Венесуэла

 

Почему Путин поддержал Мадуро

 

Сразу после того как лидер венесуэльской оппозиции Хуан Гуайдо 23.01.2019 объявил себя временным президентом страны, Владимир Путин позвонил Николасу Мадуро и выразил ему всяческую поддержку. Деструктивные внешние вмешательства грубо попирают основополагающие нормы международного права, так охарактеризовал Путин события в Венесуэле, где 23.01.2019 состоялись массовые акции протеста под лозунгом Да, мы можем!.

 

Еще более откровенно высказался замглавы МИД РФ Рябков, который стал пугать США тем, что их вмешательство в дела Венесуэлы приведет к катастрофическому сценарию, который сотрясет основы той модели развития, которую мы наблюдаем в регионе Латинской Америки. Дружескую нам Венесуэлу, нашего стратегического партнера мы поддерживали и будем поддерживать. Будем стоять, если хотите, в одном ряду с этой страной на страже суверенитета.

 

Этот дружеский ряд режимов, в котором стоит режим Путина, хорошо известен: Янукович, Асад, Ким Чен Ын, режим Центральноафриканской республики. В этих людях и созданных ими режимах Путин чувствует родственные души, ощущает с ними политическое родство, смотрится в них как в зеркало и в них пытается, всматриваясь в их судьбы, угадать свою судьбу. Путин, например, не может не понимать, что масштаб его преступлений неизмеримо больше содеянного Януковичем. Поэтому и возмездие может быть намного более суровым, чем те 13 лет, которые определил для бывшего украинского президента суд Украины.

 

Вместе с Россией поддержали Мадуро Иран, Турция, Куба, Мексика, Никарагуа, Боливия. В поддержку Гуайдо выступили США, Аргентина, Бразилия, Канада, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Гватемала, Гондурас, Панама, Парагвай, Перу, Великобритания, Косово, Грузия и президент Франции в личном качестве.

 

Внутри Венесуэлы расклад на момент написания данной статьи такой. За Мадуро армия (пока) и Верховный суд. За Гуайдо парламент, бизнес, католическая церковь и, судя по опросам, абсолютное большинство населения. Местная католическая церковь еще 15.01.2019 выступила с заявлением, в котором осудила социалистически-коммунистический режим Мадуро и объявила его нелегитимным. Для бизнеса крайне левый Мадуро смертельный враг, поэтому, как только Гуайдо объявил себя исполняющим обязанности президента, крупнейшие энергетические, финансовые  и нефтяные компании прекратили иметь дела с Мадуро и переориентировались на лидера оппозиции.

 

Данные всех опросов дают вполне однозначный результат. По данным опроса, проведенного  венесуэльским агентством Hercon, 79,9% зарегистрированных избирателей согласны с уходом Мадуро, 68,6% согласны с тем, что Гуайдо объявил себя исполняющим обязанности президента, а против этого выступают лишь 19,4%. Данные, полученные агентством Meganalisis дают еще более убедительную поддержку переходного президентства Гуайо вместо Мадуро: за выступают 84,2% опрошенных.

 

Заявления Путина и его окружения о том, что события в Венесуэле это результат внешнего вмешательства, не имеют никакой связи с реальностью, а отражают лишь те процессы, которые происходят в головах этих людей. Боливарианская революция с ее идеей социализма 21-го века, затеянная Чавесом и продолженная Мадуро, привела страну, являющуюся мировым лидером по доказанным запасам нефти (18% от всего объема мировых запасов нефти, в то время как у второй по этому показателю Саудовской Аравии 16%, у России 5,3%), к инфляции в 800% и к тому, что десятки тысяч граждан вынуждены покупать предметы первой необходимости в соседней Колумбии.

 

Курс на поддержку братского режима Мадуро уже начал сказываться на российской экономике. Сразу после заявления Гуайдо о создании правительства переходного периода рыночная стоимость Роснефти упала на 115 миллиардов рублей. Поскольку мудрый Игорь Иванович Сечин очень вовремя одолжил Мадуро $ 6 миллиардов. Впрочем, на настроении сотрудников Роснефти эта потеря никак не сказалась. Пресс-секретарь Роснефти весело сообщил, что в этой Венесуэле каждый день на протяжении пяти лет происходит большая жопа. Судя по поведению российской политической элиты, эти люди прилагают немалые усилия, чтобы засунуть Россию в то место, которое с такой элегантностью обозначил для Венесуэлы веселый пресс-секретарь Роснефти. Помешать этим людям мог бы народ России, но, к сожалению, лозунг оппозиции Венесуэлы Да, мы можем! россияне не в состоянии взять на вооружение

 

Игорь Яковенко,

Blogspot.ru, 25 января