Израиль

 

Трехтысячелетняя война

 

О Шестидневной арабо-израильской войне слышали едва ли не все.

 

О том, что израильско-палестинская война длится уже более трех тысяч лет, задумывается далеко не каждый, хотя, если слегка поднапрячься, не так уж трудно вспомнить, что с филистимлянами воевали еще древние довольно известные человечеству израильтяне, скажем Самсон и Давид, ставший даже царем Израиля.

 

После тех древних палестино-израильских войн еврейский этнос сохранился, а филистимляне прекратили своё существование в истории человечества, что произошло с большинством древних народов.

 

И речь сейчас не о том, как некоему генералу КГБ СССР пришло однажды в голову объявить арабов, живущих в Палестине, не арабами, а палестинцами.

 

План, разработанный в КГБ, по разным причинам пришелся по душе многим и в России, и в арабском мире, и в Европе.

 

И вот уже в новейшей истории палестино-израильские войны не прекращаются десятилетиями.

 

Почему?

 

Ведь мирные договоры, причем уже давно, с Израилем заключили его, казалось бы, прежде непримиримые враги Иордания и Египет. То есть волю к миру с соседями Израиль вполне однозначно проявляет, а Египет с Иорданией в свою очередь давно отказались от бомбежек и обстрелов жилых кварталов израильских городов, при наличии которых мирно сосуществовать с кем-либо весьма затруднительно, даже если не очень рвешься в бой.

 

А вот очередные ракетные обстрелы израильских поселений и городов из сектора Газы возобновляются с железным постоянством, не будучи спровоцированными буквально ничем со стороны Израиля.

 

Да и то сказать, трудно ли найти предлог объявить себя невыносимо спровоцированным, если очень хочется бомбить соседей?

 

Последний своей ракетный обстрел Израиля руководители Хамаса и вовсе объяснили плохой погодой.

 

Буквально так. Чудом не были убиты, но только ранены дети, находившиеся в спальнях, когда ракета попала в салон, а виновата во всем, оказывается, погода.

 

Кто еще, кроме Хамаса, прибегает к таким объяснениям? Хотя много чего человечество в последнее время слышало про тот же Крым.

 

И вот сегодня наперебой все политические деятели Израиля, что из правого, что из левого лагеря критикуют премьера страны Нетаньяху за ответные меры на ракетные обстрелы мол, что это за ответные меры, если ни один боевик даже не поцарапан?

 

Да, цели кого-то поцарапать в этих операциях Израиль и впрямь не ставит: о бомбежке объектов Хамас предупреждают за несколько часов, давая возможность боевикам покинуть их с абсолютным комфортом.

 

Цели таких ответных мер, честно говоря, я тоже не понимаю, хотя не сомневаюсь, что у Нетаньяху они имеются все же, наверняка он не последний из стратегов в этом мире.

 

Но у меня другой вопрос: а что реально предлагают другие израильские политики, критикующие Нетаньяху?

 

Главной формулировки я не услышал.

 

Зато вспомнил историю Второй мировой войны.

 

Ни Черчилль, ни Сталин, когда в войне наступил перелом в пользу антигитлеровской коалиции, не имели четкого представления, когда и на каких условиях остановить военные действия и начать мирные переговоры с побежденной Германией.

 

До каких пор надо воевать четко сформулировал президент США Рузвельт: До полной и безоговорочной капитуляции.

 

Черчилль и Сталин приняли эту формулу.

 

История показала насколько был прав Рузвельт.

 

После поражения в Первой мировой войне, Германия через два десятилетия вновь стала на путь агрессии.

 

После полной и безоговорочной капитуляции, охота воевать у Германии отпала надолго, при этом она смирилась с немалыми территориальными потерями, в том числе исконных немецких земель, доказывая делом свою приверженность к мирным отношениям с соседями.

 

Ну не требует Германия возвращения действительно немецкого города Кенигсберга в качестве условия мирного сосуществования. Не говоря уж о каких-либо иных территориальных претензиях.

 

Вот что значит хотеть мира!

 

А соседи Израиля, требующие территории в обмен на мир, разве мира хотят?

 

Или они всякий раз под видом мирных инициатив предлагают очередной вариант удушения еврейского государства?

 

Ответ очевиден.

 

А что касается вопроса, доколе с Хамасом воевать, отвечаю: до его полной и безоговорочной капитуляции.

 

Другой цели у войны с Газой, руководимой Хамасом, у Израиля быть не может.

 

Пора это признать.

 

Тем более что Хамас прямо декларирует, что его цель это уничтожение еврейского государства.

 

Так что же по мнению того же Нетаньяху означают перемирия с ним?

 

Отсрочку уничтожения еврейского государства?

 

Хамас ничего другого под этими перемириями не только не понимает, но этого и скрывать не собирается ни перед кем.

 

Да и зачем ему скрывать, если он отлично знает, что многие и многие в России, Европе, арабском мире из тех, кто называет себя поборниками мира на Ближнем Востоке и защитниками прав человека, вполне симпатизируют сверхзадаче, которую ставит перед собой Хамас?

 

А выводы мои из всего сказанного просты: с арабами Израиль жить в мире может.

 

С Хамасом и ему подобными организациями никогда.

 

И не потому, что это Израиль не хочет мира что прекрасно понимают даже в ООН, организации известной своими резолюциями о том, что сионизм это форма расизма, а город Иерусалим это город, который к еврейской истории никакого отношения не имеет, что бы в нём ни происходило когда-то с царем Давидом, или, скажем, с Иисусом Христом тысячу лет спустя, или, предположим, с Голдой Меир и Моше Даяном еще через две тысячи лет.

 

Пётр Межурицкий,

Каспаров.ru, 26 марта