Победобесие. Послесловие

 

День, который превратили в ложь

 

Не думаю, что нужно это оправдание, по крайней мере мне. Но ведь некоторые из читающих обязательно об этом спросят и сами себе ответят при этом ложь. Так вот, я имею право говорить о войне не меньшее, чем все остальные, кто об этом сейчас говорит. Один дед у меня погиб в 1941, а второй прошел всю войну и был дважды тяжело ранен. Но я никогда не выйду с их портретами в бессмертный полк. Почему? Потому что этот день давно превратили в ложь.

 

Участников войны уже нет они умерли почти все. Даже те, кто вступил в войну 18-летним в 1945 им уже должно быть 91. А тем, кто в 1941 95. Сколько их? И что страна делает с ними? Она вспоминает о них раз в год. Значит почти все, кого мы сегодня видим с наградами не участники войны. Кто угодно труженики тыла, дети войны, но не те, кто воевал. Слушайте, ведь даже тем, кому в 1945 было 5 лет, и поэтому они могут хотя бы что-то помнить, даже если и не понимать, ведь и им уже 77.

 

Мой дед, который с войны вернулся, умер давно, еще в 1982, но я успел будучи подростком с ним поговорить. Поэтому образ войны у меня есть не только из советского, а тем более сегодняшнего телевизора и кино. А из окопов и с передовой. И в нем, в этом образе всё не так. Без фальшивого патриотического лоска. Без безудержной ненависти к врагу. Потому что солдаты в окопах понимали с той стороны такие же, как они. И никто не хотел умирать, покорять и так далее. Все хотели жить, а не биться за мировое величие.

 

Но власть это не интересовало по обе стороны тогда, как и точно также не интересует сейчас. Поэтому мы видим каждый год 9 мая всё больше истерии и фальши под соусом патриотизма. Кому это нужно и зачем это делается? Это нужно только власти. Поэтому она эксплуатирует именно образ Победы, а не Памяти или Скорби. Но что такое Победа в той войне? Это когда удалось Победить Смерть. Не одним других, не русским немцев, и даже не всем фашистов, а Смерть, остановить этот безумный поток смертей ради величия. 

 

Только одна страна сегодня продолжает упиваться Своей Победой, своей Великой Победой. Её не очень интересуют жертвы той войны, а когда она их считает, то считает только своих. Она, эта страна, по-прежнему и весь мир делит на своих и чужих, и с годами всё больше. Это значит, что главное про ту войну не понято, та самая одержимость величием, из-за которой и была та война осталась. И сегодня самые безумные из патриотов вместо больше никогда, звучавшего долгие годы после войны, в экстазе кричат можем повторить. Что это? Это и есть безумие.

 

Поэтому я не выйду в бессмертный полк. Я уверен мало кому из тех, чьи портреты сегодня носят их родные понравился бы этот парад мертвых. Но это ведь так православно превращать всё в иконы и мощи. Но еще более я не хочу быть участником укрепления того самого величия, которое и порождает все или почти все войны, как и многое другое зло. Празднование именно Своей Победы и удержание в головах людей этого праздника победы вместо памяти о конце войны, которое мы наблюдаем уже много лет это удержание того самого разделения на своих и чужих. И я не хочу быть причастным к этому победобесию.

 

Алексей Мурашов,

Facebook, 9 мая

 

9 мая в Чите провели реконструкцию концлагеря