Разгром на Евфрате

 

Первые бои Третьей мировой

 

Когда опубликованный 29 января список друзей Путина некоторые комментаторы, в числе которых был и ваш покорный слуга, назвали фактическим объявлением войны России со стороны США, многие восприняли это как преувеличение или пустословие. Не прошло и двух недель, а в сирийском местечке Дейр-эз-Зор уже произошло первое кровавое боестолкновение между армией США и тремя ротами российских военнослужащих с неопределенным статусом, которых политкорректно называют наемниками из частного военного агентства. Американские источники определяют количество убитых в ночном бою в 100 человек, российские указывают число вдвое больше, как бы то ни было, ясно одно это первое в истории сражение специальных сил США и России. Вновь рискну назвать это первым боем Третьей мировой войны.

 

Дотошные историки вспомнят участие советских летчиков в боях с американскими ВВС в Корейской и Вьетнамской войнах 50-70-х годов ХХ века, хотя официальная позиция Москвы тех лет состояла в полном отрицании своей вовлеченности и воздушные асы СССР маскировались тогда под местных, о чем сохранился фольклор в виде песенок про пилота Ли Си Цына. Однако разница и в количестве, и в качестве нынешнего российского присутствия в Юго-Западной Азии с полувековой давности советской романтической борьбой против американского империализма в Юго-Восточной Азии видна невооруженным взглядом. Нынешние интернационалисты уже не поют светловскую Гренаду, и воюют не за то, чтобы землю в Дейр-эз-Зоре крестьянам отдать, а проливают свою и чужую кровь за казенные деньги и нефть, обещанную Асадом путинским олигархам. Именно такова была подоплека ночного боя за территорию нефтяного месторождения к востоку от Дейр-эз-Зора. И тем не менее, эти подробности не должны заслонить главного никогда раньше Америка не воевала с Россией. Спасать спасала: от голода в 1891, в 1921, в 1991. Помогать помогала: один ленд-лиз 1941-1945 гг. чего стоил. Но никогда еще не воевала. Вплоть до ночи с 7 на 8 февраля 2018 года. И в этом, конечно, огромная личная заслуга президента Путина.

 

Тот факт, что наемники Вагнера в Сирии не носят шевроны и погоны российской армии такое же лукавство, как купленная в военторге форма прославленных Путиным трактористов, шахтеров и прочих вежливых людей в зеленом камуфляже, захвативших Крым и Донбасс в 2014-м. Впрочем, это лукавство никого обмануть не смогло: и курдские, и американские командиры перед атакой в Дейр-эз-Зоре связывались напрямую с российским командованием, предупреждая о готовящемся контрударе по группе захвата. Именно тут военные хитрости переходят в государственную подлость, потому что первоначальный отказ русских признать посланных на убой наемников своими объяснялся именно этой бесчестной и предательской по отношению к собственным гражданам позицией политического руководства России. Опробованная в Украине тактика сухого отказа от ответственности за своих солдат завела три роты наемного российского спецназа в кровавую мясорубку под Дейр-эз-Зором. В другом измерении, в ином масштабе, но в той же логике путинского правления оказалась в эти самые дни российская олимпийская сборная в Южной Корее, наказанная за самодурство, ложь и подлость начальства клеймом ходить во всех оттенках серого, без государственного флага, без национальной принадлежности, без Божества, без вдохновенья, без слез, без жизни, без любви... И то и другое разные проявления одной российской болезни путинизма, то есть сталинизма нашего времени. Люди в сером, серые карьерные шпионы и стукачи, захватившие власть в огромной стране, правят государством, армией, дипломатией, культурой и спортом именно так, как только и умеют серо, по-мышиному, по-шпионски, исподтишка, предавая и продавая всех и вся. Именно этот диагноз привел Россию уже не на порог, а в самое пекло глобального противостояния со всем цивилизованным миром, которое уже чуть ли не каждый день оборачивается реальными жертвами национальным позором, сбитыми самолетами, расстрелянными и забытыми солдатами...

 

Что дальше?

 

Тут я должен сделать одну важную историческую оговорку. Странно звучащее название захолустного сирийского Дейр-эз-Зора траурным набатом отдается в ушах каждого армянина. По зловещему совпадению, ровно сто лет назад именно это пустынное место стало последним пунктом назначения для полутора миллиона жертв Геноцида армян в Турции. Изгнанные из всех городов и деревень Западной Армении, убиваемые и насилуемые по дороге, умиравшие от пыток, побоев, ран, голода, болезней, именно в сирийскую пустыню сгонялись с 1915-го по 1918 годы бесконечные колонны армянских женщин, детей и стариков; и именно Дейр-эз-Зор стал символом их гибели. Именно там была поставлена армянская церковь Всех Мучеников, посвященная жертвам Геноцида. Ее взорвали джихадисты ИГИЛ, захватившие город в 2015-м. И если убийство эрцгерцога Фердинанда в Сараево считается первым выстрелом Первой Мировой войны, то гораздо менее известный миру до недавнего времени Дейр-эз-Зор вот уже сто лет как является для всех армян трагическим финалом той всемирной бойни. Совпадение в данном случае следует считать пророчеством. Место последней трагедии Первой мировой войны может стать местом начала Третьей мировой.

 

Никогда еще я так не хотел оказаться плохим пророком.

 

Тигран Хзмалян,

Каспаров.ру, 11 февраля