Украина. Выборы

 

Зеленский президент. Что дальше?

 

Зеленский стал президентом Украины. И хотя по Конституции страны он не обладает такими авторитарными полномочиями, как Путин, но все же его возможности велики. А если он сможет сплотить сторонников европейского пути развития страны, настоящих противников коррупции, и они выиграют надвигающиеся парламентские выборы, то дорога к назревшим реформам, к росту жизненного уровня населения будет открыта.

 

Как показывает мировой опыт, залогом успеха развития экономики является проведение политики дерегуляции, сокращение роли государства и численности госслужащих, применение системы электронного управления страной, снижение уровня коррупции до общественно безопасного уровня. Напомню, что сегодня в Грузии на регистрацию новой фирмы уходит всего 15 минут! (А в Германии 5 мин. Знаем по собственному опыту. Ред. Рубежа). 

 

Программа реформ должна базироваться на идеях австрийской и чикагской школ экономики (Фридрих фон Хаек и Милтон Фридман). Хаек рассматривал рыночную систему и, в первую очередь, механизм рыночных цен не как искусственный механизм, который можно регулировать с помощью государства, а как самопроизвольный порядок, возникший под воздействием людей. Как показал опыт Южной Кореи, Сингапура, Японии, Эстонии, построение либеральной модели сводится к созданию автоматического рыночного процесса, в котором роль государства заключается в простой стимуляции, но ни в коем случае не во вмешательстве во все и вся, не в регламентации каждой сделки или соглашения.

 

Одним из инструментов этих неолиберальных реформ может стать новый Фонд содействия развитию предпринимательства в Украине. В Эстонии такой Фонд, созданный еще в 2000 г., стимулировал развитие малого предпринимательства в контексте региональной политики. Целью фонда было желание обратиться лицом к предпринимателям, стать их фронт-офисом во взаимоотношениях с налоговыми, таможенными службами, внешними рынками, логистическими и транспортными системами. 

 

Сегодня Украина мало чем отличается от средневековой феодальной страны или нынешних постсоветских республик Средней Азии и России. Чтобы вести бизнес, надо платить дань полиции, пожарным и санитарным инспекторам, любому начальству и суду. Это ложится непомерным грузом на бизнес, блокирует конкуренцию двигатель прогресса. Если такая система сохранится, то никаких позитивных изменений ожидать в Украине не приходится. 

 

Есть примеры народов, которые сумели вырваться из капкана коррупции. Главное при этом культура народа в широком смысле, то есть те обычаи, те правила, по которым живут люди. Даже не законы, а именно общепринятые обычаи, менталитет народа. Если они средневековые, то наивно ожидать развития промышленности, науки, высоких технологий. Те, кто путешествовал по Италии, знает, что в южных провинциях опасно оставлять в автомашине что-нибудь ценное. Да и на улице вас, чужаков, запросто могут ограбить. Совсем иное дело города Северной Италии Милан, Турин. Там можно бродить, ничего не опасаясь. Там почти нет воров, вас не пытаются обмануть в магазине. Один язык, один народ, одна религия. А как далеко части этого народа отстоят по развитию своей культуры! Именно этим определяются большие различия в темпах экономического развития Севера и Юга Италии. Север развитый, Юг отсталый. Инвесторы не хотят вкладывать туда деньги. Зачем рисковать бизнесом и жизнью? 

 

А теперь возьмем для примера Швецию. До середины XIX века в Швеции коррупция процветала. Но политическая активность народа сломала эту традицию и привела к модернизации страны. Король стал не более чем символом. Утвердилась парламентская республика. Государственное регулирование свелось скорее к стимулам через налоги, льготы и субсидии, нежели к разного рода запретам и разрешениям. Но, главное, была создана независимая и эффективная система правосудия, открыт доступ гражданам к внутренним государственным документам. Люди получили возможность реально контролировать работу чиновников и даже оценивать честность своих сограждан, соседей. Если у них есть доказательства, то они могут самостоятельно, в порядке частного обвинения, возбуждать уголовные дела против чиновников. Тем более они имеют право защищать общественные интересы в форме гражданских исков в защиту неопределенного круга лиц. То, чего не могут делать россияне!

 

Шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для администраторов и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала социальной нормой среди бюрократии и полиции. Причем если поначалу зарплаты высокопоставленных чиновников превышали заработки рабочих в 12 15 раз, то с течением времени эта разница снизилась до двукратной. При этом сегодня Швеция имеет один из самых низких уровней коррупции в мире. 

 

Да, в Швеции любой человек может запросить в налоговой инспекции сведения о доходе, имуществе, имеющихся транспортных средствах и даже о долгах любого другого гражданина Швеции. Ему сообщат все: где работает, сколько получает, женат ли, есть ли дети и какой в семье доход. Ответ при желании пришлют почтой или по интернету. При этом власти должны ответить в разумный срок в зависимости от сложности запроса. Из-за сложившейся практики в Швеции нет нужды в открытых реестрах деклараций информацию и так легко получить любому гражданину. Но что интересно: когда я обсуждал вариант такой открытости с украинцами, они сказали, что это приведет к восстанию, что это все равно, что всех заставят ходить голыми. Так ли это? И сможет ли Зеленский повторить опыт Ли Куань Ю?

 

Петр Филиппов,

Ежедневный журнал, 21 апреля