Чернобыль

 

Никто ничего не мог понять

 

Годовщина Чернобыля...

 

Помню, что в этот день (была суббота) мы отправились большой компанией на пикник в лес.

 

Была чудесная погода, солнечно, очень тепло, в дубраве был тот чудесный короткий момент весны, когда уже появляется нежная зелёная травка из-под листвы, а листья еще не раскрылись, только легкая акварельная зелень набухающих почек. И почему-то на всех вдруг напала какая-то странная вялость, оцепенение. Никто ничего не мог понять. Через пару дней стали доходить невнятные слухи от друзей и знакомых из Киева и от поляков, которые в это время строили в Брянске Энергополь площадку и городок для будущей атомной станции. Потом, ясное дело, это строительство свернули.

 

Я тогда работала врачом-ординатором в стационаре областного кожвендиспансера и на пол-ставки начальником штаба гражданской обороны дерматовенерологической службы. ГО была на всех предприятиях и учреждениях СССР, на неё выделялись огромные деньги.

 

У нас были подробные планы сбора, выдвижения и развертывания ожогового госпиталя, в который превращался КВД в случае войны, пути эвакуации, куча пакетов и документов кому куда бежать в случае тревоги, как оповестить и собрать сотрудников, противогазы, подобранные по размеру на каждого работающего, и индивидуальны аптечки АИ1.

На каждого.

 

А в аптечке противорадиционное средство №1 и №2. Йодистый калий и нуклеинат натрия. По 10 таблеток в каждой упаковке.

 

Если бы в первые дни аварии поступил приказ и людям бы раздали KJ, он заполнил бы ткань щитовидной железы (а в Брянской, Калужской и Гомельской областях дефицит йода в почве, эндемичные зоны) и не дал бы возможности проникнуть туда радиоактивному изотопу йода. Он был наиболее агрессивный, но коротко живущий. И мы бы не имели впоследствии роста рака щитовидной железы у детей чуть ли не на 400%, огромного всплеска аутоиммунных тиреоидитов. Наверное, вкладывать деньги в мониторинг здоровья населения пострадавших территорий пришлось бы в любом случае, но то, что поражение было бы намного меньше это точно.

 

Но приказ никто не отдал. И эти тонны лекарств из аптечек были списаны по акту в свои сроки и уничтожены. Ни себе, ни людям очень точная пословица. Никто теперь не вспоминает приказ МЗ о запрещении врачам в пострадавших районах ставить диагнозы, связанные с радиацией, чтобы не сеять панические настроения.

 

А я прекрасно помню, как в июле привезли мне на консультацию пятилетнюю девочку из посёлка Красная Гора со странными многокамерными пузырями на ладошках. 

Радиационные ожоги...

 

Марина Мозжерова,

Facebook, 28 апреля