Литературная страница

 

* * *

Живут же люди безмятежно,

Вполне довольные судьбой,

Без шор и без узды железной,

Но все не так в стране чудной.

 

Там любят сотворить кумира

И жизнь свою топить в вине.

Мечтать о переделе мира,

Терпя разор в родной стране.

 

Экономистов много рьяных,

Всегда готовых дно пробить.

На дне имеются карманы,

Где можно многое зарыть.

 

Направленные в неизвестность,

Там любят мерить сапоги.

Жить без врагов неинтересно

И тут враги, и там враги.

 

Там нет политики. Проделки

Нельзя политикой назвать.

Залезть в буфет. Побить тарелки.

И, затаившись, наблюдать.

 

На лжи построивши карьеру,

Привычно врут говоруны:

Что нет во власти лицемеров

И пред законом все равны.

 

Что много правды в государстве

И все проблемы решены.

Что и фиглярство и коварство

Не для войны, для тишины.

 

* * *

Стакан наполнен теплой влагою,

Пакетик чая, ложки звон,

И с беззаветною отвагою

В воронке кружится лимон.

 

Купейным сумраком охвачены,

Мы неожиданно близки.

Пора считать всю жизнь потраченной

На мелочи и пустяки?

 

Или страницей перевернутой?

Вопрос непрост. Ответ непрост.

Мы вместе в эту ночь бессонную

Под стук колес, под шорох звезд.

 

Твои глаза, как ночь, бездонные,

Ресниц пугливых тихий стон.

Там светят звезды отдаленные,

Своих не ведая имен.

 

Как белый иней осаждается

На темных окнах бледный свет.

В печальном хороводе мается

И кружит новогодний снег.

 

Ты пожелай и все исполнится,

Как только утро ночь прервет,

Метель нежданно успокоится,

И пелена с глаз упадет.

 

Как туфельки, минуты подают,

И догореть свеча не прочь.

Неугасимою лампадою

Она не стала в эту ночь.

 

* * *

Как жаль, что верят до сих пор

Любому, кто пробрался к власти.

В стране, где все ее напасти

Лишь от своих не от врагов.

 

Стоят империи веками,

Но наступает им конец,

Когда наследует венец,

А также власть над простаками,

Что верят каждому подлец.

 

На этой вере Русь стоит.

Здесь верят, что хозяин барин.

Да он жесток, да он коварен,

Но иногда ж и наградит!

 

И верят, что Господь хранит,

Жуя навоз, дымя махоркой.

Пусть даже на арбузной корке

Костяк империи стоит.

Так и живут, от порки к порке.

 

* * *

Камни горят. Пыль тяжелая в небе.

С запада пламя летит на восток.

Что тогда скажешь о собственном теле

Тенью впечатанном в черный песок?

 

Солнце закрытое пеплом мутнеет,

Пламя пожаров размыло закат.

Ты о душе своей вспомнить успеешь,

Будучи пламенем этим объят?

 

Птицы поют, заливаясь свирелью,

Пчелы к цветам медоносным летят,

Мать наклонилася над колыбелью, ей улыбается мирно дитя.

 

Солнечный луч согревает всю Землю,

В небе бездонном плывут облака,

Лето в лугах свежескошенных дремлет.

Жизнь на планете. Но это пока.

 

Вновь, полуправду и ложь утверждая,

В зеркале жизнь отражая кривом,

Те больше всех о правах рассуждают,

Кто сомневается в праве своем.

 

Спины подставлены робко под плети,

Память добыча имперской тоски.

Лживых намеков раскинуты сети,

И диктатуры пробились ростки.

 

Леонид Эдельштей