На смерть МакКейна

 

Развилки истории 21-го века

 

В 21-м веке было, на мой взгляд, две ключевых развилки истории, когда ее развитие пошло по наихудшим, трагическим сценариям, затронувшим в итоге весь мир. Две самых больших неудачи нынешнего, еще юного века.

 

Первая это избрание Путина президентом России.

 

Вторая это неизбрание в 2008-м году президентом США Джона Маккейна, в котором был заложен потенциал стать вторым Рейганом, которому, несомненно, по зубам был бы новоявленный российский диктатор, воссоздавший и вовсе не из пепла империю зла.

 

Избрание Путина в 2000-м году это было большое несчастье, но несчастье еще поправимое. Если бы в 2008-м году президентом США стал Джон Маккейн.

 

Если бы в 2008-м году президентом США стал Джон Маккейн, сегодня мир был бы совсем иным, без нависшей над ним угрозы Третьей мировой войны, с единой Украиной, в которой никто не был убит в подлой войне, развязанной Россией, с оставшимися в живых тысячами граждан Сирии, ныне убитых все той же Россией и взятым ею же под защиту кровавым мясником, палачом собственного народа Башаром Асадом.

 

Если бы в 2008-м году президентом США стал Джон Маккейн, лилиПутин не разросся до главной мировой угрозы.

 

Возможно, сегодня мир уже вообще забыл бы, что был в России такой президент Владимир Путин, и имел дело пусть и не с рафинированно демократической Россией, но с вполне нормальным адекватным партнером, с которым можно сотрудничать. Хотя бы такой Россией, какой она в плане международного партнерства была в 90-е годы, при министре Андрее Козыреве. С Россией, в которой бесчеловечный путинский режим прежде всего по отношению к своим гражданам не успел их расчеловечить. До такой степени, что они стали считать укро-бандеровскими фашистами тех, кого еще недавно называли своими братьями. А некоторые стали не только называть, но и поехали убивать бывших братьев.

 

Но случилось то, что случилось. Россия в 2000-м, а США в 2008-м из возможных выбрали наихудшие пути развития.

 

Конечно, всегда можно сказать, что история не знает сослагательного наклонения. Но для чего, несмотря на этот тезис, просто необходимо задаваться вопросом что было бы, если бы? Именно для работы над ошибками, чтобы на будущих развилках истории выбирать все-таки не самые худшие варианты.

 

Я убежден, что именно в этом изучении сослагательного наклонения в истории и состоит ее важнейшая, а то и главная задача, как науки.

 

Чтобы уроки истории пошли, наконец, человечеству впрок.

 

Вадим Зайдман