США

 

Санкции как наркотик

 

Наблюдатели не нарадуются: новые американские санкции против России это уже не символические меры, как раньше, это серьезно, они если и не обвалят режим, то доставят массу огорчений Путину и его клике. А я, наблюдая за этим оживлением, вспоминаю, сколько уже раз, после очередного ужесточения санкций, возникали эти ожидания, которые ничем не заканчивались. В связи с чем и теперь, как занудный пессимист, спрашиваю: не выдаем ли мы в очередной раз столь понятное желаемое за действительное?

 

Предполагать это, увы, есть все основания.

 

Во-первых, просто потому, что путинский режим все годы своего существования демонстрирует завидную и кажущуюся необъяснимой устойчивость (с моей точки зрения, впрочем, вполне объяснимую: прежде всего, импотенцией и тем, что теперь принято называть шредеризацией Запада). Путинскому правлению довольно давно то и дело пророчат скорый крах, а он и созданный им режим все как огурчики. Уважаемый Андрей Андреевич Пионтковский, например, чаще других периодически предсказывает крах режима как минимум с 2009 года, с указанием довольно конкретных сроков но сегодня уже 2018 год, а Владимир Владимирович все на галерах и покидать их по прежнему не намерен.

 

Во-вторых. Что касается уже непосредственно санкций, и почему я думаю, что и на этот раз они не произведут должного впечатления, на которые рассчитывают США и либеральная общественность. Политика постепенного наращивания этих санкций во многом нивелирует, выхолащивает производимый ими эффект. Пациент просто привыкает к ним.

 

Яд, как известно, если его давать небольшими порциями, становится не только безвредным, но в иных случаях даже целебным.

 

Если бы те санкции, которые США вводят сейчас, были задействованы немедленно в ответ на аннексию Крыма и оккупацию части Востока Украины почти наверняка они впечатлили бы нашего пациента и вынудили его пересмотреть свою внешнюю политику. Но то, что вводилось тогда, даже и санкциями назвать неловко, это было именно что-то символическое, призванное не воздействовать, а уговорить, умиротворить агрессора. А агрессор, как известно из истории, в таких случаях не умиротворяется, а наоборот, убеждается, что ему все позволено. И к санкциям, всякий раз по чуть-чуть усиливаемым, режим стал не только не чувствительным, но еще и приспособился обращать их себе на пользу во всяком случае, во внутренней политике.

 

Хиханьки закончились, в числе других прогнозирует Лилия Шевцова, хотя сама тут же пишет: К теперешним санкциям, которые регулярно возобновляются, мы адаптировались и нашли в санкционном заборе лазейки, которые позволяют худо-бедно выживать и даже ерничать.

 

Сегодня Путин уже и лазеек особенно искать не будет. Сегодня он уже настолько неадекватен, настолько привык к санкциям, что его уже ими просто не пронять. Напротив снимите сейчас с него все санкции так у него еще и ломка начнется, как у наркомана, лишенного дозы. Россиянам, конечно, придется еще больше затянуть пояса потому что возникшие проблемы будут решать именно за счет людей но это ж именно россиянам, а не их народно избранному. К проблемам населения Владимир Владимирович так же давно нечувствителен. За 18 лет нахождения на галерах и эта привычка устоялась.

 

Здесь надо заметить, что процесс привыкания к ядам Запада и Путина был двусторонним. Путин тоже постепенно приучал/приручал Запад.

 

Начинал он с Чечни, с Норд-Оста, Беслана. Сворачивание свобод в стране, наступление на прессу. Первые политические заключенные, политические убийства. Ну как же, это внутреннее дело России! (Хотя по международным нормам нарушение прав человека вовсе не является внутренним делом страны).

 

Затем была Мюнхенская речь, значения которой Запад не понял. Он думал, что это все эмоции, фигуры речи, а речь-то на самом деле надо было понимать буквально как заявку на передел как минимум постсоветского пространства.

 

Отсутствие должной реакции западных лидеров на его геополитические претензии позволили Путину уже в следующем году увеличить дозу вводимого яда он напал на Грузию. В 2008-м году Запад оказался подготовлен к этому предыдущими дозами и не ответил адекватно на эту агрессию, что открывало прямой путь к следующей агрессии против Украины. Обратим внимание, как грамотно, постепенно увеличивал дозы Путин: в 2008-м году нападение на Украину Запад вряд ли бы стерпел это была б для того времени лошадиная доза а в 2014-м уже можно, уже привычно для западного организма.

 

Одновременно с Западом Путин приучал к яду и собственное население (на это еще в 2003-м году обратил внимание Виктор Шендерович). Вряд ли бы большинство россиян в 2000-м году проголосовали за Путина а те, первые выборы, были относительно честными если бы могли себе представить все, что при нем начнется. Это сейчас граждане Украины ассоциируются в сознании большинства россиян исключительно с бандеро-фашистами. Но скажите им в 2000-м году, что Путин начнет агрессию против братских Грузии и Украины как вы думаете, избрали бы они, с не промытыми еще зомбоящиком мозгами, в президенты России Путина В.В.? Очень сомнительно.

 

Кстати, обратите внимание, как со временем менялась даже оценка, восприятие россиянами агрессивной внешней политики Путина. В 2008-м году все-таки не было массовой эйфории по поводу грузинской кампании, даже так называемая творческая элита страны не кинулась подписывать письма одобрямса в поддержку политики Путина, а, наоборот, было определенное неприятие происходящего. А в 2014-м уже всеобщий одобрямс, Крымнаш, укрофашисты, и попробуй что-то вякни поперек этому помешательству.

 

Думаю, даже главные пропагандоны путинских информацинных войск Владимир Соловьев и Дмитрий Киселев лет 10 назад сильно бы удивились, если бы им сказали, что они будут называть братьев-украинцев фашистами и вдохновлять молодых россиян ехать в Украину защищать русский мир.

 

Возвращаясь к вопросу о ныне вводимых санкциях и оптимистичных ожиданий от них противников режима, напомню, что в данном случае на эффект постепенности и привыкания наложится еще и саботаж Трампа, который сделает все, чтобы насколько возможно отсрочить введение санкций, а затем максимально нивелировать их действие.

 

И еще замечу, что, помимо санкционно-экономической важна еще и политическая составляющая. Запад, во-первых, должен, наконец, посмотреть правде в глаза и понять, что сегодня главная угроза миру на нашей планете это не Иран и не Северная Корея, а Россия. А осознав это, он, во-вторых, должен недвусмысленно дать понять это самой России, официально зачислив ее в главные изгои планеты.

 

Отсюда, кстати, уже сами собой логически последуют нужные решения в санкционно-экономической сфере.

 

А с нынешней, на мой взгляд, не только ошибочной, но и порочной политикой постепенных, половинчатых санкций, со страхом Запада увидеть, ху ис на самом деле Путин, боюсь, крах режима наступит не раньше физического конца его отца-основателя.

 

Вадим Зайдман