-нибудь непременно произойдет; такое при жизни Мориц и Кобзона случалось уже не один уже раз в 1953-м и 1985-м годах), то сегодняшнее их алиби обернется им (и всему еврейскому народу, который еще остался там) обстоятельством отягчающим. Именно они, творческие люди именно этой национальности, останутся в благодарной памяти антисемитов, как представители творческой интеллигенции, поддерживавшие, подпиравшие кровавый режим Путина. Антисемиты будут по поводу и без повода напоминать это не Михалкову или тому же Бортко а Кобзону, не Евтушенко а Мориц, не Киселеву (Дмитрию) а Соловьеву (Владимиру).

 

В точном соответствии с формулой Игоря Губермана:

 

За все на евреев найдется судья.

За живость. За ум. За сутулость.

За то, что еврейка стреляла в вождя.

За то, что она промахнулась.

 

Вадим Зайдман