Галичнаш!

 

Александр Минкин и злобная чернь из Новой газеты

 

Про концерт на Первом канале, посвященный 100-летию Александра Галича, написали и сказали многие. Ян Шенкман опубликовал в Новой газете 19.10.2018 текст под названием Галич как алиби, в котором оценил это событие так: Присвоение системой того, что изначально антисистемно, превращение боли в интертейнмент, одним словом, постмодернизм.

 

Сегодня, в 2018, не только Крым наш, но и Галич, это реакция автора статьи на исполнение песен Галича такими горячими защитниками и воспевателями аннексии Крыма и войны против Украины, как Александр Скляр и Ольга Кормухина.

 

В доказательство присвоения Галича системой Ян Шенкман цитирует Познера, который вел концерт: Был ли Галич патриотом? Конечно, был!. То есть, мы все опять вместе, все мы патриоты: Познер, Галич, Кормухина, Скляр. Все любим Россию и Путина, все радуемся тому, что Крым наш и поем песни Галича.

 

Это все уже было. Так Родина своим жирным пузом наваливалась на убитых ею Пушкина и Лермонтова, Мандельштама и Гумилева, на затравленных ею Ахматову и Зощенко. Навалившись и сыто рыгнув, Родина объявляла голосом какого-нибудь своего очередного первача о присвоении путем поглощения очередного бунтаря, о включении его в свой патриотический пантеон. Потому что хороший бунтарь это мертвый бунтарь.

 

Отповедь клеветникам Первого канала дал Александр Минкин, который 25.10.2018 опубликовал на сайте Эха Москвы текст под названием Суд над Эрнстом. Статью Галич как алиби Александр Минкин относит к числу неожиданных последствий юбилейного концерта, называет эти последствия позорными до изумления.

 

Автора статьи в Новой Александр Минкин обзывает малограмотным, а всех своих оппонентов, то есть тех, у кого юбилейный концерт, посвященный Галичу на Первом канале, вызвал чувства, далекие от восторга, Минкин называет бесчувственной чернью, а также мстительной обидчивой злобной чернью.

 

Раз алиби термин из Уголовного кодекса, рассуждает Александр Минкин, значит Эрнста собираются судить. Кто? задается вопросом сотрудник Московского комсомольца. И сам отвечает на свой вопрос: Галич хороший в глазах свободомыслящих людей, убежденных демократов, правозащитников. Только в их глазах Галич заслуга, смягчающее обстоятельство. Выходит, они и будут судить Эрнста. Отлично. И далее Минкин ерничает: По какой статье? Уж не за оскорбление чувств-с?.

 

Будете судить тех, кто показывает то, что вам не нравится, и делать снисхождение (снижать срок заключения) если иногда они показывали то, что вам нравится, иронизирует Минкин.

 

Небольшое уточнение. Ни автор статьи в Новой газете, ни Дмитрий Быков, ни Евгения Альбац, которые также высказались негативно о юбилейном концерте на Первом канале, за что были отмечены в тексте Минкина, ни слова не сказали о том, что собираются судить Эрнста или кого-то еще. Слово алиби в Новой газете, а также слово индульгенция у Быкова было употреблено не как термин из УК РФ, или из лексикона инквизиции, а в переносном смысле. Надо совсем не чувствовать русский язык, чтобы, например, всякий раз при произнесении слова оскорбление понимать, что речь идет о статье 5.61 Коап РФ, слова свидетель и вина понимать только в значении УПК, а если вдруг кто-то в статье употребит слово клевета, то это непременно означает иск по статье 128.1 УК РФ.

 

И Ян Шенкман, и Дмитрий Быков, и Евгения Альбац явно и в мыслях не держали устроить реальный суд над Эрнстом. Они судили о нем, высказывали о нем критические суждения. То есть, занимались критикой. Так что тут Минкин крайне грубо передернул. А попросту говоря, соврал. С чем его и поздравляю.

 

В отличие от критикуемых Минкиным авторов, я как раз считаю, что Эрнст и другие главари информационных банд Путина заслуживают реального суда, а не только критики. Лучше всего международного трибунала. И не за оскорбления чувств-с, как глумливо предположил Минкин. И не за то, что они показывают то, что мне не нравится. А за то, что именно они Эрнст, Добродеев, Соловьев, Киселев и прочие сыграли важнейшую роль в развязывании и поддержании войны в Украине и в Сирии.

 

Минкину не видна кровь на руках Эрнста, но это проблема зрения Минкина. Поскольку эта кровь есть. Трудно сосчитать сколько отпускников и отставников поехало на Донбасс убивать бандеровцев, насмотревшись сюжетов про распятых младенцев на канале, которым руководит Константин Эрнст. Надо просто посмотреть интервью всяких моторол, которые на вопрос, зачем они поехали на войну с Украиной, отвечали, что посмотрели телевизор, где им все объяснили.

 

Отвратительно и позорно не верить, что человек делает что-либо просто потому, что хочет это делать, говорит, что думает, гневается Минкин. И обвиняет тех, кто критикует Эрнста: Если в каждом поступке вы видите заказ, то чем вы отличаетесь от Кремля, который твердит, что мы будто бы ходили на Болотную за печеньками Госдепа.

 

Александр Минкин не может не понимать, что отличие в репутации. Репутация Новой газеты, которая не успевает хоронить своих журналистов, убитых за правду, несколько отличается от репутации Первого канала, который и не думает скрывать, что работает на Кремль, то есть по заказу. И тут невозможно не упомянуть о репутации самого Александра Минкина. И в этой связи о характере его публикации Суд над Эрнстом. Уж очень грубо сработан текст. Уж слишком явно видны швы в наспех и без души написанном пасквиле. Уж слишком грубые и очевидные передергивания. Все это как-то уж очень слишком для такого мастера слова как Александр Минкин. Очень похоже на заказуху. Тем более, что репутация Минкина этого варианта исключить не позволяет.

 

Игорь Яковенко,

Blogspot.ru, 28 октября