Эра милосердия

 

Качурин Валерий
На смерть собаки по кличке Мальчик

от руки девочки по имени Юлиана Романова


Я поставил бы собаке памятник,
Жаль, что я иного не могу,
И качается бессилья маятник
В озадаченном моём мозгу.

Мир перевернулся, встал на голову,
Где убийство это добрый знак.
Неужели же живётся здорово
Тем, кто в жизни убивал собак?

Беззащитных и безмолвных тварей,
Кто теплы родной земли теплом,
Ведь животных взять Господь по паре
Ною разрешил в корабль-дом.

Жизнью почти равны человечьей,
Впрочем, почему это почти?
Их и наши души это свечи,
Что горят в космической ночи.

Тыщи рук собаку эту гладили,
Две руки в неё вонзили нож,
Эти руки тонкие изгадили
Мир, что был достаточно хорош.

И застыли мы в недоумении:
Там собака, здесь же человек.
Неужели зверонаселение
Это мясо, кожа, шерсть и мех?

Неужели нету наказания?
Неужели так хотел Христос?
И сползает наше мироздание
Медленно, но верно под откос.

Тыщи рук собаку эту гладили,
Их сердца смягчались от любви,
Но пришла с ножом вот эта гадина
Господи, чудны дела твои.

Господи, молюсь за пса усопшего
И за злом задутую свечу
И хочу, ребята, нехорошего
Мести и возмездия хочу.