Утрата

 

Утрата спутника

 

Когда про человека, скончавшегося на девятом десятке, говорят, что его смерть стала неожиданностью, ударом, это может показаться эмоциональным преувеличением.

 

Умер Сергей Юрский, ему шел 84-й год, но, я уверен, для многих это известие стало и неожиданностью, и личным переживанием. Бывают хорошие актеры, бывают выдающиеся, а бывают, их единицы, такие, которые сопровождают тебя по жизни в разных своих ролях, на разных этапах этой самой жизни. Они становятся твоими спутниками как это бывает с литературными героями.

 

Он был именно таким актером, чьи роли стали спутниками нашей жизни. И тенями за теми из нас, кто видел эти роли, шли по жизни его Чацкий и Тузенбах, сыгранные в ленинградском БДТ. Сыгранные, как и оба эти товстоноговских спектакля в целом, в строгом реалистическом, классическом ключе, но с таким сильным личным, исповедальным, как тогда любили говорить, темпераментом и наполнением, что тот же Чацкий, без всяких двойных подчеркиваний и аллюзий, казался нашим современником, шестидесятником, бившимся в одиночку с окружавшим его миром лжи, холуйства и фамусовщины.

 

А потом оказалось, что Юрский и сам в жизни Чацкий. Бросил вызов культу забронзовевшего Товстоногова, когда увидел, что БДТ остановился в своем развитии. Но интриговать, искать способы свергнуть учителя и недавнего кумира не стал просто ушел из театра и уехал навсегда из родного города: Вон из Ленинграда! Сюда я больше не ездок!

 

Уехал в Москву, где проработал вплоть до смерти, ровно сорок лет, и где, как он считал, так и не нашел своего нового театрального дома. Но тот, кто видел на сцене Театра Моссовета его Фому Опискина в Селе Степанчикове по Достоевскому и унтера Грознова в Правде хорошо, а счастье лучше по Островскому, думаю, со мной согласится: это были гениальные по своей филигранности и остроте гротеска работы. И опять же без всяких специальных аллюзий острейшие сатиры на нравы и времена нашего застоя

 

О кино что говорить оно и так у всех на виду. С Викниксором из Республики ШКИД мы прожили детство, обаятельнейшему Бендеру из Золотого теленка мы подражали в молодости, фантастической изобретательностью актера в фильме Любовь и голуби, где в небольшой роли он умудрился переиграть всех, даже Людмилу Гурченко, мы просто восхищались уже в зрелые наши годы

 

На съемку передачи Культ личности, без малого четыре года назад, в мае 2015-го, он пришел сильно постаревший, сдавший физически, усталый. И все равно это был Чацкий. Умудренный жизнью, никого не обличал и не рубил сплеча, а размышлял, как философ, однако ничего не боясь и все в окружающей его действительности называя своими именами.

 

Штампом стало говорить, что с тем или иным актером ушла эпоха. Тем не менее, в случае с Юрским, именно это и произошло. Но все-таки, чтобы отбиться от штампа, лучше обыграем фамилию великого актера.

 

Наступил конец Юрского периода.

 

Леонид Велехов,

Радио Свобода, 9 февраля