Эра милосердия

 

Исповедь волонтера

 

Две недели я хожу и думаю думу..

У меня много собак. Я взвалила на свои женские плечи тяжелую ношу. Многим не понять, зачем я это делаю.

Я и сама не знаю.

Все началось с Цезаря, маленького щенка боксера, втюханного мне подругой со словами ты одна живешь будет веселей. Щенок был настолько потешным, что я, равнодушная тогда к собакам, просто растаяла. Цезарь рос сообразительным и в два месяца уже знал команды. ВСЕ!!! Ему не надо было повторять десять раз. Он садился на попу и громко так отчебучивал команду голос! ТЯВ! Он поднимал трубку телефона. Приносил мне то, что я просила. Ему это было легко. Он любил! И очень старался!

Он полностью залез в мое сердце...

Дворняг я ненавидела, гоняла и топала ногами, если они лаяли на дитятко. 10,5 лет мы не разлучались. Это была настолько крепкая связь, что, когда он лежал на операционном столе, и я понимала, что все... он не выйдет, когда дебилы из клиники порвали ему кишечник, и я ревела, орала там... он жил. Он был жив. Я держала его голову, слезы капали ему на седую морду... Я прохрипела Цезарь, я отпускаю тебя.... лети... туда, где нет боли... Врачи были в шоке, когда после моих слов он вздохнул, залаял по-щенячьи и его сердце остановилось...

Помню все, и слезы душат. Он был моей первой собакой. Две недели в кардиоцентре. Шок, боль и годы памяти...

Когда щелкнуло, не знаю. Но я стала видеть! Глаза Их глаза, полные горя. Я больше не гоняла их из подъезда, не кричала. Я стала чувствовать их боль. Мне было холодно смотреть на их сгорбленные спины зимой... Кормила, кормила, но однокомнатная на пятом...

Бог дает мне идею. Бросаю работу, нанимаю машину и вперед, сутками по дорогам. Спины нет. Давление Операция Но теперь у меня уже, заработанная горбом, старая хатка-развалюшка... большая.

Пашу сутками Строю новый дом! Снова пашу Сутками... Машина в кредит. Своя, не наемная Доллар тогда 2 гривны...Бензин 40 коп.

Первая собака с трассы... Покормила а она сидит на обочине и снег на нее Отъехала, а она бежит. Тресси назвали. Вторая Лизка, наглючий серый щенок прям под воротами сидела.

На семи остановилась...Потом стала строить вольеры. Овчарка в огород пришла. А потом понеслось В новом доме щенки, мелкие собачки, на улице большие. Одни в семьи, другие сидят на моем пути или лежат.

И все это время я работаю. Я еще нигде не прошу помощи! Дома 40... Ищу территорию, снимаю в аренду, строю вольеры, приют типа. Понимаю, что, чем больше строю, тем больше будет собак. ВСЕ В ЗДРАВОМ УМЕ.

Тетка я с двумя высшими. С 20-летним педагогическим стажем. Умная, блин... Но делаю. Это так надо. Куча хронических болячек. Капельницы, больницы, таблетки пригоршнями Но теперь собаки моя жизнь! Дом новый убит, во дворе окопы и мешки с говном, которые периодически вывожу трактором из коммунхоза. Они не хотят выписывать чек, потому что навоз и мы в мешки грузим. За воду тысячи. За газ и отопление двух помещений для собак тысячи долга постоянно.

Держусь.

Забираю с улицы только больных и остро нуждающихся. Щенков. Старикашек. Раненых, лысых или потерях домашних, которым амба на улице. Больше сотни уже. Ну и я с ними.

Более 700 собак простерилизовано, привито, и уже счастливы дома!

Я живу в поселке, где никто не придет и не поможет. Или сам или нанимать.

Я работаю! Я не живу за счет собак. Все свои доходы я трачу на коммуналку, собак и свои болячки.

Просить помощи приходится, когда тряпки секонд-хенд никому и на хрен не нужны, когда у людей едва на еду денег хватает. Вот тогда у меня сплошная черная пятница. И еще хвосты... Много.

Бог меня любит. У меня очень сильный ангел! Бог не оставляет нас, посылая хороших людей! Вашими молитвами, с вашей помощью мы справимся. Страшно самому. Когда эхо Когда нет ответа.

Пусть вам никогда не надоест наша история, а я только одного боюсь остаться совсем одна..
Вот часть моей жизни. А мысли, они разные, но я верю только в хорошее.

 

Людмила Сердюк,

Facebook

 

Сегодня умерла Зоя Оксаненко. Одна из зоозащитниц Киева. Просто шла по улице, упала и умерла. Зоя перенесла на ногах грипп. На ногах потому что нужно было гулять с 4 подобранными собаками, покупать еду для 7 спасенных кошек, кормить кошек под домом и собак на стройке, ипподроме, стадионе. Немолодая и одинокая Зоя посвятила свою жизнь защите животных, несмотря на травлю соседей и непонимание родственников. Несколько лет назад умерла Лариса Гринниченко. Умерла, потому что не было времени заняться своим здоровьем, создавала приют в Кухарях. А у нее был рак молочной железы. Мы знаем тысячи прооперированных и прекрасно живущих после операции женщин. У Ларисы не было времени. Надвигалась зима, а приют только переехал. Рильке сказал, что собаки это не братья наши меньшие, а другие народы, которые делят с нами страдания на этой земле. И давайте низко поклонимся тем, кто старался облегчить страдания этих народов. Пусть земля будет пухом Зое Оксаненко, Ларисе Гринниченко, Лиде Дробинской, Нине Щур, Наталии Домбровской и многим другим, кто оставался добрым и милосердным, несмотря ни на что!

 

12 февраля