Кто заказал Катю Гандзюк?

 

Мустафа Найем: По-моему, они потеряли чувство реальности

 

Это очень показательная история. Фракция БПП отказалась выдвигать меня членом следственной комиссии по расследованию фактов нападения на активистов из Списка Екатерины Гандзюк, которую я же инициировал вместе с Lena Sotnyk и рядом других коллег. По мнению фракции у меня есть конфликт интересов, поскольку мой брат адвокат Екатерины Гандзюк.

 

Такого решения требовала лично Ирина Луценко супруга Генерального прокурора Юрия Луценко. Первого процессуального лица, в обязанности которого входит соблюдение законности расследования всех уголовных производств в стране. В том числе, и в отношении активистов и журналистов. И мне достоверно известно, что именно Юрий Луценко поставил ультиматум против включения меня в ТСК (Тимчасова слідча комісія. Временная следственная комиссия. Прим. Рубежа).

 

Это не просто глупость. Это полный абсурд. Я бы принял любые другие аргументы БПП начиная от личной просьбы президента и заканчивая простым не хотим. Но не этот. Переход фракции на личности это откровенная слабость и истерика.

 

Я искренне горжусь своим братом и поддерживаю его во всем, что он делает. Но. Официально Masi Nayyem НЕ является адвокатом Екатерины Гандзюк. Да и не мог, поскольку получил удостоверение адвоката всего три дня назад. Да, он дружил с Екатериной задолго до нападения. И как юрист помогал ей в работе и занимался ее делом после нападения. Не за вознаграждение, а поскольку он ее друг, как и сотни других активистов, вышедших на акции протеста.

 

Если фракция видит в этом конфликт интересов, ей надо обратить внимание на себя, своих кумовей и родственников первых лиц страны.

 

Они не видят конфликта интересов в том, что, пребывая в рядах фракции, родственники Генпрокурора и главы государства голосуют за бюджет Администрации президента, ГПУ и проч.

 

Они не видят конфликта интересов в том, что заместители Генпрокурора Анжелла Стрижевская и Евгений Енин ездят договариваться с бывшими министрами Януковича.

 

Они не видят конфликта интересов в том, что мажоритарщики президентской фракции получают коррупционные выплаты из бюджета на выборы в своих округах.

 

Их не беспокоит конфликт интересов в том, что голосуют за миллиардные дотации друзьям-аграриям за счет простых фермеров.

 

Я уже не говорю о клановой прокуратуре, СБУ, судьях и депутатах, которые уже давно потеряли ориентир, где свое, а где государственное.

 

Они видят конфликт интересов в том, что родственник депутата нет, не ворует, не сидит на тендерах, не получает подряды а защищает активистов. По-моему, они потеряли чувство реальности.

 

И, друзья, не берите меня на слабо, я выйду. Обязательно. Когда посчитаю, что больше ничего не могу сделать.

 

P. S. от редакции. 6 ноября под давлением общественности и обстоятельств генеральный прокурор Юрий Луценко, выступая в парламенте, заявил о своей отставке: Чтобы не было никаких сомнений, что за власть никто не цепляется, я сегодня подаю заявление об отставке президенту Украины. Многие наблюдатели сомневаются, что отставка будет принята это, по их мнению, невыгодно для власти в условиях предвыборной кампании. По словам Луценко, у него был с президентом Украины тяжелый разговор по этому поводу. Порошенко сказал, что примет решение по возвращению из-за границы.