Перспективы

 

Искоренение исторических ересей

 

В Государственной думе ждут внесения закона, предложенного Рамзаном Кадыровым и единогласно принятого 13.02.18 парламентом Чечни. Закон предусматривает уголовное наказание лиц, намеренно искажающих правду о Великой Отечественной войне. По этому законопроекту уголовная ответственность вводится за совершение действий, оскорбляющих чувства ветеранов и память погибших в Великой Отечественной войне, искажающих историю ВОВ и отрицающих решающий вклад СССР и его многонационального народа в победу во Второй мировой войне.

 

Оценить вероятность превращения закона Кадырова в закон РФ довольно сложно. С одной стороны, его почти наверняка поддержат зюгановцы и весь тот мракобесный подвал Госдумы, который обычно ассоциируется с Поклонской и Милоновым. Очевидно, что решение будет приниматься не на Охотном ряду, а на Старой площади, и оценить, насколько всем этим кириенко-вайно-сурковым так уж необходим дальнейший провал в раннее средневековье, я не в состоянии, ибо тьма их душ кромешна, а интересы хоть и очевидны, но противоречивы.

 

Если этот проект Кадырова станет законом, то такой провал в средневековье состоится, прежде всего, потому, что путинский телевизор для него подготовил почву и значительная часть народа вполне созрела для очередного ада. В данный момент исторические ТВ-дебаты заканчиваются либо мордобоем, как в случае дебатов между Шевченко и Сванидзе на передаче Радиорубка на канале КП, либо угрозой мордобоя и включением режима управляемой истерики в стилистике ты-мне-ленина-не-трожь, как, например, в программе Вечер с Соловьевым от 14.02.18. Во время передачи, на которой обсуждалась роль и степень участия народов стран Балтии в Холокосте и других преступлениях нацизма, режим управляемой истерики включался при любой попытке оппонентов не отрицать участие литовцев, латышей и эстонцев в преступлениях нацистов этого никто в студии Соловьева не делал а уточнить меру этого участия. Когда актер Андрис Лиелайс и режиссер Григорий Амнуэль пытались приводить факты, что народы Балтии, да, участвовали, но не целиком и не во всех преступлениях нацизма, то Соловьев начинал орать про пересмотр решений Нюрнберга, а сотрудник МИА Россия сегодня Армен Гаспарян сообщил:  я с трудом сдерживаюсь, чтобы не встать и не доделать то, что не доделал мой дед. При этом он старался придать себе вид крайне воинственный, грозно смотрел в сторону Лиелайса и Амнуэля и бессвязно выкрикивал отдельные слова, из которых следовало, что именно эти двое и были недоработкой его дедушки.

 

Идея уголовного наказания за искажение истории предусматривает наличие единственно верного, неизменного и неприкасаемого исторического текста. То есть это должен быть священный исторический Канон, отклонения от которого будут считаться историческими ересями. Что именно станет таким Каноном Краткий курс истории ВКП(б), одобренный ЦК ВКП(б) в 1938, или совокупность исторических мифов от Мединского это в законе Кадырова не уточняется. Поэтому неясно, станут ли сажать тех, кто сомневается в исторической подлинности мифа о 28 панфиловцах, или тех, кто считает, что поляков в Катыни убили граждане СССР.

 

Сознательное отклонение от Канона называется ересью. Для борьбы с ересями нужны четыре вещи.

 

Во-первых, нужен сам Канон. Поэтому для реализации закона Кадырова потребуется канонический вариант Исторической Библии. Полагаю, доктору исторических наук Мединскому в соавторстве с академиком Кадыровым эта задача по плечу.

 

Во-вторых, нужен специальный орган Историческая инквизиция. Тут будет большая конкуренция, но после ряда локальных сражений и небольшого кровопролития состав этого органа будет создан.

 

В-третьих, с учетом того, что источником ересей является Дьявол, который постоянно придумывает все новые хитрые атаки на истинную веру, для защиты Канона необходимо периодически собирать Вселенские соборы. В данном случае, для защиты от атак исторического Дьявола, каковым, несомненно, является Запад, необходимо собирать Исторические соборы. Каждый Исторический собор должен будет осудить какую-то ересь. Тематика ближайших Исторических соборов очевидна. Необходим аналог Никейского собора, осудившего 1693 года назад арианскую ересь, а сегодня надо срочно осудить тех, кто ставит знак равенства между нацизмом и сталинизмом, о чем вот уже который год трубит Соловьев. По аналогии с Константинопольским собором 381 года, осудившим, в том числе, македонианскую ересь, отрицавшую божественную суть Святого Духа, необходимо срочно осудить всех, кто ставит под сомнение решающую роль лично Сталина во Второй мировой. Учитывая запущенность ситуации борьбы с историческими ересями, видимо, Исторический собор придется сделать постоянно работающим органом.

 

В-четвертых, для правоприменительной практики одного закона Кадырова будет явно недостаточно. Видимо, необходимо будет создать аналог Сборника канонического права Грациана (12-й век), в котором будет уточнены и расставлены по степени тяжести все виды ересей, а также определена степень ответственности за каждую из них. Важно, например, понять, надо ли сжигать академика Пивоварова, если он, написав массу еретических исторических сочинений, публично покается. И должен ли быть наказан Сванидзе, если он, например, раскается в своей антисталинской ереси и, вступив в КПРФ, станет доверенным лицом Грудинина.

 

Одним словом, в случае принятия закона Кадырова в стране могут наступить новые, очень интересные времена. Работы станет много и скучно точно не будет. И жить станем лучше и веселее, как заметил однажды один исторический деятель, по совместительству большой историк.

 

Игорь Яковенко,

Blogspot.ru, 16 февраля