Эра милосердия

 

Собачье

 

Отвратительная мода на исходе, раз в году, подводить итоги года, вспоминая ерунду. И с чего б, скажи на милость, ворошить всю эту жесть? Ведь ничто не завершилось, продолжается как есть. Современников порадуй, вспоминая год спустя: были связаны с тюрягой все родные новостя. Мир безрадостен, безбытен, а в итоге ленты всей лишь Серебренников, Итин, Малобродский Алексей. Апфельбаум. Улюкаев, сочинитель-эрудит. По доносу негодяев гордый Дмитриев сидит. Чтобы чувствовало быдло: кто не с нами, тот в тюрьму. Плюс пожизненное, видно, дали Нашему Всему.

 

Чувство главное опаска, главный мем страна-изгой, слово главное колбаска, главный город Уренгой, жанр, понятно, театральный, хобби года огород, звук анальный, флаг нейтральный, запах сероводород.

 

Но, сказал бы мастер Йода, нет причин печали для. Есть еще и символ года. В середине декабря, многоопытен и грозен, сановит, как ананас, демонстрировал Рогозин таксу с ником Николас. Научилась эта такса (фейк, не фейк не нам решать) под водой не задыхаться, то есть жидкостью дышать. Это опыт в русском стиле. Так и дышит вся страна. В эту жидкость запустили кислороду до хрена, а потом рукою твердой без особого стыда эту таксу прямо мордой прямо сунули туда. Такса билась, возмущалась, восклицала Не пойду! и никак не помещалась в эту жидкую среду, но сатрапам горя мало навалились всей ордой И пришлось, и задышала этой самою водой. Ибо если несвободна, ибо если не вольна то задышишь чем угодно.

 

Так же, в общем, и страна.

 

Правда, всякие вражины, постепенно осмелев, что, по сути, тем и живы, что клевещут на РФ, поднимают громкий ропот, поношением грозят, говоря, что этот опыт сорок лет уже назад был поставлен многократно, да и ставится досель Нам, конечно, неприятно, но не в первенстве же цель! Мы вступаем в год собаки в новом качестве своем и приветственные знаки всей планете подаем. Это мы, как эта такса, проклинаемы везде, научились жить без бакса, врать без слов, дышать в воде, жить без права, есть без мяса и хвалить судьбу свою И вдобавок Николаса сам Рогозин взял в семью.

 

За тебя, собака, квасим! Если честно, по уму, коль не ты, то кто, Герасим? Мы с тобой.

Твои Муму.

 

Дмитрий Быков,

Новая газета, 31 декабря