Вегетарианец при людоеде

 

Милейшие люди

 

Сестра Луиза вошла в кабинет главы СС Генриха Гиммлера не без содрогания. Ей много рассказывали о том, что это сатрап, душегуб и палач, и она шла к нему, преодолевая отвращение и свои моральные принципы.

 

Ее встретил сухощавый, интеллигентный человек в круглых очках, который бы походил на сельского учителя математики, если бы не форма с молниями. Он отнёсся к визиту монашки неожиданно любезно. Сестра Луиза призналась себе, что он вызывает у неё скорее симпатию, нежели антипатию.

 

Присаживайтесь, сестра Луиза. Рад вас видеть! Может быть, кофе?

Благодарю вас! Я с удовольствием!

Не обессудьте, время тяжёлое, кофе суррогатный. Хотя научились очень неплохо делать, от настоящего не отличить. А вот ликёр аутентичный, из Голландии. Вам плеснуть?

Герр Гиммлер!

Ах да, вы же невеста Христова, простите меня, солдафона. Нет-нет да вырвется глупость. Тогда возьмите вот эти чудесные брецели. Итак, что же привело вас ко мне?

Герр Гиммлер, до меня дошли слухи, что в концентрационных лагерях совершенно ужасные, скотские условия труда. Люди мрут как мухи. Голод, эпидемии, издевательства. Говорят даже, что какой-то доктор Менгеле ставит над узниками бесчеловечные эксперименты.

 

Гиммлер насторожился:

 

Сестра Луиза, ну кто вам сказал такую unsinn? Я недавно был с инспекцией в Дахау. Люди сыты, довольны, играют в ярмарку и козлёнка, смотрят комедии с Марикой Рекк и ни на что не жалуются.

 

Монашка покачала головой.

 

Герр Гиммлер, вам не дают всей информации. Поверьте, людям там очень, очень плохо.

Хорошо, сестра Луиза, согласился Гиммлер, постучав папиросой Reemtsma по портсигару и закуривая. Хотите заку ах да, что это я. Если вы так озабочены судьбой этих людей хотя людей-то там и нет, только всякая шваль вроде евреев, коммунистов и югославов давайте создадим специальный частный фонд для их лечения и улучшенного питания. Вы будете Schulleiterin, а патроном станет лично фюрер.

Это будет чудесно! всплеснула руками сестра Луиза.

Мы напишем об этом в газетах и оповестим народ по радио, начал развивать мысль Гиммлер. Будем внушать, что долг каждого честного немца перевести хотя бы рейхсмарку, хотя бы двадцать бундеспфеннигов на помощь нашим заключённым. Сестра Луиза, вы член НСДАП?

Нет, удивилась монашка.

Это скверно. Вам надо непременно вступить. Иначе как вы это видите? Мы помогаем вам, заботимся о вашем фонде, а вы от нас дистанцируетесь? Так не пойдёт!

Да-да, заторопилась сестра. Я обязательно вступлю.

Я знал, что мы договоримся! улыбнулся Гиммлер. Я сам буду первым жертвователем в ваш фонд. А назовём мы его прекрасным словом Glaube вера. Держите первые двести марок!

Да благословит вас бог! воскликнула сестра Луиза. И шеф СС протянул ей несколько новеньких хрустящих бумажек, которые извлек из своего дорогого портмоне ручной работы, сделанного из натуральной человеческой кожи.

 

Сергей Беседин,

Facebook, 4 декабря