Если завтра война?

 

Выбор для каждого

 

Я уже четыре года пишу о том, что разбойничий захват Крыма Российской Федерацией запустил механизм сползания мира к большой войне. Причем независимо от того, удастся ли Кремлю принудить Запад молчаливо смириться с аннексией. Если удастся, это будет означать, что потерпела неудачу очередная попытка построения мира, в котором международный разбой становится невозможным. Потому что в случае любой попытки разбоя международное сообщество сплачивается и сообща ее блокирует. Это и называется коллективной безопасностью.

 

Успех Кремля будет означать, что нынешние, далеко не совершенные, международные институты коллективной безопасности потерпели окончательный крах и более не функционируют. Что все международные игроки в отстаивании своих интересов, хоть действительных, хоть мнимых, будут полагаться исключительно на силу, а не на право. Что разбой вновь станет обычной формой борьбы за свои интересы. По этим подзабытым старым правилам начнут жить все.

 

Такой мир долго не просуществует без большой войны. Тем более при нынешнем уровне глобализации. Это хорошо понимают на Западе. И подобной перспективе будут сопротивляться как идеалисты, мечтающие о ненасильственном мире для всех, так и прагматики, озабоченные в первую очередь собственной безопасностью.

 

Сейчас уже очевидно, что расчет Кремля на прибалтизацию проблемы аннексии Крыма не оправдался. Санкции не ослабевают, а только усиливаются медленно, но последовательно. О непризнании аннексии Крыма России постоянно напоминают. Положение изгоя, в которое все больше и больше проваливается Россия, становится для нее все более невыносимым. Не столько экономически, сколько психологически. Оно унизительно.

 

Кремлю остается только унижать других. Пытаться принудить Украину и остальной мир, по словам Владимира Пастухова, привыкнуть к новым реалиям шантажом и новыми актами международного разбоя. Кремль этими актами унижает не только Украину, показывая ей бесполезность сопротивления. Он унижает Запад, показывая ему его, Запада, неспособность остановить распоясавшегося бандита, несмотря на все хваленые международные институты, выстроенные по западному проекту.

 

Возникает патовая ситуация. Ни Кремль не может принудить Запад согласиться на его новые старые правила без правил, ни Запад своей политикой пипеточных санкций не может принудить Кремль прекратить международный разбой. Но эта патовая ситуация имеет явную тенденцию к эскалации. Невооруженным глазом видно, насколько обострилась конфронтация между РФ и Западом за последние четыре года. Независимо от того, какие политические силы оказываются во власти в странах Запада.

 

Кремль откровенно проводит политику балансирования на грани войны. Все знают, что если балансировать без конца, можно в конце концов поскользнуться. Никто не может сказать, какой твой шаг будет воспринят другой стороной как переход всех возможных красных линий.

На что же рассчитывают в Кремле?

 

В Кремле уверены, что никакой настоящей войны страны Запада не допустят, что бы путинская РФ ни вытворяла считает Глеб Павловский. Подобное объяснение выглядит вполне логичным, если исходить из того, что вожделения Кремля ограничиваются восстановлением контроля над Украиной и легитимизацией аннексии Крыма. А вот Андрей Пионтковский считает, что цели Кремля гораздо более глобальны. Это возвращение всей советской сферы контроля и уход Запада из мировой истории. Ни много, ни мало. И произойдет этот уход, если будет продемонстрирована неспособность НАТО защитить какого-либо члена альянса от прямого вооруженного насилия и недееспособность США как лидера свободного мира.

 

Эти цели могут быть достигнуты только с помощью войны, и в Кремле, по мнению Андрея Пионтковского, на нее готовы. Там уверены, что победят в этой войне, несмотря на колоссальное экономическое и военное превосходство Запада. Победят угрозой применения ядерного оружия или очень ограниченным его применением. В Кремле уверены, что после даже единичного применения ядерного оружия безвольный Запад, слишком трепетно относящийся к человеческим жизням, капитулирует и согласится на любые условия.

 

Не слишком ли алармистская точка зрения? Но вы послушайте, что говорят кремлевские пропагандисты, почитайте, что пишут всевозможные русские имперцы. Такую огнедышащую ненависть к западной цивилизации, как таковой, невозможно сымитировать ни за какие деньги. Так же, как и настоящую любовь. Чувства именно этих людей определяют сегодня кремлевскую повестку.

 

Русский мир ненавидит западную цивилизацию за то, что она провозгласила верховенство права над правом силы. За то, что именно она дала миру те ограничения международного и внутригосударственного насилия, которые хоть как-то действуют сегодня. Русский имперец чувствует себя глубоко униженным, если он не может насиловать и расчленять соседей. Ему не нужен мир, в котором кто-то ограничивает его право насиловать и расчленять соседей. И уход Запада из мировой истории для него отнюдь не средство добиться возвращения советского империума. Это и есть его цель. Самостоятельная и главная.

 

В этом противостоянии двух миров не будет компромисса.

 

Либо один уйдет из мировой истории, либо другой.

 

И каждому из нас придется выбирать свою сторону в этой мировой битве.

 

Александр Скобов,

Каспаров.ру, 4 декабря