Беслан. 10 лет

 

Жертвоприношения Путина

 

Честно говоря, не очень понял, почему Виктор Анатольевич считает точкой невозврата для Путина и для России штурм школы в Беслане.

 

Между смертями осетинских детей и собственным политическим поражением он выбрал наименее травматичный для себя вариант, и дал отмашку на немедленный штурм школы. Детоубийство. Страшнее ничего быть не может, согласен. Но

 

А что, не точно так, как на штурм бесланской школы, он отдал приказ на штурм Норд-Оста? Где тоже погибли дети. А не так же были отданы приказы о взрыве домов в Москве, Волгодонске и Рязани (в Рязани сорвалось)? Где тоже погибли мирно спавшие в том числе дети.

 

Не понимаю, почему хладнокровный приказ о взрыве домов с мирно спящими согражданами, это менее страшное и ужасное преступление, чем штурм школы в Беслане. После этих взрывов сколь цинично это ни прозвучит и подлодка Курск, которая, как выяснилось, утонула, и штурм Норд-Оста, и штурм бесланской школы это была уже рутина. Ничего нового. Этим уже нельзя было удивить (разве в очередной раз ужаснуть) тех, кто все понял про взрывы домов, а значит, и ху ис мистер Путин, самое позднее после рязанских учений.

 

Так что, если уж искать точку невозврата, то случилась она задолго до того, как Путин стал президентом потому что человек, способный хладнокровно отдать приказ взорвать дома с мирно спящими согражданами это упырь, а не человек, и понятно, что тот, кто начал свою деятельность с этого, уже не остановится, и будет совершать преступления одно страшнее другого. Что мы и наблюдаем все время нахождения раба божьего Владимира Владимировича на галерах.

 

в этот день (посредником для переговоров с бандитами) в политическом поле собирался появиться Аслан Масхадов.

 

Это был огромный шанс на жизнь для трех сотен детей и очевидное политическое поражение Путина, который потратил огромные пиаровские ресурсы на то, чтобы делегитимизировать законного президента Ичкерии, партнера РФ по Хасавюртским соглашениям

 

Между смертями осетинских детей и собственным политическим поражением он выбрал наименее травматичный для себя вариант, и дал отмашку на немедленный штурм школы. Дело, мне кажется, обстоит проще. Масхадов Масхадовым, его, конечно, с точки зрения Путина, ни в коем случае нельзя было легитимизировать, но политическим поражением для Путина стал бы уже сам факт переговоров с боевиками, захватившими школу, и уж тем более если бы он пошел им на уступки и выполнил их требования, пусть даже частично. Так он это понимает, таково его кредо: не подчиняться ничьему ультиматуму; любые переговоры, любые компромиссы проявление слабости.

 

Именно поэтому любое давление на Путина хоть силовое-террористическое, хоть гражданское, в рамках российских же законов до сих пор никогда не было успешным. Именно поэтому заранее, увы, была обречена на неудачу, не имела перспективы голодовка Олега Сенцова. Хотя в данном случае, освободи Путин украинского режиссера это никак не выглядело бы его политическим поражением; во всяком случае, доблестные бойцы его пропагандонских войск уж точно представили бы Путина великодушным и милостивым повелителем, всего в белом. Но нет он не может пойти и на это. Он и этот акт милосердия к вопиюще беззаконно осужденному Олегу Сенцову воспринимает исключительно как свое поражение.

 

Он готов пожертвовать не только гражданином другой страны Олегом Сенцовым, не только зрителями Норд-Оста, не только бесланскими детьми и тысячами других людей, погибших в результате его правления он готов пожертвовать Россией, но не пойти ни на какие уступки.

 

Не берусь судить, насколько он сегодня уже неадекватен, а насколько придуривается таковым, но не исключаю, что неадекватен уже настолько (как-никак, почти два десятка лет бесконтрольной власти), что готов погибнуть и сам но не именно сам, не в одиночку, а вместе со страной.

 

Вопрос, готова ли Россия погибнуть вместе со своим ненаглядным?

 

Вадим Зайдман