Полезная Поклонская

 

Ударим фаллоимитатором по ханжеству и лицемерию!

 

Эта заметка о карикатуре Дениса Лопатина на Наталью Поклонскую, опубликованная на сайте Каспаров.ru, вызвала неожиданно бурное обсуждение среди читателей сайта, и мне показалось не лишним выделить суммирующий ответ и пояснения в отдельный текст.

 

Это ответ не сторонникам Поклонской, которых, к счастью, оказалось не много, а, в целом, моим единомышленникам, которые возразили не по существу, а по форме изображенного и сказанного: карикатура Лопатина и мои размышления в связи с ней о самой Поклонской это пошлость, это ниже пояса, это оскорбление женщины (!?), это недопустимо. И даже прозвучала и такая сентенция вторжение в личную жизнь. 

 

Для начала, в качестве некоторой шоковой терапии, вот такая информация к размышлению.


Несколько фотографий из в свое время печатавшихся в нашей газете статей Григория Крошина о знаменитом Рейнском карнавале.

 

   


Вот Сильвио Берлускони, насилующий быка (бык олицетворяет Европу).

А вот на следующем фото, уж извините, трахают уже самого беднягу Сильвио итальянская мафия. И в той же статье третья фотография ну совершенно в чем мать родила наша фрау канцлерин.

Сразу соглашусь: пошловато и без особого вкуса. Но, во-первых, карнавальные шествия, насколько я понимаю, не ставят задачу выдавать высокоинтеллектуальный юмор, это не Жванецкий, не Горин, не передача Вокруг смеха (и даже не Аншлаг! Аншлаг!). Этот карнавал традиции которого, кстати, берут начало еще в 14-м веке, так что не нам судить называют еще парадом дураков, праздником дураков. Его задача повеселиться, подурачиться без особого интеллектуального напряжения. В общем, как видим, похабщина очень в моде на карнавале в Дюссельдорфе. И все довольны.

Я привел эти примеры не в качестве высокоинтеллектуальных образцов сатиры и юмора, а как свидетельство того, что на карнавале выставляются фигуры европейских руководителей в самом неприглядном виде. Такая вот пошлость на всеобщем обозрении. Далеко не всем прототипам этих персонажей из папье-маше это нравится, но как-то ничего не слышно, чтобы они подавали по этому поводу заявления в прокуратуру. И уж совсем ничего не слышно об их добровольных защитниках, заявлявших бы, что изображение итальянского премьера, насилующего быка это вторжение в его личную жизнь (как быка, так и Берлускони).

 

Люди просто веселятся, а кому не нравится такое веселье проходят мимо или сидят дома.

 

Теперь о собственно карикатуре Лопатина. Это, конечно, дело вкуса, но на мой вкус со вкусом там все в порядке. Ниже пояса эта карикатура только по формальным признакам, если не знаешь контекста ситуации. Но ведь бывает ниже пояса от Петросяна, а бывает ниже пояса от Губермана. Согласитесь, это две большие разницы. Гарики, в которых есть нехорошие и матерные слова, формально можно отнести к разряду пошлых. Тогда, если уж на то пошл, можно объявить похабщиной добрую половину картин мирового искусства. Одни вакханалии Рубенса чего стоят.

Попробую объяснить, почему я не считаю карикатуру Лопатина пошлой, а, наоборот, точной и со вкусом.

Виктор Шендерович любит повторять: юмор дитя контекста. И в пояснение приводит такую историю.

Одна журналистка берет интервью у заслуженного пожилого человека. Очень пожилого за 90. Спрашивает:

Как вам удалось дожить до такого преклонного возраста и сохранить здравый ум и ясную память?
Он отвечает:

Я всю жизнь работал и жил честно.
Ничего особенного не смешно. Немного пошловато.
Вводим контекст: это сказал Сергей Владимирович Михалков.
Сразу смешно. Но опять же: смешно для тех, кто знает, кто такой Сергей Владимирович Михалков. А молодому поколению это уже надо объяснять, и тогда смешно не будет потому что объяснение убивает юмор.

С карикатурой Лопатина то же самое. Если увидеть ее, не зная предыстории ее появления тогда, конечно, это пошлая и похабная карикатура. Шутка ли императора в виде фаллоимитатора изобразил!

Но мы же знаем, что ханжа и лицемерка Поклонская требовала запретить фильм Матильда, который показывает будущего императора Николая II, причисленного гундяевыми к лику святых, в любовной связи с балериной Кшесинской! Их ханжество не терпит любое нелицеприятное изображение так называемого святого, и их не интересует, что это нелицеприятное, в их трактовке, изображение правда. Более того, уверен, их ханжество не потерпит утверждения, что их так называемый святой вообще никакой не святой, что это был простой смертный человек, повинный, к тому же какое кощунство! в тяжелых преступлениях против собственного народа и, что, может быть, еще хуже, допустивший такие ошибки, которые и привели к краху историческую Россию и его самого с семьей к страшному концу. Они, очевидно, полагают, что их святой не только был непогрешим в своих деяниях, но вообще все человеческое ему было чуждо и секс, и чувства, и любовь.

 

Такое ханжество и лицемерие можно выбивать только такими сильнодействующими, даже брутальными средствами, как изображение оберегаемого ими святого именно так.

Все на месте в этой карикатуре. Выстрел в десятку. Если бы Николай был изображен на карикатуре в другом виде выстрел бы не прозвучал. Фаллоимитатором по ханжеству и лицемерию!

Чтобы проиллюстрировать, как важно для точного выстрела подобрать правильную деталь, правильное слово, вспомню известный гарик Игоря Губермана:

Тут вечности запах томительный,
И свежие фрукты дешевые,
А климат у нас изумительный,
И только соседи хуевые.

Ну казалось бы, чего проще: заменить хуевые на, допустим, фиговые, хреновые (и блюстители нравственности так и предлагают сделать). Но замените и прочтите гарик еще раз вообще не прозвучит. Именно это слово здесь в десятку.

 

Кстати, теща Игоря Губермана (и по совместительству двоюродная внучка Льва Толстого) Лидия Борисовна Либединская говорила: Лучше я десять раз услышу слово жопа, чем один раз слово духовность.

 

Так что давайте не будем святее Папы римского, то есть, духовнее и бдительнее российской прокуратуры и следственного комитета. Даже они не обнаружили в карикатуре никакого криминала и оскорбления чувств кого бы то ни было.

 

Вадим Зайдман,

фото Григория Крошина