Украина

 

Праздник крысы

 

Россия отмечает очередной Праздник крысы. День, когда российское государство под ликующий рев толпы, в которую было превращено его народонаселение, подло, коварно, вероломно скрысило украинский Крым.

 

Государство (если это государство, а не шайка даже не разбойников, а мелкой дворовой шпаны) должно держать слово. Тот, кто растаптывает подписанные им договоры, даже не удосужившись их денонсировать, а потом еще и говорит, что ничего не нарушил, тот просто крыса. РФ Крым скрысятничала. РФ государство-крыса.

 

Я постоянно повторяю, что аннексия Россией Крыма запустила механизм, сталкивающий мир к большой войне. Категорический запрет на аннексии, на одностороннюю силовую перекройку границ в свою пользу это каркас всей системы международной безопасности, удерживающий от глобальной беды наш далеко не идеальный мир. И если этот запрет входит в противоречие с наидемократичнейшим правом населения территории определять ее государственную принадлежность, приоритетен запрет на аннексии. Тот, кто, не думая о последствиях, взламывает запрет на аннексии, как минимум обезьяна с гранатой.

 

Государственные границы не вечны. Все они в той или иной степени несправедливы и могут быть оспорены. Могут быть пересмотрены. И их легитимность определяется международным признанием. Смысл аннексии Крыма в демонстративном игнорировании правил и мнения международного сообщества. Нам оно не указ, мы его знать не знаем, сами меняем что хотим и как хотим. Аннексия Крыма это мятеж взбесившейся империи Кремля против мирового сообщества. Против человечества.

 

Я вполне мог бы оказаться на стороне сепаратистов, борющихся за независимость от Украины, если бы за ними не стояла взбесившаяся империя Кремля. Империя, поднявшая мятеж против человечества. Империя, которая, между прочим, за свои гарантии неприкосновенности украинских границ получила отнюдь не символические отступные. Украинскую долю советского ядерного арсенала. Военно-морскую базу в Севастополе. И кинула как последняя крыса.

 

Бывают страшные обстоятельства, оправдывающие выход за пределы правового поля. В том числе и международного правового поля. Когда происходят массовые убийства безоружных людей. Как в полпотовской Кампучии. К свергнувшей режим красных кхмеров вьетнамской интервенции мир в целом отнесся с пониманием, хотя она безусловно нарушала международное право. Вьетнам явно превысил меру допустимой самообороны.

 

Новая украинская власть не совершила по отношению к жителям Крыма ни одного акта насилия, притеснения, несправедливости. Хотя бы потому, что этой новой украинской власти в Крыму не было ни дня. И разговоры о том, что новая украинская власть чего-то не сделала, для того чтобы найти общий язык с большинством жителей Крыма, заведомая игра в наперстки. Так же как и мифы об угрожавших жителям Крыма расправах.

 

Ликующие крымнашисты прекрасно понимали, что это все отговорки. Что не в этом дело. Просто нам надо доказать, что мы не повинуемся правилам международного общежития. И можем наказывать за неповиновение нам наших соседей. Крымнашизм это свинство и скотство гопника, уверенного в том, что он может глумиться над окружающими, а ему за это ничего не будет.

 

Крымнашизм тяжелое заболевание, опасное как для окружающих, так и для его носителей. Его возбудитель вирус имперского бешенства. Вопрос в том, какая терапия нужна для лечения. Можно, конечно, гладить крымнашиста по головке, чесать ему за ухом, приговаривая: Я тебя понимаю. Ты ни в чем не виноват. Тебя таким сделала подлая правящая верхушка. Ты ее жертва. А можно просто сказать: Ты свинья. Мне тебя не жалко. Когда ты со своим крымнашизмом окажешься у разбитого корыта, это будет тебе поделом.

 

Пусть каждый выбирает ту методику лечения, которая ему ближе. Но в любом случае без излечения от крымнашизма российское общество обречено на деградацию и одичание. На положение бессловесного быдла во владении новых господ. В основе крымнашизма лежит снисходительное отношение ко лжи и подлости. К своим, а значит и к чужим. К чужим, а значит и к своим. Это одна из главных цивилизационных черт пресловутого русского мира, наряду с разобщенностью, неспособностью к солидарности, звериным эгоизмом, неверием ни во что, кроме бабла и грубой силы, презрением к человеческому достоинству и жизни.

 

Но те, кто разрешает скотство себе, не способны сопротивляться, когда по-скотски обходятся с ними. Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. Не может быть свободен народ, разрешающий себе лгать и подличать. Не может быть свободен народ, разрешающий себе крысить.

 

Александр Скобов,

Грани, 18 марта