Вегетарианец при людоеде

 

Михаил Христофорович Федотов

 

Многим кажется невероятной и необъяснимой для умного справедливого и доброго человека, каким является председатель СПЧ при президенте Михаил Александрович Федотов, его первая реакция на сообщение об аресте Тверским судом Москвы правозащитника Льва Пономарева на 25 суток за опубликованное на Эхо Москвы в октябре с.г. сообщение Пономарева о предстоявшем 28 октябре у здания ФСБ сходе граждан протестующих против инициированных ФСБ дел Сети и Нового величия, в котором как написал Пономарев, он обязательно примет участие (и принял, я свидетель, т.к. тоже ходил на этот Сход, который прошел совершенно нормально, мирно и на котором никого не задерживали).

 

Если кто помнит, Михаил Федотов доктор юридических наук, и он был одним из авторов проекта первого нового Закона о печати впервые в истории СССР и навсегда, как мы тогда думали, покончившего в начале 1990-х с цензурой в СМИ. 
 
Федотов и Пономарев хорошо знают друг друга. Возможно, даже близко знают. Федотов, конечно, понимает, что Пономарев не экстремист, и понимает, что дело Нового величия провокация ФСБ, а людей по делу Сети пытали.

 

Тем не менее, публичное заявление Федотова, что Тверской суд бы мог ограничиться штрафом, вместо того, чтобы сказать, что Пономарев, по его мнению, должен быть судом оправдан, действительно поразительно для умного человека, но, видимо, нормально для умного человека в должности председателя СПЧ при президенте Путине.

 

Мне кажется, что Федотову просто очень не повезло в жизни. Если бы Путин был Николаем I, то Федотов, думаю, мог бы стать у Путина кем-то вроде Бенкендорфа. Но Путин, увы, не Николай I, масштаб личности не тот, да и не доверяет Путин Федотову, как Николай доверял Бенкендорфу. 

 

Если кто не знает, Бенкендорф был умным, справедливым и честным человеком, которого царь назначил начальником III отделения канцелярии Его Императорского Величества, созданного для обеспечения справедливости и наблюдения за порядком в России.

 

Бенкендорф утешал вдов, вытирал слезы сиротам, ходатайствовал перед царем о смягчении наказания преступникам, которые этого заслуживали в общем, тайно творил много добра. Но зато и умел наблюдать порядок и ходатайств царю об оправдании судами людей, нарушивших закон, не допускал!

 

Вот и Федотов, как Бенкендорф, навестил преступника Пономарева в следственном изоляторе и утешил его, сказав, что СПЧ при президенте будет добиваться смягчения наказания Пономареву. А то, что он сразу после ареста Пономарева заявил, что можно было смягчить наказание Пономареву и наказать его штрафом, ибо суд имеет право вынести по закону любое решение, это же и означает, что Михаил Александрович вполне мог бы быть Михаилом Христофоровичем. Способности и ум это Михаилу Александровичу Федотову позволяют. Просто ему не очень повезло в жизни...

 

Юрий Самодуров,

Facebook, 7 декабря