Венесуэла

 

Боливар не вынесет двоих...

 

И провозглашенный президентом Венесуэлы председатель Национального собрания Хуан Гуайдо, и один из его заместителей Сталин Гонсалес (в Латинской Америке любят называть детей в честь пролетарских вождей: например, президента Эквадора, бывшего левака, а ныне центриста, признавшего Гуайдо, зовут Ленин) это выходцы из студенческого протестного движения нулевых годов. Один тогда изучал инженерное дело, другой право, и оба были радикальными противниками Уго Чавеса, находившегося в зените своей популярности вместе с боливарианской моделью при заоблачных нефтяных ценах.

 

Это значит, во-первых, что люди полтора десятилетия планомерно работали для того, чтобы прийти к власти. Еще при Чавесе в 2010-м стали депутатами, входили в состав парламентской оппозиции, а в 2015-м уже парламентского большинства. Венесуэльская оппозиция никогда не была маргинальной даже в самые неблагоприятные для нее годы она опиралась на поддержку не только традиционной элиты (этого было бы явно недостаточно), но и немалой части среднего класса, продвинутой молодежи. А во-вторых, их нельзя обвинить в принадлежности к той самой старой элите, которую в свое время победил Чавес. Это люди протеста, а не олигархии. Протест, приведший к власти Чавеса, нельзя было победить с помощью верхушечного переворота, как в 2002 году. Эффективно противопоставить победившему (но за два десятилетия изрядно себя дискредитировавшему) протесту можно было только другой протест.

 

P.S. Занятно, что Гуайдо апеллирует к тому же Боливару, что и Чавес с Мадуро. В Венесуэле есть консенсусный национальный герой, и ни одна политическая сила не может игнорировать этот факт. Разумеется, интерпретации боливаровского наследия часто носят противоположный характер.

 

Алексей Макаркин,

Ежедневный журнал, 24 января