Казус Познера

 

Познер нетяжелого поведения

 

Он веру принял бы любую,

Но только ту, за коей власть.

 

Евгений Евтушенко,

Казанский университет

 

Игорь Яковенко написал, что, несмотря на то, что Владимир Познер и Дмитрий Киселев на дух не переносят друг друга, несмотря на заявление самого Познера, что он Киселеву и Соловьеву руку не подаст, все трое, тем не менее, делают одно общее дело. По зомбированию и растлению россиян.

 

Я бы добавил, что Познер в определённом смысле хуже Соловьёва с Киселевым. Потому что с теми все было ясно с самого начала, а этот хамелеон прикидывается порядочным человеком. Хочет усидеть на двух стульях: и при кормушке быть, и репутацию приличного человека сохранить. Поэтому иногда позволяет себе фрондерские высказывания разумеется, точно выверенные и дозированные. И многие ведутся на это, и действительно отличают его от Соловьева с Киселевым в лучшую сторону.

 

История о выступлении Познера в Йельском университете, о которой рассказал Яковенко, лишнее тому подтверждение. Ну разве можно себе представить, чтобы в этот или любой другой университет Запада был приглашен Киселев, Соловьев или еще кто-нибудь из явных пропагандонов? А телеакадемика не только пригласили, но и еще если верить ему на слово устроили овацию. А все потому, что считают его приличным человеком, независимым журналистом, не понимают, что он такой же испытанный боец путинских информационных войск, как и другие пропагандоны. Только похитрее, поумудреннее ну и, надо отдать ему должное, поумнее, в отличие от тех, откровенных проходимцев, которым плевать на собственную репутацию.

 

Я ни в коем разе не умаляю заслуг Соловьёва с Киселевым по расчеловечиванию россиян. Это по своему законченные образы законченных приспособленцев. Они совершенны в своей подлости, не подвержены никаким рефлексиям можно сказать, стерильны в своем негодяйстве. Они виновны в гибели тех россиян, которые под действием их зомбонаркотика поехали защищать русский мир в Украине. А также в смерти украинцев, убитых этими освободителями. Это не косвенная вина. Это прямая вина подстрекательство к убийствам. Поэтому они, как Штрайхер, заслужили быть судимыми на Нюрнбергском трибунале, который, не сомневаюсь, рано или поздно состоится.

 

Владимир Познер штучка потоньше, напрямую он не призывал ехать воевать в Лугандонию. Он не опаснее их, но омерзительнее. Именно потому, что хитрее, умнее и на первый взгляд производит впечатление приличного человека. Хочет производить такое впечатление! Под Нюрнберг его, как Соловьева с Киселевым, не подведешь, но свою репутацию политической и журналистской девушки (в данном случае дедушки) не тяжелого поведения он заслужил честно.

 

Я помню, как он на знаменитых перестроечных телемостах посыпл голову пеплом, каялся, что был в КПСС и служил коммунистическим пропагандистом. И обещал: никогда больше! Это о таких, как он, у Евтушенко Он веру принял бы любую, / Но только ту, за коей власть.

Вспомнив эти две строчки, я поднял весь текст и там оказалось еще кое-что интересное. Вообще этот отрывок из поэмы Евтушенко посвящен Михаилу Леонтьевичу Магницкому, при императоре Александре I попечителе Казанского учебного округа (с 1819 г.). Он всерьез предлагал уничтожить тогда только основанный Казанский университет уничтожить, в буквальном смысле разрушить здание университета. За безбожность. В итоге ему была поручена реорганизация учебного процесса и он устроил там монастырскую дисциплину и уроки благочестия. При Николае I, которого принято считать реакционером, Магницкий попал в опалу. Проведенная ревизия выявила не только полный упадок университета как храма науки, но и банальную растрату казенных денег. Уже в мае 1826 г. он был отставлен от должности, а для покрытия растраты на его имения был наложен секвестр.

 

Но вернемся к тексту Евтушенко:

 

При переменах не теряясь,
угреподобный лицемер,
он даже стал бы вольтерьянцем,
когда б на троне был Вольтер.

 

Словно про Владимира Владимировича Познера. Он ведь и был вольтерьянцем в те далекие теперь времена, когда вел телемосты и обещал никогда больше!

 

А вот и про опалу:

 

И вот конец, почти острожный.
Трусит в кибитке попростей
под кличкой неблагонадежный
надежа прежняя властей.

 

Ни вицмундира, и ни бала,
и ни котлетки де-воляй...
Какая редкая опала,
когда в опале негодяй.

И тот, кто подлостью осилен,
но только подлостью был жив,
тот в книге памяти России
уничтоженью подлежит.

 

Хорошо бы, эти строки оказались пророческими по отношению к Владимиру Владимировичу. Причем, не только к Владимиру Владимировичу Познеру.

 

Вадим Зайдман

 

 

P.S. Вот, кажется, нашел образ из классики, с кем можно сравнить Познера. И эта классика сразу выявляет разницу между тупыми пропагандонами киселевско-соловьевского разлива и тонкими пропагандистами, такими, как Познер, наглядно демонстрируя, что сущностной-то разницы никакой и нет, а есть только разница по форме.
 
Киселев и Соловьев, подхалимы тупые, они тупо говорят Путину, какой он великий человек.

А Познер это Первый министр из Голого короля Шварца. Говорит он, по сути, все то же самое, но как говорит! Как говорится, почувствуйте разницу:

Первый министр.
Ваше величество! Вы знаете, что я старик честный, старик прямой. Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!


Король (он очень доволен).
Ну-ну. Зачем, зачем.

Первый министр.
Нет, ваше величество, нет. Мне себя не перебороть. Я еще раз повторю простите мне мою разнузданность вы великан! Светило!

Король.
Поди сюда, правдивый старик. (Растроганно). Дай я тебя поцелую. И никогда не бойся говорить мне правду в глаза. Я не такой, как другие короли. Я люблю правду, даже когда она неприятна.

 

Вот и вся-то на поверку разница между Киселевым и Соловьевым, с одной стороны, и Познером с другой. Познер говорит все то же самое, но Киселев с Соловьевым выглядят подхалимами, а Познер, для людей не сильно задумывающихся фрондером, не боящимся говорить королю/рабу на галерах всю правду в глаза.

Кстати, сказку Шварца уместно вспомнить и для того, чтобы понять, кто есть на самом деле кремлевский король.

 

 

P.P.S. или Лирической отступление.

 

Не могу отказать себе в удовольствии: все то же самое, что у Шварца, но в поэтическом переложении Леонида Филатова (Еще раз о голом короле). Как говорится, гулять так гулять.

 

Первый министр. (браво)

 

Прости мне воспитания нехватку!..

Позволь, я честно, грубо, напрямик?..

 

Король. (с удовольствием)

 

Режь правду-матку!.. Только по порядку.

Хами вовсю, отчаянный старик!..

 

Первый министр.

 

Хоть ты, Король, во всех вопросах сведущ,

Но голос правды выслушать не грех!..

Скажу начистоту. Король, ты светоч!

Ты солнце, согревающее всех!..

 

Король. (делает вид, что смущен)

 

Ну, будет, братец, будет!..

 

Первый министр. (яростно)

 

Нет, не будет!..

Раз дал мне слово выслушать изволь!

Пусть хор твоих льстецов меня осудит

Я буду груб: ты умница, Король!..

 

(Заводясь)

 

Да что там говорить! Король, ты гений!

Ты воплощаешь датскую мечту!

 

Король.

(Придворному, с восторгом)

 

Доходит ведь почти до оскорблений,

Но знает пограничную черту!..

 

Первый министр.

(он разошелся не на шутку)

 

У нас боятся правды пуще сглаза!..

Да только мне молчать невмоготу!

 

 (Грозит Королю пальцем и подмигивает)

 

Ух, умница!.. Ух, гений!.. Ух, зараза!..

Ух мать твою!.. Прости за прямоту!

 

Король. (Придворному)

 

Бедняга издает зубовный скрежет:

Боится испоганить лестью рот!..

Страдает ведь!.. А правду так и режет!

 

Придворный.

(то ли с уважением, то ли с издевкой)

Да, честность из бедняги так и прет!..

 

Первый министр. (в экстазе)

 

Ты гений, гений!...

 

Король. (ласково-укоризненно)

Эк тебя заносит!..

Ну, гений!.. Но зачем впадать в экстаз?..

 

Первый министр.

(окружающим, ехидно кивая на Короля)

 

Король-Король, а правды не выносит!..

Король-Король, а правда колет глаз!..