Украина

 

Одержимость

 

Вот опять у нас повод поговорить про Украину украинцы избрали свою Верховную Раду. Ну почему бы не поучить украинцев, как нужно проводить выборы! Почему бы не порассуждать, что ожидает Украину. 

 

Впрочем, вот уже несколько лет Россия дышит украинским нарративом. Переболеть Украиной нам не удалось. Эта болезнь превратилась в системный синдром: Украину нужно или возвратить или отомстить ей. А лучше то и другое! Сегодня, однако, может возникнуть впечатление, что у России появилась возможность отыграться за все унижения, которые доставил нам удравший младший брат. 

 

Европа от Украины устала своих проблем по горло. Украинцы устали от войны. Президент Зеленский хочет примирения. А его неопытность открывает перспективу его одурачить. Украинские олигархи хотят договорняков с Россией: близкая им по духу и ремеслу страна.

 

В Украине без помех действует пророссийская Оппозиционная платформа За жизнь во главе с Медведчуком, который получил право использовать личный ресурс российского президента. Вот тот момент, когда можно накинуть шлею строптивой окраине.

 

Но в том-то и дело, что внешние впечатления могут быть обманчивы. А пауза не всегда означает откат назад, ибо пути назад просто нет. 

 

Да, Запад хочет выйти из конфронтации с Россией из-за Украины. Но не загоняя НАТО обратно в гараж. А напротив укрепляя НАТО на подступах к России.

 

Украинцы хотят мира, но не любой ценой. Опросы говорят, что 49% украинцев готовы к компромиссам по Донбассу, но без сдачи позиций. Так, 66% украинцев против донбасских выборов на условиях сепаратистов; 61% против амнистии тех, кто воевал против Украины; 58% против создания силовых структур из местных кадров. Особые отношения сепаратистских республик с Россией считают неприемлемыми 53% украинцев. Только 12% украинцев поддерживают автономию сепаратистских республик.

 

Короче, большинство украинцев против российской идеи мира с Украиной! И как Киев сможет пойти против большинства? Да украинцы сметут любого президента, если он попытается принять российскую игру.

 

Заметим, что все партии (кроме пророссийской Платформы), которые войдут в новую Раду, выступают под реформаторскими и европейскими знаменами. Даже 42% электората пророссийской оппозиции готовы к лишениям во имя реформ!

 

Так что вряд ли есть основания говорить о победе России, которая участвовала в украинских выборах под вывеской Оппозиционной платформы и пока набирает 12.79% голосов. Особенно если учесть затраченные ресурсы, включая Владимира Путина и Оливера Стоуна. 

 

Пророссийская фракция получит свой загончик в украинском парламенте. Но что она сможет сделать? Разве что консолидировать антироссийский фронт и мешать президенту Зеленскому занимать примиренческую по отношению к Москве позицию (ведь не захочет же он бегать в порученцах у Медведчука!). 

 

Между тем, зацикленность России на Украине это сигнал о российском неблагополучии. Речь не только о том, что Украина личный проект президента Путина, который не может себе позволить проиграть. Речь идет о гораздо большем:

 

о поиске Кремлем способа отвлечь внимание от российских проблем, которые Кремль не способен решить;

 

о неспособности власти сформулировать новую национальную идентичность; 

 

о попытках Кремля сохранить буферную зону между Россией и Европой, которая бы предохраняла Россию от западных веяний;

 

о формировании слоя стервятников, которые паразитируют за счет украинского нарратива.

 

Но самое главное это то, что Украина у нас все еще воспринимается как критерий и гарантия державности. Превращение Украины в маниакальную idee fixe России говорит о том, что ни российская элита, ни российское государство не чувствуют себя полноценными, потеряв Украину. Украина для России это не просто фантомная боль, возвращающая нас в прошлое. Российская реакция на Украину говорит о нашей надломленности и неспособности думать о будущем.

 

Любой мир с Украиной в глазах Кремля может произойти только через возврат Украины в российские объятия. Но как вернуть Украину, если между нами 13 000 погибших украинцев? Даже если нас не волнуют погибшие граждане России (помните псковских десантников, о которых писал Лев Шлосберг?). 

 

Пролитая кровь создала новую реальность. В этой реальности российская государственность может стать жизнеспособной, а правящая элита покончит, наконец, со своими комплексами, только если мы избавимся от одержимости Украиной. Нам давно пора возвратиться к нашим делам.

 

Лилия Шевцова,

Facebook, 22 июля

 

Наш комментарий. 49% украинцев готовы к компромиссам по Донбассу, но без сдачи позиций.

Это утверждение чистой воды оксюморон потому что компромисса без сдачи позиций быть не может. Компромисс это по определению сдача каждой стороной части своей позиции. КОМПРОМИСС.

Может быть, 49% украинцев и сам Зеленский готовы к компромиссу в общепринятом понимании, но Путин, вот загвоздка, не готов. Путину нужен компромисс односторонний: сдача украинцами позиций на его, Путина, условиях. Если они и Зеленский готовы к такому компромиссу, то это и будет капитуляция. Капитуляция это и есть односторонний компромисс. Вся проблема Зеленского, ищущего мир у Путина, мир с Путиным, в том, что он не понимает, что Путину не нужен мир в Украине, а нужен хаос.

Почти наверняка оставшиеся 51%, тут мы согласимся с Шевцовой, устроят новый Майдан и сметут готовое к таким компромиссам правительство так что, будем радоваться тому, что Украина превращается в страну перманентных Майданов? Это что, теперь будет такой национальный спорт? Предмет для гордости? А может, пора уже, наконец, провести давно назревшие и перезревшие реформы, ведь именно этого украинские граждане ждут от доброго волшебника Зеленского!

 

Украина уже почти 30 лет не может вырваться из порочного замкнутого круга, наступает на одни и те же грабли, выбирая раз за разом негодных правителей. Ну да, учимся демократии, что вы хотите от страны, столько лет бывшей в империи, дайте ей время, 30 лет мало, хотя, на минуточку, другие восточноевропейские страны уже через 5-7 лет после освобождения от дружеских объятий Старшего брата (после 1989 года) провели успешные реформы и давно забыли о своем прошлом под пятой империи