Армения

 

Армянский бунт. Часть 2

 

1 октября Армения была оглушена известием о смерти Шарля Азнавура.

 

2 октября Армению потряс новый политический кризис. Страна в данный момент осталась без главы государства, без правительства и без парламента.

 

Теперь по порядку.

 

Накануне премьер-министр Никол Пашинян объявил о намерении до конца года провести досрочные парламентские выборы давно ожидаемое решение в условиях фактического двоевластия, сохранявшегося в Армении после народного восстания в апреле и формального избрания Пашиняна парламентом, в котором большинство до сих пор составляют ставленники и сторонники прежнего режима. Эта бомба, заложенная под государство, тикала все пять месяцев, прошедших после революционной смены власти. Половинчатость мер, предпринимаемых молодым правительством, постепенно подтачивала казавшуюся незыблемой народную поддержку Пашиняна.

 

Однако противники нового курса вдруг решили именно сейчас дать свой последний и решительный бой. И явно просчитались, поторопившись.

 

Ещё вчера отлученная от власти партия республиканцев вела вялые переговоры о сроках и условиях досрочных выборов. Прошедшей ночью произошло нечто чрезвычайное, и наутро республиканцы бросились в контратаку, объединившись с примкнувшими к ним дашнаками и партией промосковского олигарха с целью самим отстранить Пашиняна от власти своим парламентским большинством и избрать на пост премьера кого-то другого. Опыт предыдущих попыток реванша подсказывает, что центром сопротивления бывших является второй президент, Роберт Кочарян, которого поддерживает Путин, недавно демонстративно поздравивший его с днём рождения, который тот отмечал в следственном изоляторе, где находится по обвинению в узурпации власти и нарушении конституции при разгоне митингов оппозиции в 2008 году. Кочарян вскоре был отпущен под подписку о невыезде и, как видно, не терял времени зря.

 

Все попытки Пашиняна умилостивить Путина ритуальными жертвоприношениями в виде согласия отправить роту армянских саперов в Сирию или допустить российских инспекторов в совместные армяно-американские лаборатории, не помогли. Нет ни малейших сомнений, что решиться на попытку конституционного переворота разгромленные и люто ненавидимые народом республиканцы могли только в случае неслыханных посулов и гарантий, которые ещё более ненавидимый в Армении Кочарян мог получить только от своего кремлевского покровителя.

 

Итак, вечером 2 октября коалиция трёх партий бывшей правящей коалиции объявила о проведении внеочередной сессии парламента. Слабые попытки нескольких депутатов из ныне правящего меньшинства сорвать голосование были подавлены кворумом в 60 голосов, достаточных для легитимного переворота. Тогда Пашинян прибег к уже испытанному оружию, призвав через Фейсбук граждан собраться у здания парламента. К восьми вечера там уже стояли тысяч сорок. Сюрреализм ситуации состоял в том, что премьер и верные ему министры находились среди толпы сограждан перед закрытыми воротами парламента, где шло заседание оппозиционного большинства с повесткой свержения премьера. Пашинян взял мегафон и прямо на улице, со ступеней Академии Наук, что напротив здания парламента, обвинил республиканцев, дашнаков и олигархов в предательстве и контрреволюционном заговоре. Под свист и улюлюканье митингующих он заявил, что лишает постов пятерых министров своего правительства, связанных с этими партиями. Заодно он уволил шестерых губернаторов, назначенных по тем же квотам. И, наконец, он объявил о проведении досрочных парламентских выборов до конца нынешнего года. Таким образом, Никол Пашинян вынужден был распустить правительство и подать в отставку, что соответствует первой части плана реваншистов. Одновременно он предпринимает спешные меры по нейтрализации попытки переворота, для чего напрямую обращается к народу с просьбой выйти на митинги протеста во всех городах и сёлах Армении.

 

Можно с уверенностью утверждать, что и в этот раз подавляющее большинство общества окажет ему необходимую поддержку. Те, кто планировал и осуществлял попытку этого ночного реванша, явно недооценили ту ненависть, которую испытывает к ним армянский народ после 20 лет тирании.

 

Надо быть совершенно оторванным от действительности и слепо следовать чужим инструкциям, чтоб вот так глупо и бессмысленно подставляться. Один раз это уже произошло 1 мая сего года, когда этот же самый состав парламента и, судя по всему, по тем же самым причинам и с такой же самоубийственной невменяемостью отказался утверждать кандидатуру Пашиняна при том, что под окнами стояло полмиллиона разъярённых граждан, требовавших немедленного голосования. Тогда их и ситуацию в целом спас опытный и ловкий Серж Саргсян, за ночь убедивший своих однопартийцев не лезть на рожон. На этот раз дело, похоже, окончится расколом в бывшей правящей партии, часть которой пойдёт за осторожным Саркисяном, часть же наиболее непримиримых последует за Кочаряном. Пашинян пока воздерживается от далеко идущих выводов и не называет подлинных заказчиков нынешнего кризиса, но уши российских спецслужб явно торчат из-за носов армянских олигархов.

 

Первые итоги таковы: в Армении сейчас нет правительства и парламента. В Армении сейчас вообще нет дееспособных политических партий. В Армении пока сохраняется широкий общественный консенсус вокруг личности премьера Пашиняна. И все же это слишком хрупкое основание для существования целого, хоть и небольшого, государства, к тому же находящегося в состоянии фактической войны и под непрестанным давлением российского колониализма. Хорошая новость пока одна российские спецслужбы и их местная агентура явно поторопились, сработали топорно и провалились. Попытка переворота резко ускорила зачистку политического поля от ядовитых сорняков. Цена такой зачистки оказалась высока вокруг сейчас пустыня. Возможно, та самая, по которой библейский пророк водил свой народ целых 40 лет, не входя в Землю Обетованную до тех пор, пока не умер последний из родившихся в рабстве. Мы из этих 40 прошли уже 27 лет.

 

Тигран Хзмалян,

Каспаров.ru, 3 октября